"У нас не бомжатник"

В Черемхово уже шесть лет действует единственный в области центр для людей без определенного места жительства

Мы уже привыкли к тому, что бомжи — это грязные, дурно пахнущие существа, греющиеся в наших подъездах и подвалах. Они попрошайничают, пьют сивуху, едят собак и кошек. Но побывав в черемховском центре, понимаешь, что у каждого человека, пусть даже извлеченного милиционерами из люка теплотрассы, есть своя судьба, своя печальная жизненная история. Многие из них совсем не виноваты в том, что остались без крыши над головой. Для 25 постояльцев черемховский приют стал в буквальном смысле слова домом.

В центр временного пребывания мы приехали без предварительной договоренности. Думали, что попадем в какое-нибудь дурно пахнущее полуподвальное помещение. Увидели на самом деле одноэтажный деревянный дом. В нем одиннадцать комнат для жильцов, санузел, кухня, комната отдыха.

— Некоторые злые языки называют наш центр бомжатником, — сокрушается Людмила Прокофьева, начальник Департамента социальной защиты населения Черемхово и Черемховского района. — Но вы сами видите, что здесь ничего подобного нет.

Действительно, все жители центра одеты хоть и не шикарно, но по меньшей мере в чистое. Одеждой тех, кто еще вчера жил на улице, обеспечивают местные жители, которые приносят сюда свои старые вещи.

Сейчас в центре жильцов не делят на категории. А поначалу в здании было два крыла. В одном жили бомжи, в худшем понимании этого слова. Во время рейдов их отлавливали милиционеры и для начала отвозили в больницу. Там их лечили от сопутствующих бездомной жизни заболеваний и привозили в центр.

В другом крыле жили вполне нормальные, по меркам нашего общества, люди. Просто они попали в трудную жизненную ситуацию. Одна из таких — 95-летняя Евдокия Леонтьевна. Бабушка почти ничего не слышит. Ее год назад увезли в больницу бездушные родственники. А забирать не стали. Теперь старушка, как и многие другие в центре, ожидает места в доме-интернате.

Для некоторых центр становится временным пристанищем, а другие считают его даже не вторым, а единственным домом. Так им здесь нравится. Одни покидают центр спустя месяц, другие задерживаются на год и даже два.

Например, супруги Лидия Васильевна и Геннадий Семенович. Скоро исполнится два года, как они оказались в центре. Дело в том что их стали донимать сын и племянник. Били, требовали отдать пенсию. В общем, жить старикам не давали. Вот и решили они, что в казенном доме им все же будет лучше.

— Мы бы и раньше отсюда в дом-интернат уехали, — говорит Лидия Васильевна. — Но мы хотим быть вдвоем. Тем более что мой муж — инвалид, прикован к кровати. Как же он без меня!

Сейчас в центре постоянно находится 25 человек. Днем те из них, кому позволяет здоровье, уходят по делам в город. К таким относится дядя Гриша, один из самых энергичных жителей центра. Его история банальная.

Он был прописан у сестры, но, когда та вышла замуж, она попросила брата из квартиры. Пришлось дяде Грише скитаться. Четыре месяца назад он попал в центр. Соцработники вспоминают, что тогда это был угрюмый, измотанный старик, но здесь он оправился, его глаза повеселели.

— Такие центры должны быть в каждом городе, — говорит начальник Департамента социальной защиты Людмила Прокофьева. — Ведь даже в нашем небольшом городе за годы существования центра мы помогли примерно тысяче людей!

Метки:
baikalpress_id:  4 732