Ходют слухи тут и там

"Человеку, занятому делом, не до сплетен", — уверен старший преподаватель Иркутского государственного университета, психолог Сергей Анатольевич Бышляго

Испорченный телефон

— Сергей Анатольевич, в чем разница между тем, что мы привыкли называть трепом и сплетней?

— Разница, наверное, в степени творческих усилий общающихся. Потому что по большому счету простой разговор — треп , общение и сплетня, пущенный слух — это синонимы и, по сути, различные ипостаси одного и того же — обмена информацией между людьми. И выделение сплетни, злословия в отдельный ряд — это довольно искусственное выделение...

— Почему?

— Потому что сплетня — это вольный пересказ с творческой интерпретацией услышанного. В сплетне реализуется потребность в удовлетворении любопытства; человек генерирует, придумывает, изобретает текстовое сообщение — это первое; а второе — это условие готовности человека к восприятию поступающей информации. Но есть такая немецкая поговорка: "Что знают двое — то знает и свинья", мне хотелось бы ее усилить: даже если человек останется один на белом свете — он все равно будет придумывать и рассказывать истории сам себе , и у Станислава Лема есть замечание: "Факты существуют только там, где отсутствует наблюдатель. Как только появляется первый наблюдатель — факты тут же уничтожаются, их место занимает интерпретация". Видение того или иного человека — это точка зрения на происходящее, и дело здесь не в злонамеренном искажении полученной информации, а в тех акцентах, которые расставил слушатель на основании своего жизненного опыта и в стремлении улучшить услышанное — уже для следующего собеседника.

— А получается испорченный телефон?

— Да, я, собственно, к этому и веду. Любая информация, даже самая что ни на есть официальная искажается в процессе ее продвижения от одного к другому участнику передачи этой информации. И самое интересное здесь — чем информация более официальная, изначально не подлежащая искажению и требующая буквальности в прочтении, тем легче она искажается.

— Потому что у человека есть право на свое мнение и свой взгляд?

— Свой взгляд, свое мнение, свой образовательный уровень, своя система актуальных мотивов и преобладающих эмоций. Американский психолог Олпорт сформулировал так называемый закон слухов: "Слух равняется произведению значимости информации, умноженной на ее двусмысленность". Потому, собственно, что слухи возникают по отношению к важным для общающихся событиям в их жизни: начиная от базовых потребностей — перебоев с электроэнергией, подорожания продуктов, сменой директора предприятия и заканчивая интерпретацией событий повседневной жизни.

Мужчины и женщины

— А кто чаще сплетничает — мужчины или женщины?

— В том то и дело, что существует общеразделяемое мнение, что все женщины-сплетницы. "Бессовестные женщины сплетничают беззастенчиво, а совестливые — застенчиво". Много шуточек по этому поводу. Но на самом деле имеется полный паритет. Мужчины и женщины являются сплетниками в одинаковой степени. Но различаются основные сценарии этих сплетен. Мужчины более эгоистичны, поэтому тематика их сплетен касается в основном их самих и того дела, которым они занимаются.

— А женщины?

— А женщин больше интересуют другие мужчины и женщины, и их дела. Поэтому и в силу особенностей этих сценариев — мужчине легче сохранить чужой секрет.

— Поняла! У меня есть приятель, который чуть ли не засыпает, когда начинаешь о ком-нибудь сплетничать — меня это всегда озадачивало, а сейчас ясно — ему про других просто неинтересно.

— Вот именно — неинтересно. Именно поэтому женщина просто не в состоянии сохранить секрет, касающийся другого человека.

— Это почему же?

— Потому что у женщин другая направленность. У них очень хорошо сохраняются секреты, касающиеся их лично.

— А мужики все свои секреты выбалтывают?

— Мужики — как соловьи — им нравится быть в центре внимания. Это же мужики обвиняют женщин в том, что женщины — сплетницы. Но это лукавство, это условие роли и условие жанра, т.е., по сути, упреки мужчин аналогичны сетованиям звезд эстрады на прилипчивых папарацци, но ведь именно папарацци обеспечивают им популярность, по сути, являются необходимым условием их как звезд.

— А любопытство?

— По поводу любопытства очень точно сказал Оскар Уальд: "Знаете ли вы как велико женское любопытство? Оно почти не уступает мужскому".

— Всегда ли сплетник предполагает, что его сплетня уйдет дальше?

— Мне кажется, да. Сплетня на то и рассчитана: сплетня выполняет функцию пробного камня, некоего эксперимента, ведь человеку всегда интересно знать о том резонансе, который возникает на его сентенцию. И поэтому, если вы говорите что-то собеседнику, а он похоронит вашу информацию, не дав ей дальнейшего хода, то у вас, явно либо неявно, останется чувство досады.

— Чувство, что вами пренебрегли?

— Да, возникнет чувство вашей малозначительности — как пустого места. Потому что, как от любого сказанного нами слова, так и от любой сплетни, всегда ожидаются круги — те или иные последствия. Вспомните Козьму Пруткова: "Бросая камешки в воду — смотри круги, ими образуемые. Иначе это занятие будет пустой забавою". Вот видите — сколько нагрузочных понятий выполняет сплетня: функция творчества, функция любопытства, функция экспериментирования — реализация всего этого направлена в одну точку — повышение самооценки. Говорят же — покажите мне человека, который не интересуется сплетнями, и я скажу вам, что он не интересуется людьми.

— Мы сплетничаем еще и потому, чтобы показать — а ведь мы то лучше?

— Сплетня всегда основана на оценочных суждениях, где используются такие категории, как — хорошо — плохо, лучше — хуже, т.е., в любом случае используется сравнение. И тогда естественно, что автор-исполнитель сплетни старается повысить свой психологический рейтинг. Это неизбежно.

— О чем чаще всего люди сплетничают?

— Тематика сплетен? Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается и где невозможна непосредственная проверка истинности сказанного. Поэтому — если сравнения — то обязательно в пользу сплетника, при невозможности проверки сказанного здесь и теперь.

Интерес друг к другу

Андрей: "К нам на работу пришла сотрудница, с которой у меня когда-то были недолгие отношения, она попробовала возобновить их, но я сказал, что женат и у меня нет никакого желания изменять жене. Тогда она обозлилась, обливает меня грязью на каждом шагу, сплетничает. Пробовал поговорить с ней — толку никакого".

— Да, Андрей, нет ничего хуже, чем женщина, которой отказали во взаимности. Поэтому это нужно понимать и принимать философски. Но, Андрей, за все приходится платить — пусть задним числом, но всему есть плата. Если эта женщина не идет на контакт и не хочет быть вразумленной, для вас остается философское ничегонеделание. Не нужно поддаваться на провокации, ваши попытки урезонить эту женщину только раззадоривают ее и подтверждают правильность ее действий.

Превратиться в доброго доктора

Ирина: "У нас соседка — жуткая сплетница, собирает про нашу семью все подряд".

— Ирина, можно предположить, что ваша соседка — человек крайне одинокий и ни в чем другом, как в сплетнях, она себя не находит. Поэтому вам лучше занимать не паритетную позицию: когда — равный против равного, одинаковые весовые категории, а, наоборот, — воспринимайте вашу соседку как безусловно более слабого противника. Ницше сказал: "Не унижайте человека жалостью", а вы, Ира, моментально можете прекратить ваши странные отношения с соседкой, просто пожалев ее, участливо сообщив, что вы ее прекрасно понимаете и что сами не хотели бы оказаться на ее месте — когда никаких развлечений, кроме как сочинять небылицы, не осталось.

Извлечь урок

Надежда: "Недавно узнала, что моя близкая подруга растрепала знакомым мои семейные секреты. Теперь хожу как оплеванная".

— Каждый человек рано или поздно сталкивается с подобным. Поэтому каждому человеку необходимо быть готовым к тому, что с ним может случиться такая же история. А Надя, судя по всему, человек — неподготовленный — и случился крах ее системы ценностей. Но, как в любой шоковой терапии, а иначе это и не назовешь, произошедшее послужит ей в дальнейшем хорошим уроком — когда речь зайдет о степени открытости с другими людьми, в более четкой их диагностике: кому, что, когда и в каком объеме можно доверять. Ведь ситуация, в принципе, обратима, и эмоциональная реакция Нади на предательство подруги уляжется. Другое дело, и это самое главное — Надежда должна извлечь урок, чтобы подобное не повторялось.

Просто завидуете

Роман: "Мне очень не нравятся подруги жены — соберутся и начинают кости перемывать, говорю жене, что они так же и тебя обсуждают, а она мне — что это обычное дело, женский треп, ничего особенного".

— Вы не путайте две точки зрения — свою и своей жены на происходящее; если подруги общаются и даже обсуждают вашу жену, и если ей комфортно, тогда в чем проблема? Или вам хотелось бы, чтобы объектом обсуждения выступали вы? Мне кажется, что вы просто завидуете популярности жены и чувствуете некоторую обделенность со стороны прекрасного пола.

Все мужики такие

Ольга: "Я работаю в мужском коллективе, так у них любимая тема — кто, когда и с кем. Мне уже неприятно, начинаю вообще всех мужчин подозревать — что и остальные такие же трепачи про свои подвиги".

— Оля, по сути, мужчины — такие же сплетники, как и женщины, различается только тематика. Поэтому, Ольга, отвечая на ваш вопрос: все ли мужики такие, отвечу, да, все, может быть, конечно, не в такой гротескной форме. Все дело в форме подачи материала, я понимаю вас прекрасно — вас коробит способ подачи информации, но как в любой жизненной проблеме, есть два способа ее решения: либо поменять место работы, чтоб не быть травмированным, либо изменить свое отношение к теме беседы и не воспринимать ее так обостренно.

На что у тебя хватит сил

— Сергей Анатольевич, люди всегда будут сплетничать?

— Всегда. Это образ жизни, это образ действия, это проявление человеческой натуры. В основе сплетни лежит очень мощная база — реализация творческого потенциала. Просто один пишет картины, другой создает литературные шедевры, кто-то является непревзойденным кляузником, кто-то — склочником высшей квалификации, а кто-то — суперсплетником. И все они — творцы. А как можно заставить человека не творить? Это все равно что задушить в себе талант собственными руками, наступить на горло собственной песне.

— Как научиться не реагировать на сплетни?

— Нужно изменить к ним отношение. Ведь если о тебе сплетничают, если о тебе ходят самые разнообразные слухи, значит ты чего-то вообще-то стоишь. И не нужно сетовать и жаловаться не сплетников, их нужно благодарить и быть им признательными. К сплетникам нужно относиться как к литературным критикам, которые, по сути, являются несостоявшимися писателями. Представь себя в роли авторов, а их — в роли интерпретаторов прочитанного, и все встанет на свои места, потому что по большому счету собственно творчеством — действием, поступком — занимаешься ты, а сплетник питается крохами с барского стола твоей Личности. Поэтому быть сплетником или не быть: это вопрос — совершать поступок либо рассказывать о поступке. На что у тебя хватит сил? Есть интересная классификация: кто умеет — тот делает сам, кто не умеет — тот учит других, как надо делать, кто не умеет ни того ни другого — тот учит, как надо учить. Вот роль сплетника как раз и реализуется на этих двух последних позициях — потому что человеку, занятому делом, не до сплетен — он находит более адекватные способы для приложения своих сил.

Метки:
baikalpress_id:  4 340