От музея Рогаля осталось одно название

4 декабря исполнился год со дня смерти Виталия Рогаля. Почетный гражданин Иркутска, народный художник России, он всю свою жизнь творил для иркутян. В Доме-музее его имени, который Виталий Сергеевич задумывал как мастерскую и одновременно как картинную галерею, теперь устраивают психологические тренинги и выставки других художников. Нет в музее лишь одного — выставки картин самого Рогаля. Его произведения хранятся в чулане.

Картины мастера никому не нужны

Хотя Рогаль задумывал этот дом как выставочный зал для иркутских художников, вряд ли он предполагал, что его собственные картины после смерти окажутся запертыми в комнатке под лестницей. Виталий Сергеевич успел четыре года поработать в мастерской на Халтурина. Сегодня эта мастерская — свалка для его картин. Огромное полотно "Пантеон", посвященное жертвам сталинских репрессий, убрано с глаз долой. А ведь этой картиной он по-настоящему болел последние годы жизни.

Его отец, регент церковного хора, был расстрелян как враг народа. Самого художника долгое время тоже травили как сына врага народа. И он не понаслышке знал трагедию сталинских поколений. В силу его таланта верили, к нему в мастерскую несли портреты отцов, матерей, сестер и братьев, брошенных в тюрьмы и расстрелянных по пресловутой пятьдесят восьмой статье. Он уже не видел одним глазом к тому времени, но кропотливо выписывал лица, копируя их с фотографий.

— Это был титанический труд, — вспоминает дочь художника Алла Витальевна, учительница литературы одной из иркутских школ. — Отец столько сил вложил в эту работу. Перед его юбилеем в Союзе художников решили натянуть холст на другой подрамник. Мы просили не делать этого, но нас никто не послушал. Когда художники намочили холст, грунт, сделанный на казеиновом клее, встал шубой. А потом картина поплыла: все лица, срисованные с фотографий, превратились в размытые пятна.

На следующий день у Виталия Сергеевича был юбилей. Когда он вошел в музей и увидел свое полотно, ему стало плохо. Он еле удержался на ногах. Сейчас эта картина просто заставлена другими. С ней может случиться все, что угодно. А допускать, чтобы на натянутый холст давил груз, нельзя, потому что хрупкое полотно растягивается и рвется.

— Очень много картин в дырах, продавленных другими картинами, сваленными в беспорядке одна на другую, содержится в музее, — с горечью говорит дочь художника, — я многие работы просто забрала, видя такое отношение. Память о моем отце растоптана.

Переименуют ли улицу Халтурина?

Иркутские художники обратились к депутатам Иркутской городской думы с просьбой переименовать улицу Халтурина, на которой стоит Дом-музей, в улицу Рогаля и установить памятные доски на тех домах, в которых жил и работал выдающийся художник и гражданин Иркутска. Среди подписей, собранных под обращением, немало известных имен. Это председатель Комитета по охране объектов культурного наследия Иркутской области В.П.Шахеров, скульптор Л.И.Сериков, а также члены Союза художников России В.Н.Бешнов, супруги Шелтуновы и заслуженный художник РФ А.Костовский.

Узнав о том, что музей никак не отметил годовщину со дня смерти Рогаля, Анатолий Костовский сказал:

— Пока жив был художник, чиновники, как лисы хвостом мели: "Виталий Сергеевич, мы вас любим!" Года не прошло, как забыли о нем. Да этого Дома-музея вообще не было бы в Иркутске, если бы не Рогаль. С каким трудом он пробивал этот проект! Он ведь хотел, чтобы и его картины там были в постоянной экспозиции и молодые художники имели возможность выставить свои полотна. Однако сегодня в Доме-музея Рогаля можно встретить чьи угодно работы, но только не работы самого художника. Согласитесь, странно было бы прийти в Дом-музей Чехова и застать там выставку современных писателей, и ни слова о Чехове. Почему-то в Доме-музее Леонардо да Винчи выставлены только рисунки и модели изобретений великого итальянца, а не работы его современников в стиле поп-арта. Почему же у нас все наоборот?

"Картины — мое единственное достояние"

Картины Рогаля — это не салонная живопись. Они не могут служить украшением буфета или спальни. Этим картинам место только в музее, им нужна специальная подсветка, особая температура. Каждое полотно мастера стоит тысячи долларов.

— Как-то ко мне пришли скупщики картин из Голландии и, увидев картины отца, предложили продать их по две тысячи рублей за штуку, — вспоминает Алла Витальевна. — Я-то знаю, что они стоят как минимум две тысячи долларов каждая. Но господа голландцы думали, что я, как перуанские индейцы, поменяю золото на стеклянные бусы.

Картины — единственное наследство, которое досталось дочери от отца. Никаких сбережений у него не было. Все, что он получал за свои работы, все премии он тратил на подарки друзьям. Он никогда никому не отказывал. И этим умело пользовались.

— Отец был безотказным человеком, — рассказывает Алла Витальевна, — к нему шли за рекомендацией в Союз художников. И он давал такие рекомендации, не разбираясь в людях. Многие из тех, кому он помог стать членом Союза, кому выбил квартиру или мастерскую, отвернулись от него, когда он стал немощным. Как это ни горько звучит, но в годовщину смерти художника никто не поинтересовался, а где же его картины? А картины остались в темноте, на черной лестнице. Там же стоит его обшарпанный, отбитый бюст из крашенного гипса.

Выставка будет через год

Как сказала директор музея Надежда Петровна Куклина, архив мастера исследуется, выставка готовится, но состоится она лишь через год. Почему через год? С какими такими трудностями столкнулись работники Дома-музея, не знает никто.

За комментарием мы обратились к директору Музея истории города Иркутска Ирине Ивановне Терновой.

— Ирина Ивановна, сегодня любой посетитель Дома-музея Рогаля видит, что никакой экспозиции его картин, никакого упоминания о художнике, кроме вывески, в музее нет. Может быть, тогда переименовать здание и из дома-музея сделать выставочный зал современного искусства?

— Мне ваш вопрос непонятен. Как это переименовать? Иркутяне привыкли к этому имени, многие чтят память Рогаля. Мы решили открыть постоянную экспозицию художника к Дню города Иркутска, а день его рождения отметить яркой, образной выставкой. У нас много почетных граждан города ушли из жизни, и мы приняли решение отмечать их память в дни их рождения, а не в дни смерти.

— Как же обстоит дело с мастерской художника, которую он хотел отдать под выставку своих полотен?

— Сейчас задача музея состоит в систематизации архива. Когда мемориальный музей-мастерская организовывался, мы заключили с Рогалем договор на пожизненное пользование его мастерской. Но, к сожалению, художник ушел из жизни, и договор потерял силу. Сейчас мы возобновили договор на временных отношениях. Зал, где находится его мастерская, не самое лучшее помещение для экспозиции. Родственники Рогаля передали музею часть коллекции, но, к сожалению, работы нуждаются в реставрации. Часть работ не завершена, другая часть нуждается в реставрации — там поврежден красочный слой. Над экспозицией художника сейчас работает член Союза художников В.Бешнов.

— Скажите, а альбом, о котором мечтал при жизни Виталий Сергеевич, будет издан?

— Дело за средствами. Сотрудник нашего музея собрал все необходимые материалы для издания книги, но денег администрация города так и не выделила. Возможно, деньги будут, тогда и альбом будет издан.

Метки:
baikalpress_id:  28 051