Поспорить с Гайдаром

Нация-государство — это не завтра, это вчера

Трудно спорить с тем, что главным нервом большой политики является самоосознание Россией своего подлинного места в мироцелостности. Тем не менее на этой неделе возникший откуда-то Егор Тимурович Гайдар поспешил всех напугать: объявил ностальгию по империи едва ли не главной опасностью. Он считает, что идет ползучая реставрация имперского сознания, и предостерегает против попыток возрождения Российской империи. По Гайдару, это закончится плохо. Наш аналитик Семен Максимовский решил не оставлять мнение известного реформатора без внимания.

Давайте говорить тезисно

Меня, как человека, не запятнанного близостью к власти, пугает некомпетентность и предвзятость власти и обслуживающего ее персонала. Е.Т.Гайдара, например. Под властью, в данном случае, я понимаю правящий класс в целом. И тех, кто сидит в руководящих креслах, и тех, кто при известном везении в них вновь сядет. Свой заочный спор (по научному "диспут") я построил в форме диалога. Беру тезис Е.Т.Гайдара и отвечаю на него контртезисом.

Тезис 1. "Советский Союз не первая распавшаяся в XX веке империя, а последняя. Из числа государственных образований, которые в начале XX века сами называли себя империями, не осталось к концу столетия ни одного".

Контртезис 1. Во-первых, доставлю себе удовольствие и укажу на противоречивость двух близлежащих предложений. Советский Союз не называл себя империей, хотя, конечно, распался. Как известно, "империей зла" Советский Союз называл президент-крестоносец Рональд Рейган. Во многом его неистовая вера в свою правоту предрешила исход холодной войны. В свою очередь, сами американцы, в лице своих выдающихся представителей, "империи" не боялись. К 1783 году Дж. Вашингтон уже назвал республику "поднимающейся империей". Дж. Мэдисон говорил о "расширенной в своих пределах республике как о единой великой, уважаемой и процветающей империи". А.Гамильтон называл США "во многих отношениях самой интересной в мире империей".

Тезис 2. "Сама концепция империи как государства недемократического, но мощного, доминирующего над другими народами, — продукт, продаваемый столь же легко, как кока-кола или памперсы".

Контртезис 2. Во-первых, понять эту трескотню трудно. Когда "смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий..." — это поэзия. Но когда "империя", "кока-кола" и "памперсы"...? Во-вторых, и это главное, ни одна реальная политическая сила в стране не решается бросать тень на демократию. Тем более не выступает против нее.

Тезис 3. "Сказать: "Все умрем во благо восстановления империи" — нетрудно. Этот лозунг обречен на популярность".

Контртезис 3. Не знаю ни одного довода, чтобы согласиться с Е.Т.Гайдаром. По крайней мере, ни один мой близкий товарищ или дальний знакомец умирать, за здорово живешь, не захочет.

Тезис 4. "Легенда о процветающей, могучей державе, погубленной врагами-инородцами, — миф, опасный для будущего страны".

Контртезис 4. Во-первых, будем серьезными. То, что говорит в данном случае Е.Т.Гайдар, — не предмет для обсуждения. Выдавать бред неких маргиналов за "миф"? Зачем? Но с тем, что крушение Советского Союза вызвано внутренними причинами, несогласных много. Это не только я. К моим сторонникам относятся английский экс-премьер Дж.Мейджер, столпы американской политической мысли и политики Зб.Бжезинский, Г.Киссинджер и др. Послушаем Збигнева Бжезинского: "Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить "это была не Россия, а Советский Союз" — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей: Россия будет раздробленной и под опекой".

Тезис 5. "Пытаться вновь сделать Россию империей — значит поставить под вопрос само ее существование".

Контртезис 5. Если я правильно понимаю Гайдара, сейчас Россия — не империя. Но кто-то хочет, вопреки исторической логике и правде, вернуть ей это — утраченное — качество. Что для России смерти подобно. Е.Т.Гайдар не определяет понятие "империя". Очевидно, оно настолько употребительно, что смысл должен знать каждый. При этом совершенно ясно — смысл понятия негативен. У Е.Т.Гайдара "империя", по сути, — бранное слово. Вспоминается работа В.И.Ленина об империализме. Еще вспоминается борьба народов за независимость от империалистов.

Что такое империя?

Однако политическое понятие империи гораздо глубже и интереснее, чем оно видится (научности там нет) посткоммунистическим либеральным публицистам. В отечественной традиции понятие империи связано с двумя источниками. Доморощенной идеей царства-государства и латинской идеей империи в ее исходном смысле. Суть миссии и природа всякой империи в соединении двух взаимодополняющих начал. Первое начало — цивилизаторское: введение обычаев мира, норм права, канонов красоты, стандартов, правил. Второе начало — властно-управленческое: выделение центра и управляемых пространств. В России, где колонизация огромного евразийского материка — и есть подлинная история расширяющейся державы, империя — органичная форма государственности.

Что такое Киевская Русь? Это конфедерация земель с имперским центром в Киеве. Каждая земля — городская волость (или волостной город). Матрешечное построение государства с центрами — образцами культуры, моды и стиля сочетала в себе совершенно разнонаправленные принципы. Вечевая демократия в столичных городах, вооружение народа, договорные отношения городов с князьями — реальность империи. Такой же ее реальностью были полиэтничность и многоконфессиональность как общества, так и правящей элиты.

Сам имперский принцип и название для империи выражаются словом "царство". От титула императора в форме "царь/цесарь". Надпись (граффити) на стене Софийского собора в Киеве говорит о смерти царя ("цря", цесаря) Ярослава Мудрого.

Официальной империей Россия стала называться в 1721 году. Сенаторы просили царя Петра принять титул отца Отечества, императора всероссийского Петра Великого — "как обыкновенно от Римского Сената за знатные дела императоров их такие титулы им в дар приношены". Империя — в ее исходном смысле — означает не что иное, как установление обычаев мира с помощью милости и силы. Империя как государственное устройство предполагает союз народов и территориально-государственных образований, имеющих права и обязанности перед центром.

Идея империи тесно связана с идеей гражданского служения. Именно Рим п одарил человечеству высокое звание "гражданин". Долг, честь, самопожертвование — вот понятия, в границах которых протекает государственная служба. Когда Е.Т. Гайдар или кто-то из его соратников пугают призраком империи — мне не страшно. Россия была, есть и будет империей. Или не будет вообще.

Возможно. Е.Т. Гайдар искренне заблуждается в своих размышлениях о Родине. Смущает иное. Неужели он не видит, что нация-государство — это не просто вздор для нас. Это и есть опасность. Империю не интересует кровь, ее интересует доблесть. Нация-государство — этноэгоистично. Латвия, Литва, Грузия... Множить примеры? Кстати, о Грузии. Почему либеральные публицисты и у нас, и на Западе не скажут о явном? Абхазы, осетины не хотят жить в государстве грузин. Русские и украинцы из Приднестровья не хотят жить в молдавско-румынской Молдавии. Политический реализм в международных делах еще никто не отменял. И отменять не собирается.

От Советского Союза отпали окраинные провинции. Территориально империя уменьшилась, но ее отношение к людям не поменялось. Те, кто против империи, фактически за продолжение развала страны и строительство наций-государств. С неизбежным национализмом титульной нации. Вам что, мало скинхедов?

Когда я вижу дезориентированных людей, я вспоминаю Вольтера: "Никогда никому не приходило в голову просвещать сапожников и служанок. Разум восторжествует, но у людей благородных, канальи созданы не для него... Народ всегда безвкусен и груб; это — быки, которым нужно ярмо, погонщик и корм".

Фактически, Е.Т.Гайдар протягивает одну руку Вольтеру, а вторую — американским социал-дарвинистам. "Мы, американцы, — особые избранные люди, мы — Израиль нашего времени; мы несем ковчег свобод миру... Бог предопределил, а человечество ожидает, что мы свершим нечто великое... Остальные нации должны вскоре оказаться позади нас...". Конечно, я знаю, что это сказал Герман Мелвилл. Но не удивился, если бы это заново придумал бывший специалист марксистской политической экономии.

Так что страх Гайдара перед ностальгией по империи — это негативная реакция той части российской элиты, которая с начала 90-х годов объективно выражает интересы глобальной элиты. Реакция на то, что "суверенная демократия" из отвлеченного понятия превращается в политическую доктрину. Мир не может быть однополярным. Где есть Северный полюс, должен быть Южный. А значит, Россия с неизбежностью является центром силы и цивилизационным образцом. Впрочем, оставаться России субъектом международных отношений или превращаться в периферию чужих имперских устремлений — решать нам. Если мы, конечно, не "быки, которым нужно ярмо, погонщик и корм".

Метки:
baikalpress_id:  4 639