Иркутяне построили себе дом под землей

Пятерых обитателей этой землянки знает любой житель 12-го Советского переулка — на новоселье гуляла вся улица. Так же дружно собирали для новоселов домашний скарб. "У нас есть все, что надо, — и одежда, и посуда, и продукты", — говорит глава подземельного семейства Сергей. К весне, когда растает снег, он собирается расширить свою "квартиру" — выкопать еще одну яму и достроить в ней две комнаты.

Из шалаша в землянку

На первый взгляд заснеженный пустырь почти в самом конце Ново-Ленино кажется абсолютно безжизненным. Но если пройти по нему немного дальше, то увидишь деревянную крышу землянки, окошко, затянутое целлофаном, и дверь, обитую одеялом.

Нашим проводником стал Алексей, живущий неподалеку от пустыря. "Без меня они вам ничего не расскажут, — пояснил он и, помявшись, добавил: — Они будут говорить только за деньги". Сойдясь на двухстах рублях, идем следом за Алексеем. Открываем дверь в землянку и по приставной лестнице спускаемся вниз.

В двенадцатиметровой комнатушке тепло — топится буржуйка. В углу умывальник и шкаф с посудой. Почти все помещение занято двухэтажными нарами. На первом этаже сидят две женщины — бывшая жена Сергея Светлана и его невестка Марина. На втором этаже спит муж Марины — Виктор. Их девятилетняя дочка сейчас в больнице. У девочки врожденный порок сердца, недавно ей сделали операцию. Когда выпишется из больницы, будет жить у своей тетки.

Раньше Сергей жил в Усть-Орде, работал скотником. Потом попал в места не столь отдаленные. Когда освободился, колхоз уже развалился. Поэтому решил вернуться в свой родной Иркутск. Пока было тепло, жил в шалаше. Там же поселились Виктор с Мариной и Светлана.

Ближе к осени на пустырь пришел участковый милиционер и сказал, чтобы к зиме Сергей решил свою жилищную проблему. "Вы тут все перемерзнете. Мне трупы штабелями не нужны", — пояснил он Алексею, который к тому времени уже стал самым близким другом Сергея.

Яму глубиной два с половиной метра мужчины выкопали за четыре дня, за неделю построили деревянную крышу, стены и пол. Сейчас они уже полностью обжились: под нарами запас продуктов — крупы и макароны, на одной стене на гвоздике висит полотенце, на другой — зимняя одежда. Есть даже магнитофон, кассеты и радио.

Между нарами — женский уголок: зеркало и полочка с косметикой, где есть и помада, и краска для волос, и бальзам для загара. Красоту надо соблюдать, ведь рядом молодой муж. "А когда вы успеваете заниматься личной жизнью?" — интересуюсь я у Марины. "Когда все спят, тогда и успеваем", — смеется она.

"Скоро многие окажутся под землей"

Жители землянки говорят, что на жизнь им хватает. Главный кормилец — Сергей. К нему часто обращаются соседи: кому дров нарубить, кому воды привезти. Платят кто сколько сможет: десятку, двадцатку, кто продуктами рассчитается. "Мясо каждый день едим, если его нет, варим свиные шкурки. Покупаем на оптовке, и соседи привозят", — рассказывает Сергей. Соседскую помощь он называет альтруизмом. "Альтруисты — это такие люди, которые дают от себя, а потом берут сдачу", —
по-своему объясняет Сергей. Вскоре он собирается устроиться на работу — будет строить и ремонтировать дома вместе с бригадой наемных рабочих.

Положение жителей землянки их ничуть не смущает. "Нас здесь все знают, помогают. Мы тоже к этому месту привыкли, даже срослись с ним душой, — рассуждает Сергей и, махнув рукой, говорит: — Скоро многие под землю переедут, когда начнут выселять за долги из квартир".

Для тех, кто живет в шикарных квартирах, это может показаться нонсенсом: в век высоких технологий люди живут под землей в яме и не жалуются на жизнь. Наоборот, рассказывают о себе с оптимизмом и строят планы на будущее. Может быть, они и правы — не бьются в истерике и не впадают в депрессию, когда, казалось бы, помощи ждать неоткуда.

Загрузка...