Немцы в городе

Альтернативщик из Германии проходит службу в иркутской школе

С Марком Кристофером Брунсом, немецким солдатом альтернативной службы, мы познакомились на рождественском концерте в Иркутской вальдорфской школе. Марк исполнял под гитару свою новую песню, естественно, про любовь и про разлуку. Марк приехал в Иркутск из Висбадена — маленького курортного городка, в котором любил бывать Достоевский.

Хотел экзотики

— Я не хотел служить в обычной армии, — признается Марк. — Я много расспрашивал тех, кто уже отслужил, и пришел к выводу, что это ужасно скучно. Поэтому пошел на альтернативную службу.

Все дело в том, что немецкие солдаты-срочники служат всего девять месяцев. Конечно, в армию берут лишь тех, кто прошел тест на здоровье. А так как со здоровьем у Марка все в норме, то и ему светила срочная служба в родной Германии. Бывшие солдаты рассказывали, что только три месяца их учили "боевой и строевой подготовке", а остальные полгода они просто шатались по барам и ночным дискотекам, не зная, как убить время.

Марку же очень хотелось узнать что-то новое — это во-первых. И увидеть какую-нибудь экзотическую страну — во-вторых.

— У меня была возможность выбрать любую страну для прохождения альтернативной службы, — рассказывает Марк Кристофер. — Я мог поехать и в Африку. Но мне очень хотелось поглядеть на Сибирь. Моя мама защищала кандидатскую диссертацию по истории России. Да и я в школе много читал о вашей стране. Очень небольшое количество немцев имеют представление о России, тем более о Сибири. Для нас это неизвестная земля.

Не ждали

Когда Марк приехал в Иркутск, его никто не встретил. Он прилетел в два часа ночи, когда двери школы, где ему предстояло жить одиннадцать месяцев, были наглухо закрыты. Вчерашний школьник стал звонить по сотовому в Висбаден, маме. Она перезвонила "фрау Хельге", учительнице немецкого языка из иркутской школы. Та встретила Марка утром и показала ему будущую квартиру. Первую ночь в Сибири новобранец провел в гостинице.

Марк Кристофер быстро освоился в новой роли солдата-альтернативщика. Он стал вести физкультуру, музыку, кружок немецкого языка. Симпатичный рослый парень в течение короткого времени завоевал любовь и уважение подростков. Поэтому немецкий разговорный в вальдорфской школе стал почти таким же ходовым, как и английский. В свободное время Марк играл с школьниками в футбол. Правда, его удивило, что из кармана куртки, небрежно заброшенной на ограду футбольного поля, кто-то стянул сотовый. В Германии такое невозможно. Теперь Марк не берет сотовый на футбол.

— В Иркутске я впервые увидел хоккей на льду и поболел за "Сибскану", — делится впечатлениями Марк. — Еще я мечтаю покататься на сноуборде. У нас ведь снега почти нет, и приходится ездить в Австрию в Альпы. В Иркутске же снега полно, и в Австрию ездить не надо, сел на маршрутку — и через двадцать минут ты в Альпах.

Марк Кристофер хорошо играет на гитаре, у себя в Германии он организовал даже свою "металлическую" группу. Но теперь, как признается, рок-музыка осталась в прошлом.

Из солдат в студенты

Альтернативная служба Марка Брунса больше напоминает деловую командировку. Он работает, а в свободное время, как и его товарищи-срочники в Германии, ходит по ночным клубам. А еще поет в хоре международного факультета ИГУ. Рождественские каникулы Марк провел дома, в Германии. А 6 января присоединился к иркутскому хору, который в это время был на гастролях в Польше и Чехии. Так альтернативщик Брунс увидел кроме России еще две славянские страны. Студенты-международники исполняли на гастролях в Европе русские рождественские песнопения и колядки.

— Правда, я не совсем понимаю, о чем пою, — признается Марк. — Но зато в хоре у меня много друзей: русских, немцев и американцев.

Службу Марка оплачивает немецкий вальдорфский центр. Этих денег ему хватает на то, чтобы иногда съездить в Германию и вернуться в Иркутск, а также на еду и развлечения.

Пожалуй, самая главная польза от альтернативной службы — это возможность поступить в вуз на льготных условиях. Сейчас Марк усиленно читает "Войну и мир" Толстого, правда, пока на немецком. Он мечтает учиться в Бирмингеме, в Англии, на международном факультете. Там, конечно, за учебу придется платить, ведь он иностранец. Но можно поступить в университет и в Германии. Тогда учеба будет бесплатной.

— У нас при поступлении в университет не сдают вступительных экзаменов, — говорит Марк Кристофер. — Преподаватели смотрят на школьный аттестат и на то, что ты успел сделать после школы. А я побывал в России, выучил язык. Все это будет большим плюсом при поступлении.

Возможно, лет через пять Марк опять приедет на Байкал, от которого он в восторге, но уже не в качестве солдата, а в качестве ученого или туриста.

В Иркутской области альтернативную службу выбирают лишь верующие

Как утверждает Юрий Курбанов, старший помощник начальника второго отделения военного комиссариата Иркутской области, в альтернативщики у нас идут исключительно по религиозным соображениям.

На самом деле, какой молодой парень будет три года работать санитаром в каком-нибудь Богом забытом интернате для престарелых и инвалидов за нищенские деньги? Ведь 700—900 рублей в месяц даже зарплатой не назовешь. Но, к примеру, «Свидетели Иеговы» соглашаются и на это — лишь бы не служить.

— Бывают, конечно, исключения, когда человеку такая служба приходится по душе, — говорит Юрий Леонидович. — Вот, например, в прошлом призыве иеговист Александр Новицкий из Иркутского района был направлен на альтернативную службу в бибихинский специнтернат для престарелых и инвалидов в Новосибирскую область. Через месяц приехал в отпуск, забрал свою жену и снова уехал к месту службы. И жену там на работу устроил. Его обеспечили жильем. Он говорит, что очень доволен.

В основном наши альтернативщики не имеют специальности. Да и откуда ей взяться, когда парню едва исполнилось восемнадцать? Но есть примеры, когда новобранцы все-таки успевают получить до службы какую-нибудь рабочую специальность. Это дает им шанс получать 3—3,5 тысячи в месяц.

Один из братьев Верхозиных, о которых уже писала «Пятница», до армии получил специальность электрогазосварщика. Он был направлен в Оренбург, в распоряжение Управления исполнения наказаний Министерства юстиции. Живет в Оренбурге, областном центре, и на судьбу, как говорят, тоже не жалуется.
Его родной брат, Петр Верхозин, по специальности электромонтер, проходит альтернативную службу в Екатеринбурге на Уральском заводе тяжелого машиностроения. Уехал в декабре 2004-го. Служить ему осталось еще год.
По словам Юрия Леонидовича, заявки на альтернативную службу в областной военкомат поступают только из районов. На весну 2006-го подана только одна заявка, сколько их еще будет — пока не известно.

Но факт остается фактом: начинали пять лет назад с пятидесяти заявлений на альтернативную службу, а пришли к считанным единицам. Видимо, наши новобранцы предпочитают отслужить положенные два года, чем три года выносить горшки в специнтернате или работать тот же срок на заводе за копейки. Так что родину защищать у нас пока еще есть кому.

Альтернативный процент

По данным Федеральной службы по труду и занятости, ежегодно право на прохождение альтернативной гражданской службы в России получают около 2 тысяч молодых людей. В армию же призывают 300—330 тысяч человек. Соответственно, доля альтернативщиков составляет менее 1% от общего числа призывников. Для сравнения, в Германии альтернативщиков в полтора раза больше, чем отправленных в войска.

Россия выбирает казарму

Какой вид службы вы предпочтете?

— Служба в войсках — 54 %.

— Альтернативная служба — 21%.

— Затрудняюсь ответить — 25 %.

Опрос проводился ВЦИОМ. Опрошены 1600 человек в 46 регионах России.

Метки:
baikalpress_id:  4 602