Никому ничего не надо

От редакции. Надежда, спасибо за добрые слова в адрес газеты. В вашем письме затронута очень интересная проблема — проблема инертности большей части населения. За многие годы в нас укоренилось мнение, что активность — это глупо и смешно, зачем суетиться, ведь проще плыть по течению, кто-нибудь пусть принимает решение, берет ответственность, а мы все одобрям-с.

Прочитала в первом номере за этот год ("Пятница", N 1, 13.01.06) очень хорошую разъяснительную статью "Загадки реформы ЖКХ". Хорошо хоть газета ваша мне в руки попала. Сама я братчанка, сразу после Нового года легла в областную больницу, там у соседки по палате и увидела "Пятницу". Вместе с ней читали про реформы ЖКХ. И ведь что интересно, она из Усолья, я из Братска, а ничего путем об этой реформе не знаем.

Хотя в конце ноября к нам домой приносили какие-то бумажки, надо было ответить на вопросы, зачем, никто не объяснил. Муж мой вообще этот листок с вопросами выбросил. Там ведь одни термины и ТСЖ, УК, а объяснения, что это, чем отличается, что лучше, никакого нет. Спрашиваем тех, кто листочки разносил, а они сами ничего путем сказать не могут. Читайте, говорят, там все написано.

Вот только теперь, после статьи в "Пятнице", стала понятна разница между тремя способами управления. Только все эти способы предполагают активность и ответственность жильцов дома. А это практически нереально. Хорошо, если из всего дома человек 30 найдется активных и деятельных, а то и меньше. Ведь никому ничего не надо! Часть квартир сдается неизвестно кому, у них один ответ: мы не хозяева, ничего не знаем, на собрание не пойдем, деньги сдавать не будем. А владельцев квартиры — попробуй найди, они часто и живут-то в другом городе. Некоторые есть вообще запойные, у них квартира как притон. Они сейчас-то не платят ни за свет, ни за жилье, и никто с ними ничего сделать не может. Только пугают.

Это раньше все жили дружно, и подъезд был как дом родной. Все друг друга знали, дети вместе росли, все были дружелюбные. А сейчас всего боимся и не доверяем никому. Многие и не знают, кто в их подъезде живет, к кому кто ходит, а те, кто и живет постоянно, тоже каждый сам по себе. Мы в своем доме живем со дня постройки, раньше всех знали, дети вместе в садик и в школу ходили. Сейчас таких, как мы, в нашем подъезде почти не осталось — кто умер, кто уехал, кто квартиру продал. Вот и не знаю, к чему приведет эта реформа, кто и как будет все решать и выбирать.


Метки:
baikalpress_id:  45 252