Курсант ИВВАИУ ранен в шею

Руководство института не хочет говорить об этом

Две недели назад в редакцию "Пятницы" начали поступать тревожные звонки от читателей. Все звонившие с разной степенью достоверности рассказывали о странных событиях, происходящих в Иркутском высшем военном авиационно-инженерном институте. По их словам, в начале февраля между курсантами института произошла драка, в результате которой один из них получил огнестрельное ранение в шею. Начальство института пытается это ЧП скрыть. Когда о стрельбе сообщает один человек, это можно списать на что угодно: на его невменяемость, на желание пошутить или кому-то отомстить. Но когда двадцать человек говорят одно и то же, это уже не смешно. Тем более когда по всей стране идет масштабная компания против дедовщины. Когда имя Андрея Сычева, изувеченного своими сослуживцами по Челябинскому танковому училищу, стало известно каждому школьнику. А здесь — драка, да еще и со стрельбой — и тишина.

Информация не должна попасть в СМИ

ИВВАИУ(ВИ) — военный институт. На его территорию так просто не пройдешь. Режимная зона, закрытая жизнь, в которой может происходить что угодно. И происходило. Вот несколько конкретных фактов, преданных гласности в прессе. 8 лет назад курсанта ИВВАИУ(ВИ) Данилу Свинина нашли на полу в туалете учебного корпуса с тяжелой черепно-мозговой травмой, после которой он два года пролежал в коме. Военная прокуратура то открывала дело, то закрывала, но в итоге обидчики так и не были найдены. Однако мать курсанта уверена, что сына избили офицеры.

О том, что не все ладно в институте в смысле дисциплины, свидетельствует и нашумевшая история с убийством майора ИВВАИУ(ВИ) Юрия Собенникова. Организатором преступления оказался младший сержант того же института.

В прошлом году авиационный институт также часто упоминался в криминальных сводках. В феврале трех курсантов задержали по обвинению в грабеже. Они пытались снять шапку с прохожего. Буквально через неделю еще трех курсантов поймали на сбыте наркотиков в особо крупном размере. А осенью курсанты института устроили настоящее побоище в Хомутово во время уборки урожая. Несколько жителей села получили разрывы ушей, губ, ушибы ребер и сотрясения головного мозга.

Неуставных отношений нет, но ранение было

Что же произошло на этот раз? Сначала мы решили расспросить врачей скорой помощи. Был ли вызов 4 февраля в ИВВАИУ(ВИ)? Ведь огнестрельное ранение — это не синяк под глазом. В любом случае к потерпевшему должны были вызвать врача. Заместитель главного врача Иркутской городской станции скорой помощи Ольга Гусева не стала опровергать факт обращения в скорую помощь, дипломатично пояснив, что согласно закону такую информацию может дать только с согласия пострадавшего.

Тогда мы обратились напрямую к руководству института. Врио начальника ИВВАИУ(ВИ) полковник Сергей Салтыков, кстати, депутат Иркутской городской думы возмущенно ответил:

— Никакой дедовщины в стенах военного института нет.

Однако опровергать факт ранения курсанта полковник не стал. А через два дня на адрес редакции пришел официальный ответ из ИВВАИУ(ВИ), в котором было сказано, что в ночь с 4 на 5 февраля "на территории ИВВАИУ(ВИ) никаких драк, тем более с применением огнестрельного оружия, не происходило".

Сколько было ранений?

Поняв, что от руководства института нам больше никакой информации не получить, мы позвонили в пресс-службу ВВС в Москву. Человек, который представился заместителем начальника, недовольно заявил:

— Сейчас разберемся. Узнаем, позвоним.

— То есть пока у вас такой информации нет?

— Почему нет? — удивился заместитель начальника, — у нас масса информации...

Однако поделиться этой "массой" он не пожелал, зато дал номер факса, чтобы мы отправили официальный запрос. Впрочем, факс у них почему-то не работал. Пришлось снова звонить. На этот раз трубку взял Александр Дробышевский, помощник главнокомандующего ВВС по связям с СМИ. Разговор с ним поверг в еще большее замешательство. Услышав про ЧП в ИВВАИУ(ВИ), полковник невозмутимо заявил: "Ну и что? Таких ранений ежегодно, знаете, сколько происходит?" Затем он добавил, что ранение произошло еще в январе, мол, поздно же мы спохватились...

Получается, что с одной стороны — ранение вроде как было, а с другой стороны вроде и не было. Впрочем, такое иногда тоже бывает. Например, когда министра обороны Сергея Иванова спросили о происшествии в Челябинском танковом, он не моргнув глазом заявил: "Ничего очень серьезного там нет".

Однако, несмотря на все заверения руководителей института и пресс-службы ВВС, 15 февраля редакция "Пятницы" получила ответ из военной прокуратуры Иркутского гарнизона за подписью зам. военного прокурора Соколянского. Ответ совершенно четкий. Факт получения огнестрельного ранения одним из курсантов полностью подтвердился. Причем, как следует из письма, случилось это именно 4 февраля, а не в январе, как утверждает полковник Дробышевский.

Невольно возникает вопрос: а что если в ИВВАИУ(ВИ) был не один случай со стрельбой, а целых два? Тогда как расценивать упорное нежелание руководства института признать факт ранения? Но это не самое страшное. Страшнее то, что с того момента, как об истории с Андреем Сычевым стало известно всей стране, прошло больше месяца, а из армии поступают новые сообщения о самоубийствах, истязаниях, убийствах.

Армия, как была абсолютно закрытой от общественного контроля системой, так и осталась. И никому не известно, что происходит там сейчас — за высокими заборами и закрытыми воротами. Это страшнее всего. Ведь, несмотря на противодействие военного руководства, подтвердилось почти все, что рассказали наши читатели: и факт ранения курсанта ИВВАИУ(ВИ), и дата, когда это случилось... Непонятно одно, почему начальство института так ревностно пыталось сохранить это ЧП в тайне, еще непонятнее то, почему их высокое руководство в Москве так активно пыталось сбить журналистов со следа. Что стоит за этим? Ведь любому здравомыслящему человеку понятно, что отсутствие правдивой информации является питательной почвой для возникновения различных слухов.

Загрузка...