С нами едет ревизор!

Кого в России не любят? Ответ очевиден: гаишников, чиновников и американцев... А те, кто ежедневно ездит в электричках, без раздумий приплюсуют к этому списку еще и контролеров-ревизоров. Люди обвиняют представителей этой профессии во всех смертных грехах. Злые языки скажут, мол, ревизор клеймит зайцев, а затем обирает бедных пассажиров, живущих на станциях, где даже кассы нет. Ревизор способен выбросить малых безбилетных детей в стужу на какой-нибудь дальней остановке, да и просто докапывается до всех почем зря. "Так ли это на самом деле?" — задался вопросом наш корреспондент, которому на электричке последний раз приходилось ездить лет пять назад. Чтобы найти ответ, он решил поработать контролером-ревизором.

Комната для отдыха — тамбур

Смена ревизора начинается в пять утра. Облачившись в синюю форму железнодорожника и прикрепив нагрудный знак "Ревизор" с номером, ждем с напарником Алексеем прибытия черемховской электрички. Народу в ней немного. Мало кому нужно в такую рань выезжать из Иркутска. Другое дело — обратно. Оттуда и студенты на учебу торопятся, и те, кто работает в областном центре, а живет, например, в Ангарске. Но для первого рейса, как сказал Алексей, мне и этого хватит, да и вагонов в полупустом составе удастся больше пройти.

Входим в первый вагон. Там есть тамбур, не доступный для общего пользования. Так что даже при переполненном донельзя поезде для ревизора всегда найдется место, где передохнуть.

Выходим в люди, когда электричка проезжает "Военный городок". Как только двери тамбура открылись, часть пассажиров сорвалась с мест и срочно заспешила в другие вагоны.

— Поэтому, — объяснил Алексей, — один ревизор обычно идет из последнего вагона к первому. А второй — наоборот.

Бегают все

Но и эта мера не всегда помогает выловить всех зайцев. Кстати, категорию скрывающихся от ревизоров безбилетников называют бегунками. По словам ревизоров, бегунок — это не обязательно подросток-сорванец. От ревизоров бегают и те, на кого никак не подумаешь. Недавно, по словам ревизоров, они выявили бабушку пенсионного возраста, по всем повадкам которой был виден опыт отъявленной безбилетницы. Старушка будто сердцем чуяла приближающийся контроль, выходила в тамбур, словно ее остановка — следующая (на случай, если ревизоры подойдут к ней раньше, чем остановится поезд. — Авт.), и за несколько секунд до остановки успевала перебежать за 3—4 вагона туда, где ревизоры уже прошли. Некоторых зайцев ревизоры знают в лицо. И они все равно пытаются от них увильнуть.

— И что это вы, девушки, от меня бегаете? — спросил двух студенток мой напарник. — Билетов нет?

Две хорошо одетые подружки начали говорить, что у них нет денег, что им и так в самую рань пришлось ехать... В общем, обычный набор отговорок. Но когда ревизор сказал, что в случае неоплаты девушкам придется сойти с электропоезда, те сразу опомнились и оплатили по сорок рублей штрафа и полную стоимость проезда.

Час пути до Ангарска, где мы выходили, пролетел будто бы раза в три быстрее: постоянное движение по вагонам, огромное количество пробитых ревизорским компостером билетов, сотни удостоверений... В глазах рябило.

Упертость помогает не всегда

В Иркутск возвращались на следующей электричке. Народу в вагонах было гораздо больше, поэтому я осуществлял отлов зайцев в паре с другим ревизором.

— Мужчина, эти билеты недействительны! — заявила моя напарница. — Они у вас в одну сторону, из Иркутска в Ангарск. А мы едем обратно.

Мужчина стал утверждать, что ничего подобного, что это кассирша ошиблась. Моя же напарница в ответ сказала, что автомат (именно он, а не кассирша отпечатывает билеты) ошибиться не может. На это мужчина предложил... вернуться всем вместе в Ангарск и там решить — кто и в чем ошибся.

В общем, беседа зашла в тупик. Даже суровый вид корреспондента "Пятницы" не повлиял на ситуацию. Зато все решилось в пользу ревизора с появлением в вагоне сотрудников милиции из спецроты ЛОВД. Несговорчивый мужчина тут же расплатился.

К слову сказать, может быть из-за наличия в поезде милиционеров, за время пути мы обнаружили только трех зайцев. Однако я убедился в том, какими наглыми они бывают. К примеру, двое студентов даже в присутствие представителей закона продолжали говорить, что они совсем бедные и хотят к маме. Но, когда двери открылись и за ними оказалась голая степь, ребята сразу вынули кошельки (забегая вперед, скажу, что за время моего дежурства пассажиры общались с ревизорами почти дружески, недовольны были те, которых приходилось отрывать от сна. — Авт.).

Удивило меня еще и то, что из всех выявленных нами зайцев совсем без денег оказались только мужчины из Мегета, которым пришлось сойти на Суховской, расположенной в пятнадцати минутах езды. Нелегко им пришлось...

А как же сами ревизоры? За смену им приходится по восемь часов стоять на ногах. Отдых только в ожидание следующей электрички. Конец смены может быть и в одиннадцать вечера. В среднем же за смену ревизору удается изобличить по десять безбилетников.

Ревизоры говорят, что зайцев поневоле, то есть тех, кто становится безбилетниками за неимением денег, становится хоть не намного, но меньше. Причина проста: людей, способных заплатить, все больше. А любители езды на халяву будут всегда.

Метки:
baikalpress_id:  26 774