Иногда они возвращаются

В Иркутске созданы благоприятные условия для деятельности религиозных сект

Казалось бы, давно и безвозвратно ушли в прошлое времена, когда редкий телеканал не транслировал шоу заграничных проповедников, потрясающих руками и восклицающих "Аллилуйя!", а на каждом углу можно было встретить приплясывающих кришнаитов, "белых братьев", разного рода мунитов, "фиолетовых" и сайентологов. И вроде бы мы уже вздохнули с облегчением, дескать, государство все-таки это дело взяло под свой контроль. Однако ничего подобного. На Россию хлынула очередная волна оккультизма и сектантства. Как говорится в одном известном фильме, "иногда они возвращаются".

Здесь дьявол!

По данным Мировой психиатрической ассоциации, наша страна занимает третье место в мире по количеству псевдорелигиозных объединений. Но количество количеством, важно еще и качество. В этом смысле наши "мессии", кажется, переплюнули всех. Один Грабовой с его обещаниями воскресить детей Беслана чего стоит. Ни в чем ему не уступает и некий Богомудр (он же Константин Руднев) — основатель деструктивной секты "Беловодье". Поднимает голову до времени ушедшая в подполье Мария Дэви Христос. И что самое тревожное — проповедники снова возвращаются на голубой экран. Вот уже с полгода каждое утро иркутяне могут лицезреть на канале ТВ-3 программу "Победоносный голос верующего". С непривычки можно испугаться — взрослый мужчина машет руками и кричит: "Здесь дьявол! Мы должны прогнать отсюда дьявола!"...

А вот еще несколько наблюдений из нашей иркутской жизни. Местные популярные издания полны рекламных объявлений типа "маг, ведун в третьем поколении снимет порчу, сглаз и т.д.". Заборы пестрят приглашениями на различные психотренинги "карьерного роста". На улицах иркутянам не дают прохода свидетели Иеговы. Скандально известный Григорий Грабовой встречает в нашем городе теплый прием. А основательница школы "Легко и радостно" Бахыт Кусманова долгое время "учила" счастливой жизни не в каком-нибудь затрапезном Доме культуры, а в стенах Иркутского государственного университета...

Между тем во многих городах России уже забили тревогу. Год назад Московский городской суд принял решение о роспуске местной религиозной организации "Свидетели Иеговы". В Челябинске комиссия по правам человека при губернаторе провела постановление, чтобы ни одной секты не было в образовательных учреждениях. В соседнем с нами Улан-Удэ создан информационно-консультативный центр по проблемам сектантства. В Москве и Подмосковье даже начали открываться реабилитационные центры для жертв нетрадиционных религий. В Новосибирске общественность совместно с мэрией готовит проект по активному противодействию сектантам, пытающимся проникнуть в школы и вузы города. В Ульяновске создан религиозный совет, который будет заниматься борьбой с целителями, сектантами и колдунами. Наконец, буквально две недели назад организации по борьбе с сектами объединились в Российскую ассоциацию центров религиоведческих исследований.

Сектанты поднимают головы

А у нас в Иркутске тишь да гладь. Ни власти, ни депутаты, ни правоохранительные органы как будто ничего не замечают. И только озабоченные родители детей, попавших в религиозную зависимость, решили дать отпор. Они создали Комитет по защите молодежи от духовного насилия. Причем, как рассказывают учредители комитета, у них нет ни контактного телефона, ни помещения, и, что самое главное, они не всегда находят понимание в чиновничьих кругах.

Неудивительно, что при таком отношении сектанты поднимают голову. Теперь они уже требуют признания на официальном уровне. К примеру, в одной из недавних публикаций "Пятницы" "Куда податься сектантам?", где речь шла о том, как, оказывается, легко в нашем городе получить помещение в аренду, было упомянуто название "Слово жизни". Идеология этого движения подробно описана в ставшей уже классической книге "Сектоведение". Ее автор — Александр Дворкин, профессор, доктор богословия, заведующий кафедрой сектоведения в Православном Свято-Тихоновском богословском гуманитарном университете. В специальном определении международной научно-практической конференции "Тоталитарные секты: угроза XXI века" (Нижний Новгород) отмечается "серьезнейшая опасность, исходящая от неопятидесятнического харизматического "Движения веры". Далее в тексте говорится, что это движение представлено в нашей стране разноименными сектами, в том числе и "Словом жизни". Также можно привести множество высказываний на эту тему из публикаций центральной прессы, к примеру, "Комсомольская правда" в статье "Как из нас выкачивают деньги сектанты" прямо пишет: "Неопятидесятники" иногда называют свою секту "Слово жизни", "Новое поколение", "Новая жизнь" и т.д.

Атака на "Пятницу"

Казалось бы, все ясно, но нет, пастор "Слова жизни" г-н Маслак атаковал нашу редакцию звонками и письмами с требованиями опровержения. Пастору не нравится слово "секта". Ну, это еще куда ни шло, однако пастор также требует, чтобы "Пятница" рассказала читателям "о реальных направлениях деятельности "Слова жизни". То есть, как следует понимать из этого письма, мы должны написать, какие они замечательные, "белые и пушистые". "В противном случае, — пишет г-н Маслак, — мы будем вынуждены дать делу более серьезный оборот".

То есть получается, что наша газета уже не имеет права разделять точку зрения религиоведов, социологов, богословов, которые негативно оценивают деятельность сект, и не имеет права высказывать свое мнение? Но в законе о СМИ нигде об этом не написано. Воистину прав был профессор Дворкин, сказавший в одной из своих публикаций о том, что почувствовавшие свою силу сектанты фактически начали кампанию по признанию их "направляющей и руководящей" роли в российском обществе. И уже открыто грозятся судебными процессами. "Они хотят диктовать обществу, что и как ему говорить, то есть фактически ввести цензуру на слово и мнение". Сегодня они требуют не употреблять слово "секта", но кто знает, что они потребуют от нас завтра?

Все из-за денег

Отец Вячеслав Пушкарев — человек энциклопедических знаний, у него несколько высших образований: техническое, гуманитарное, духовное. Недавно он закончил Киевскую духовную академию. В настоящее время работает над диссертацией в области православного богословия. Отец Вячеслав активно занимается распространением православия, восстановлением церквей и храмов в Иркутской области.

О том, как относиться к сектантству и следует ли искать какие-то формы противодействия религиозной экспансии в Иркутске, мы решили поговорить с протоиереем Вячеславом Пушкаревым, настоятелем храма Святой Троицы в селе Хомутово. Несмотря на непримиримую позицию православной церкви к сектантам, отец Вячеслав категорически против запретительных мер.

— Мне кажется, никто не имеет права мешать людям верить в Бога так, как они хотят, — говорит протоиерей, — когда-то я сам был молодым человеком и свидетелей Иеговы с лестницы спускал. Наглость их раздражала, когда они кричали: "Все вы в Армагеддоне сгорите, мы вас вычеркнули из книги жизни!" Но сейчас я не думаю, что надо так поступать. Это юность была. И вообще, я отношу к юности нашего общества попытки лишить возможности других людей заблуждаться. Пусть заблуждаются сколько влезет. С этим ничего не поделаешь. И чем больше ты заблуждения начинаешь травить, тем больше оно считает, что оно право.

Запрещать нельзя... Значит, смириться со всеми предполагаемыми вредоносными и опасными издержками, с которыми сопряжена деятельность деструктивных сект?

— Смотря что считать опасным, — рассуждает отец Вячеслав, — при советской власти православная церковь была опасной для государства. Поэтому, когда мы выступаем с идеей государственного запрета тех или иных сект, мы предполагаем, что государство в дальнейшем может запретить и нас.

В основном наш разговор с отцом Вячеславом вращался вокруг деятельности неопятидесятников. Наверное, читателям приходилось с ними сталкиваться не раз. Их легко узнать по своеобразному "американскому" акценту. Может быть, люди тянутся к ним, потому что там обещают процветание и много денег.

— Да, это так, — считает отец Вячеслав, — дело в том, что таких рамок исторических, которые сложились в православной церкви, у них нет. Они могут позволить себе грубые подходы, грубые методы.

По его словам, учение сект непривлекательно, кроме того что там крутятся большие деньги. И есть возможность зарабатывать деньги. Многих привлекает возможность сделать карьеру, выехать за границу. Постоянно двигаться, преуспевать. "Ты не преуспеваешь нигде, — говорит протоиерей, — а тут есть возможность быть уважаемым человеком... Это маркетинг. Такая религиозно-экономическая пирамида. Люди поднимаются за счет других людей. Эксплуатируют их. Свидетели Иеговы эти журнальчики распространяют. Весь их бизнес на журналах стоит.

В последнее время неопятидесятники развернули активную общественную деятельность. К примеру, в мае прошлого года Агентство национальных новостей сообщило о попытках проникновения представителей тоталитарных сект в Российскую армию. Также они внедряются в детские дома, приюты. Открывают реабилитационные центры для наркозависимых. Может показаться, что они приносят пользу государству и обществу. Однако отец Вячеслав никакой пользы здесь не видит.

— Это принцип маркетинга. Настойчиво говорить о себе. Показывать, являть себя. Но чему может научить слепой слепого? Только в пропасть завести. Слепые вожди слепы. Им кажется, что они лечат и реабилитируют, что они людей делают независимыми от наркотиков, пьянства. Но они делают людей фанатиками. А фанатизм — это страшное явление в любой религии...

Жаль, что наши власти не видят или не хотят видеть, что скрывается за благими целями и пожеланиями руководителей различных культов и сект. Им предоставляются помещения для встреч. Их пускают в детские дома, приюты. Кстати, на прошлой неделе все телеканалы трубили об очередном несчастном российском ребенке, усыновленном американцами, которого новые родители избивали в течение 6 (!) часов. Причем акцент делается на том, что ребенок не мог запомнить слова молитвы. Говорят, что приемные родители были сектантами-фанатиками.

Отец Вячеслав высказывает свою версию такого дружеского отношения государственных служащих к представителям сект.

— Все государственные служащие — люди, а люди имеют право заблуждаться. К тому же у них есть возможность эксплуатировать государственный ресурс. Все, что не покупается за деньги, покупается за большие деньги.

Стая саранчи над Россией

В 1997 году лютеранский священник Фридрих Вильгельм Гербер из Германии посещал общины российских немцев в Сибири. В своей книге об этой поездке, выпущенной в 1998 году в Лейпциге, он описал, как осторожно и избирательно секты и религиозные группы вербовали иркутян и жителей области.

Зал ожидания станции Залари. В просторном помещении напротив меня сидит деревенская женщина средних лет, очевидно, как и я, ожидающая своего поезда. Вдруг к ней подсаживаются две неизвестно откуда появившиеся дамы. По прошествии часа они дружелюбно прощаются. Мой переводчик объясняет мне, о чем шла речь на скамейке заларинского вокзала. Теперь можно смело предположить, что на своем следующем собрании "Свидетели Иеговы" поприветствуют своего нового члена.

В воскресенье один из членов иркутской католической общины ведет меня на собрание секты, основанной в США. Собрание проходит в большом светлом зале. Там установлены кафедра и электроорган для сопровождения песнопений. Присутствует около 40 человек. После русского парня начинает проповедовать американец. Как позже выясняется, руководитель общины. Фамилия выдает его русские корни.

Если баптисты и пятидесятники вербуют русское население, то сфера интересов еще одной действующей в Иркутске секты с громким названием "Новоапостольская церковь" направлена на людей с немецкими корнями, желающих уехать на историческую родину. Каждому, кто приедет в Германию в качестве члена церкви, обещают заботу и внимание. На протяжении нескольких лет каждые две недели в Иркутск из Германии прилетает пастор. Он проводит здесь и в соседних городах богослужения. В Иркутске число приверженцев новоапостольской веры когда-то достигало сотни человек. Но в один прекрасный момент их количество стало стремительно уменьшаться. И причиной этого стало известие о том, что в Германии новоапостольская церковь считается сектой.

С началом перестройки в СССР многочисленные секты осознали свой уникальный шанс и как стая саранчи напали на безоружную страну. Они работали в тишине и почти не появлялись на публике. Но это всего лишь вопрос времени, когда эти подозрительные "церкви" начнут покупать лучшее эфирное время на телевидении, как это уже было в свое время в Аргентине, где я служил более 20 лет".

Похоже, прогноз, данный немецким священником девять лет назад, начинает сбываться. Почуяв момент, сектанты вновь начинают проявлять активность.

Метки:
baikalpress_id:  4 685