Жизнь или кошелек?

"Между жизнью и кошельком выбирайте все-таки жизнь", — советует доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, психолог Сергей Анатольевич Бышляго

Примитивно, но показательно

— Сегодняшняя почта, Сергей Анатольевич, — это истории о том, как лодка любви разбивается о быт еще и из-за денег.

— Это примитивно, но это показательно, потому что бытие человека, собственно, и состоит из быта, а перегруженная лодка любви превращается в невольничье судно, и человек в этой лодке прикован к веслам бытия как невольник. И тогда она точно разобьется о быт — если жить как невольникам, а невольники уже и потому, что определяем жизнь еще и заданной программой.

Перевод жизни на рубли

Ольга: "Мы женаты два года и никак с мужем не научимся тратить деньги — и то хочется, и другое, а потом начинаем занимать или сидим на макаронах. Представляю, что будет, когда родиться ребенок, мы тогда вообще не будем сводить концы с концами. Я о ребенке даже думать боюсь поэтому".

— А я уверен, Ольга, что ваша будущая жизнь с ребенком будет отличаться от нынешней, "с макаронами", качественно. Жизнь "с макаронами" — все-таки свидетельство вашей, только вашей с мужем, насущной потребности, а жизнь с ребенком — это все-таки жизнь и забота уже о его сущности и потребностях. С рождением ребенка, Оля, вы сразу попадете как будто бы в другое измерение, и вам просто некогда будет думать о себе, о своих "макаронах". Ребенок сразу расширит вашу жизнь и изменит потребности: во-первых, потому что он, разумеется, более значим, ну а во-вторых, макароны как еда ему совсем не подходят. И с появлением нового человека прежние потребности и траты на эти потребности отойдут на второй план.

— И Ольга с мужем сразу научатся тратить деньги?

— Возможно все, появление ребенка изменит всю жизнь Ольги и ее мужа, изменится не только примитивная ее стоимость, перевод ее на рубли, но и ее качество. Поэтому, поверьте, Ольга, все, на что вы раньше тратили деньги, все, что раньше казалось и важным, и нужным, и необходимым, обесценится с появлением нового человека. Важен сам факт, а средства для его обеспечения, и это самое интересное, всегда находятся — вне зависимости от того, на что и как вы раньше тратили деньги и с какой скоростью.

Что стоило бы купить

Игорь: "Моя жена в магазинах может оставить всю свою зарплату, когда я говорю, что нельзя так тратить деньги, она отвечает — сама зарабатываю, сама и трачу".

— Жена Игоря — молодец по определению, во-первых, потому что она поступает так, как поступала бы без Игоря, — благодаря своей сущности, а во-вторых, благодаря Игорю ее ничего не сдерживает. И поэтому Игорю можно высказать большой комплимент в плане того, что он позволяет своей любимой жене самореализовываться как личности.

— Неужели быть транжирой — это быть личностью?

— Если других способов самореализации больше не имеется — каждый находит себя в том, что имеется, и в том, что предоставляется. Я думаю, что этот вид самовыражения для жены Игоря является во многом показателем их семейных взаимоотношений. Игорь, а в чем-то ином кроме шопинга ваша жена может себя реализовать как личность? Или нет? Я думаю, что любовь вашей жены к покупкам является уже качественным результатом того, что она не может реализовать себя содержательно при вас — как личность. Поэтому ваше письмо — это вопрос не кому-то, а вопрос лично вам. А можете ли вы, Игорь, представлять собой престижный бутик и есть ли лично в вас то, что стоило бы купить?

Не хлебом единым

Марина: "Мой муж совершенно не умеет обращаться с деньгами — пойдет за хлебом, а по дороге истратит любую сумму, которая у него с собой, даже не думая, что нам потом не на что жить".

— Дело, Марина, конечно, не в хлебе или других вещах, на которые ваш муж тратит деньги, дело вообще не в стоимости вещей, которые необходимы лично ему, а не вам. Все дело в некоей альтернативной стоимости покупок, и оценку проводит ваш муж, он является установщиком. Понимаете, Марина, если вы с мужем не сошлись в значимости "хлеба", первичности покупки именно его, то во всем остальном договориться представляется весьма проблематичным — вы не можете договориться уже об элементарном, вы не в состоянии уже просто договориться, и не потому что муж ваш плох, а потому что у него другая система координат. И лечить это... Как лечить от "неправильности" выбора? Это значит лечить его от базовых координат его личности. Марина, это как с простудой: вы можете заболевшему предложить колдрекс — как лекарство, снимающее симптомы, хотя ему нужнее был бы ремантадин — как этиологическое средство, действующее не на следствие, а на причину. Марина, если в вашей системе ценностей покупка хлеба имеет одно значение, то в системе ценностей вашего мужа хлеб имеет совсем другое значение, и, если к покупке хлеба он присовокупляет что-то еще, значит, это его видение ситуации с покупками вообще. Вы имеете одну потребность в продуктах, если о продуктах речь, ваш муж — другую. Я думаю, Марина, что дело не в том, как ваш муж распоряжается деньгами, дело в ваших отношениях, вот они то и являются проблематичными, если вы не слышите друг друга. Поэтому, Марина, вопрос не к мужу, вопрос к вам в большей степени, потому что претензии все-таки у вас, потому что ваш муж считает, что "не хлебом единым жив человек", в этом реализуется его функция. Ваш муж, глубоко внутри, хочет большего, для того чтобы показать себя вам, обратить наконец на себя ваше внимание.

К вопросу о подарках

Евгения: "У меня в отношении денег какой-то психоз, получу зарплату — и начинаю всем делать подарки, а потом выясняется, что напокупала ненужное и деньги истратила такие, какие я не зарабатываю, во всяком случае".

— Ну, начнем с того, Евгения, что вы очень щедрый человек, вы можете себя поздравить уже с тем, что вы не планируете полученные деньги истратить на себя, вы тратите их на других, это действительно редкость, и вы редкий человек, Женя. А вопрос, то или не то вы приобрели в качестве подарка, а подарок здесь как акт дарения самой себя людям, — это вопрос уже не ваш, а вопрос ваших адресатов, и если они, прямо или косвенно, заявляют о том, что вы поступаете неадекватно, то значит это только одно — что они зажрались и вы их своим вниманием избаловали, потому что человек, намекающий или говорящий о нерациональности использованных денежных средств, будь то близкий и даже любимый человек, он таким образом сообщает о том, что он от вас, конечно, ждал подарка, но не того, что вы ему предоставили. И потому, Евгения, вопрос решается очень просто — не нравятся кому-то ваши подарки, то и не делайте их, экономьте тогда деньги и сделайте подарок наконец самой себе.

Обосновали? Или слабо?

Оксана: "Как приучить ребенка к бережливости, когда я говорю одно, а муж другое, при этом утверждает, что я скупердяйка и жалею сыну даже на игрушки".

— Оксана, проблема, которую вы затронули, — это очень важная проблема, потому что речь идет о двух системах стандартов: вы, Оксана, являетесь автором дефицитарной системы, лимитирующей и ограничивающей, а потому и, естественно, слабой — перед системой мужа, предлагающего более предпочтительную систему существования. Ведь выбирающим субъектом является ребенок — он выбирает, с кем ему лучше. Если вы, Оксана, считаете, что ваша система лучше, предпочтительнее, то, я уверен, ребенку вашему так не кажется. Он, конечно, будет тянуться к вашему мужу, как к более щедрому человеку. Ведь ваш муж — щедрый человек, не так ли? И вы, Оксана, ошибаетесь уже по определению, потому что любой нормальный пользователь, а именно таковым и является ваш ребенок, выберет как более привлекательное то, что дает более обильные инвестиции. Потому что тот, кто дает больше, тот и прав. Оксана, перед вами, как перед любым управляющим, стоит задача — как обосновать лимит и минимизацию бюджета на ту или иную сферу жизни вашего ребенка. Ну, обосновали, Оксана? Или слабо?

Сначала — шок, потом — потребность

Екатерина: "Я однажды затащила мужа за покупками в супермаркет, купила обычный набор продуктов, который покупаю всегда, так у мужа была настоящая истерика. И теперь он меня постоянно упрекает в неправильном расходовании средств, возмущается, что делаю покупки в дорогих магазинах и совсем избаловала своего сына, муж ему неродной отец".

— Весь вопрос и проблема вашей семьи, Катя, заключается, как и в ситуации Оксаны, в разных системах стандартов и подходов, которые мы, явно или неявно, предъявляем нашему окружению. Но, естественно, проблема Кати усугубляется еще и тем, что ее ребенок — не родной ее мужу, вот это как раз и важно, потому что добавляется дополнительная, ранящая острота.

— И что же делать Кате с брюзжащим мужем?

— Выход как решение — это более частая и подробная экскурсия по магазинам, экскурсия как демонстрация, как мастер-класс для показа фактического положения дел.

— То есть мужу надо подробно рассказывать и показывать: сколько что стоит?

— Да, да, и желательно почаще. Потому что раньше ваш поход в магазин был такой ярмарочный, презентативный, а сейчас он должен стать адаптивным, показывающим реальное положение дел. И еще, Катя, по первому, пилотному, случаю — вашему походу в супермаркет — не судите о серьезности реакции, требуется как минимум два, три, а то и четыре "закрепляющих" похода в супермаркет. Речь идет уже о формировании привычки у человека, адаптации его к тому, что вы пытаетесь объяснить ему. И вначале это шок, потом привычка, а далее — состоявшийся факт судьбы.

— И потребность?

— И даже потребность. Почему бы и нет? Но по одному случаю не торопитесь делать выводы, Катя, просто постепенно приучайте вашего мужа к вашему поведению, таким образом возникнет, автоматически, и его реакция на ваше поведение.

Почему бы и нет?

— Бог знает на что, Сергей Анатольевич, мы тратим свою жизнь. Так все-таки — жизнь или кошелек?

— Конечно, жизнь. Потому что никакого кошелька для счастья все равно не хватит. Соизмеряйте свои желания со своими возможностями. Хотя и живем мы все-таки один раз, но именно поэтому я посоветовал бы обратить более пристальное внимание на желания, нежели на возможности. Хотя в решении этого вопроса всегда присутствует определенная философская мудрость: все дело заключается в стратегии цели, и лучше желать чего-то недостижимого — в перспективе, и четко все-таки просчитывать тактические шаги по реальному достижению этого, а не наоборот. То есть ближняя перспектива должна быть достижима, а дальняя — нет. Поэтому, ставя себе реальные задачи, придумывайте способы их решения и не забывайте все-таки и о том, что мы привыкли считать недостижимым. Почему бы и нет?

Метки:
baikalpress_id:  6 214