Сын из армии не вернется

В начале февраля "Пятница" сообщила о гибели ангарчанина Евгения Ганзина, проходившего срочную службу в Подмосковье. Многих наших читателей эта трагедия не оставила равнодушными. А одна женщина, не пожелавшая представиться, решила передать через нашу редакцию небольшую сумму денег матери Евгения. Наш корреспондент побывал в доме Ганзиных.

Занавешенные покрывалами зеркала. На шкафчике — фотография солдата с лентой, искусственные цветы, рюмка с водкой. В семье Ганзиных продолжается траур по погибшему сыну и брату.

Евгений Ганзин ушел в армию 21 июня 2005 года — сразу же после защиты диплома в ПТУ. После службы хотел посвятить себя младшей сестре и матери. Их содержание до отправки в армию лежало на его плечах. Евгений также планировал построить дом, вылечить маму. Зоя Степановна год назад пережила инсульт (была парализована вся левая сторона), у нее больные ноги, постоянно скачет давление, да к тому же надо делать операцию на желчном пузыре.

— Его уход в армию был для меня трагедией — я чувствовала, что ничем хорошим это не закончится, — рассказывает Зоя Степановна. — Когда обнимала его перед отъездом, у меня сердце разрывалось. Казалось, что я вижу его последний раз в жизни. Я две недели плакать не переставала после его ухода.

Двое старших братьев Евгения тоже служили в армии. Их обоих там сильно избивали. Старший пришел из армии с грыжей позвоночника, а средний после одного из избиений даже попал в госпиталь. Семья сильно переживала за доброго, прямолинейного, справедливого Женю. Плохо таким приходится в армии.

Но в письмах Женька никогда не жаловался — наоборот. 17 января пришло письмо, в котором Женя писал, что служба проходит нормально и на днях его должны назначить заместителем командира взвода. Но 29 января в 12 часов дня Ганзиным принесли похоронку. "28 января, заступая в караул по охране военного объекта, Евгений Ганзин застрелился из автомата в туалетной комнате" — так звучала сухая официальная информация о случившемся.

Но ни один человек, который знал Евгения, слову "застрелился" не верит. Во-первых, он просто не мог этого сделать из-за матери, ради которой жил. Во-вторых, человек, который думает о суициде, не строит планов на будущее, а у Жени жизнь была расписана не то что на несколько месяцев, а на несколько лет вперед.

— В прокуратуре мне сказали, что выстрел был произведен правой рукой, — говорит Зоя Степановна. —— Как он мог застрелиться правой, когда он левша?! Я буду землю рыть! Я выйду с митингом на площадь, лишь бы найти виновных! Я не поверю в суицид никогда! Он слишком меня любил и берег!

Похороны Евгения обошлись в 40 000 рублей. Конечно, таких денег у семьи не было. Их одолжил Водоканал, где Женя работал до службы. Военкомат только после похорон выделил семье 16 тысяч рублей, которые тут же были возвращены Водоканалу.

Метки:
Загрузка...