Последнее пристанище бывших людей

Поселок Михайловка под Черемхово в последние два-три года превратился в настоящий отстойник. Черные риелторы выбрали именно этот населенный пункт для своих махинаций. Скупая в крупных городах квартиры по баснословно низким ценам у алкоголиков, они перевозят их сюда, не оформляя прописки, заодно забирая у "клиентов" все документы. Через полтора-два года жертвы квартирных "обменов" спиваются и умирают. Администрация поселка не знает, на что хоронить безродных, на чем отвозить трупы в Черемхово, где находится ближайший морг.

"Перевалочная база"

Когда-то поселок Михайловка жил обычной жизнью небольшого поселка городского типа. Основную часть жилья здесь составляют благоустроенные пятиэтажки, в свое время возведенные заключенными. Многие бывшие зэки оставались здесь на постоянное жительство после отсидки. Работали на заводе огнеупоров, обзаводились семьями.

Всего в Михайловке насчитывалось 8,5 тысячи жителей. Поселок в советское время считался молодежным: четыре детских сада и три общеобразовательных школы были полны детворы. Сегодня один детский сад закрыли — нет детей. Да и взрослые поразъехались. После "приватизации" завод приказал долго жить, работать стало негде.

— Нас выручает железная дорога, — говорит Александр Николаевич Городской, замглавы администрации поселка. — Две с половиной тысячи трудоспособного населения каждый день ездят на работу в Иркутск, Ангарск и в Усолье-Сибирское.

Близость поселка к железной дороге и наличие здесь благоустроенного жилья сделали этот поселок "перевалочной базой" для риелторских фирм.

— На прошлой неделе привезли к нам в школу из Ангарска еще одну девочку, — рассказывает директор поселковой школы Капитолина Викторовна Ермаченко. — Девочка умственно отсталая, но пришлось взять, потому что в поселке нет коррекционных классов. Брат у нее и вовсе необучаемый. Мама — алкоголичка, нигде не работает.

Оформлять в школу девочку пришла... риелторша. Поздно вечером, когда директор школы уже собиралась домой, к школе подкатила "Волга". Женщина, представившаяся риелтором, помогала пьяной мамаше устроить дочь в школу. Она же рассказала, что эта семья жила по адресу: ул. Парковая, 5, в городе Ангарске. А теперь вот купили им квартиру в Михайловке.

— Наш социальный педагог ходила к ним домой, потому что всю неделю новенькая девочка не посещала школу,— говорит директор.

Учительница была в шоке от увиденного. В квартире голь — ни стола, ни кроватей, дети спят вповалку на полу. Из еды на столе одни макароны и кипяток вместо чая. С матерью-алкоголичкой так и не довелось встретиться. Ушла — видимо, за спиртом.

Жертвы — алкаши-одиночки

Клиенты, имеющие детей, риелторским фирмам не так выгодны, с ними возни много. Обычно на удочку к черным риелторам попадают спившиеся и одинокие люди. Таких, как ни странно, довольно много. Замглавы администрации поселка рассказывает, как полтора года назад на первом этаже в его доме поселился военный пенсионер из Иркутска. Первые полгода Василий, так звали нового соседа, вел себя корректно, чувствовалось, что он человек эрудированный, образованный, но опустившийся.

Пенсию бывший военный получал на почте. И вот, где-то через полгода, Василий стал обзаводиться друзьями. В дни получки у него начали собираться алкоголики, и шла гульба.

— Как-то иду на работу, смотрю — дверь в его квартиру открыта, — рассказывает Александр Иванович. — Я стал звать хозяина, никто не откликнулся. Захожу — а он в коридорчике лежит, уже холодный. Вызвал милицию, криминала никакого не нашли. Но по документам оказалось, что ни в поселке, ни в этой квартире он не был прописан.

Встал вопрос — кому хоронить и на что. Родственников нет, денег — тоже. Отвезли в Черемхово в фирму "Ритуал", похоронили как безродного на черемховском кладбище. Василий оказался одним из числа семидесяти-восьмидесяти бомжей, которые ежегодно умирают в Михайловке. После смерти выясняется, что жили эти люди в поселке без прописки, без документов, почти без средств. И хоронить их — большая проблема для администрации поселка.

— Риелторы специально выбирают одиноких людей, которые никому не нужны, которых, в случае чего, никто не бросится искать, — говорит замглавы администрации. — А для нас эти бывшие иркутяне, ангарчане, усольчане становятся обузой, создают нам большие проблемы. Не платят за квартиру, нигде не работают. Чтобы похоронить их, надо в собесе выбивать деньги.

Как здесь живут

Светлана Михайловна Липчанская, 1955 года рождения, переехала в Михайловку из Усолья. Поселилась в квартире на первом этаже. В доме стоит тяжелый запах бани и давно немытых стен. Трубы ржавые, в ванной и туалете постоянно бежит горячая вода, удушливые испарения оседают на стенах и на потолке большими каплями. Ремонтировать сантехнику Светлане Михайловне не на что. Нет денег на хлеб — какой уж тут ремонт? На столе, покрытом старой клеенкой, ряды вымытых стеклянных банок, на кухне не заметно и следа какой-нибудь пищи.

У немытого окна, на стене, покрытой копотью и плесенью, темная бумажная икона Божьей Матери. Света в доме нет, домоуправление обещает отрезать на зиму трубы, перекрыть и горячую, и холодную воду. У хозяйки нет средств, чтобы заплатить за удобства.

— Да я заплачу, вот накоплю денег и заплачу за квартиру, — обещает Светлана Михайловна. — Документы у меня украли в риелторской фирме. Паспорт, трудовую книжку, документы на квартиру. Но я накоплю денег и восстановлю документы.

В прошлой жизни Светлана Михайловна была инженером на закрытом секретном предприятии в Ангарске, у нее была благоустроенная трехкомнатная квартира в хорошем квартале, семья — муж и сын. В девяносто четвертом предприятие закрыли, а Светлана осталась без работы, стала попивать. Чтобы найти деньги на жизнь, решилась продать квартиру. С мужем разошлась, сын женился.

В 1995-м ангарские риелторы предложили ей однокомнатную квартиру в Усолье-Сибирском. Но и в Усолье Светлана Михайловна не сумела найти себе работу и хоть как-то наладить жизнь. Зато собутыльники нашлись быстро и в этом городе.

Однажды в квартиру к Светлане Михайловне позвонили. Молодой энергичный парень, назвавшись Игорем Прудниковым, предложил ей заплатить все долги за квартиру и свет. Конечно, для этого надо было бы продать эту однокомнатную квартиру и переехать в поселок под Черемхово.

— Станцию Половина знаете? — бодро спросил риелтор. — Там есть поселок Михайловка, дома панельные, пятиэтажные. Горячая вода, отопление, все, как полагается. И на руки получите большие деньги — разницу между вашей квартирой и той, которая будет вашей в Михайловке.

Женщина обрадовалась такому предложению. Особенно порадовала наличная сумма, потому что денег у Светланы Михайловны давно не было. Спившаяся женщина перебивалась случайными заработками. Сначала было спросила, откуда вышел на нее риелтор, да какие гарантии того, что квартира будет в собственности. Но Игорь быстро вошел в доверие, поставив на стол бутылочку беленькой. Судьба усольской квартиры была решена.

Сегодня женщина убирает два подъезда, получает триста рублей в месяц. Пьет. Не исключено, что ее очередь в списке безродных — следующая.

Золотое дно

Черные риелторы открыли в Михайловке золотое дно. Во многих домах окна квартир на первых этажах заколочены досками. Здесь никто не живет. Привози — заселяй безродных алкоголиков. Почти в каждом подъезде, в каждом доме на первом этаже продают дешевый спирт. Спирт, естественно, технический, потому и дешевый. От силы полтора-два года можно протянуть на таком пойле.

Задолжавшим за квартиру алкоголикам черные риелторы предлагают рассчитаться с долгами. У пьющих хозяев выманивают документы на квартиру, паспорта. Обманывают с деньгами: квартиры, которые стоят миллионы, покупают за несколько тысяч. Действуют наверняка: человек без паспорта, без документов искать правды не будет. Обманутые хозяева квартир быстро спиваются и умирают.


Из 171 умершего за 2004 год в поселке Михайловка 70 человек оказываются безродными. На перевозку безродного из Михайловки в Черемхово и на похороны собес выделяет всего 1200 рублей.

Загрузка...