"Вам надо бояться китайцев, а не мусульман"

Заявил в Иркутске ведущий Первого канала. Но ему не поверили

Известный московский журналист Максим Шевченко, ведущий ток-шоу "Судите сами" на Первом канале, побывал в Иркутске. На встрече с представителями всех религиозных объединений и конфессий, которые есть в Иркутске, он попытался убедить служителей культа в том, что никакой опасности исламского фундаментализма в России не существует. Однако это ему так и не удалось. В горячем философском споре принял участие и корреспондент "Пятницы".

Бунты устроили отморозки

Слушать телеведущего и известного эксперта было очень интересно, когда он рассказывал об истории старообрядчества, о развитии религиозной журналистики в диссидентский период. Но разговор о настоящем оставил весьма противоречивые впечатления. Может быть, это связано с тем, что с недавнего времени г-н Шевченко получил работу на Первом канале? А положение, как говорится, обязывает.

Особенно ясно это проявилось, когда речь зашла об уличных погромах во Франции. Многие российские аналитики усмотрели в происходящем сигнал опасности для нас. Ведь Россия в последнее время становится страной мигрантов.

пж

Вот, к примеру, мнение нашего земляка, профессора ИГУ Виктора Дятлова, который в течение долгого времени изучает проблемы миграции в Сибири: "Франция сейчас — это наша перспектива через 15—20 лет, как только дети мигрантов подрастут. И если мы сейчас это не осознаем, то страна пройдет через серию катастрофических потрясений, и на их фоне Франция будет цветочками".

Действительно, подрастает целое поколение детей мигрантов. Они воспитываются в семьях с другими традициями, другими законами, говорят на другом языке, живут достаточно изолированно — и кто поручится, что через несколько лет в Москве или еще где-нибудь не начнут гореть машины?

Однако Максим Шевченко никакой опасности в исламском факторе не усматривает. По его словам, причина бунтов во Франции заключается не в разнице культур и не в исламизации, а в уличной преступности.

— Поверьте, это все устроили хулиганы. Хотя многие из них носят арабские и исламские имена, но к исламу они никакого отношения не имеют. Они имеют отношение к бандам молодежи, которые не хотят работать, торгуют наркотиками, крышуют проституцию, занимаются рэкетом и грабежом на улицах. На мой взгляд, эту проблему в России разжигают фашистские группировки и люди, которые им необдуманно содействуют. Аналогий между Россией и Францией нет и быть не может.

Вслед за этим московский гость начал развивать тему причастности к беспорядкам американских спецслужб.

— Франция является самой политически антиамериканской страной в мире. И я уверен на сто процентов, что эти банды, которые терроризируют страну, подогреваются иностранными спецслужбами, в первую очередь, тех государств, которые заинтересованы в дестабилизации ситуации во Франции. Странно, что беспорядки эмигрантов не происходят ни в Италии, ни в Испании, ни в Великобритании, в государствах, которые безоговорочно поддерживают США в их политике на Ближнем Востоке.

Итак, опять во всем виноваты американцы! Как часто приходится это слышать в последнее время.

Добрые мигранты торгуют хурмой и помидорами

По словам телеведущего, в России такие бунты невозможны, "потому что мигранты в России являются законопослушными людьми, которые привозят хурму, помидоры, виноград и зелень".

— И наркотики, — добавил кто-то из зала.

Но, видимо, телеведущий не услышал (или не захотел услышать?) эту реплику.

Но ведь мигранты — это не только наркотики, речь идет о том, что у нашей преступности — этническое лицо. В криминальных сводках все чаще, говоря о национальности преступника, называют таджикскую, узбекскую, дагестанскую и т.д. Это тоже не должно нас тревожить?

Максим Шевченко твердо уверен, что не должно.

— Преступные группировки только на 30% состоят из приезжих, — продолжал он, — в Москве, к примеру, несколько группировок: солнцевская, черкизовская, огаревская, митинская и т.д. И ни одна из них не была этнической — все они были смешанными.

Правда, затем г-н Шевченко, очевидно позабыв об официальной точке зрения, все-таки поправился, сказав, что этнические группировки тоже имели место быть. "Чеченская была группировка, азербайджанская. Но меня, как москвича, их преступления не касались, они между собой дрались за сферы влияния. Сначала чеченцы перебили азербайджанцев, но не торговцев на рынке, а вооруженных бандитов, которые приезжали на стрелки. Чеченцы оказались более отмороженными, что они и сейчас доказывают".

А во всем остальном никаких проблем с мигрантами, по словам г-на Шевченко, нет.

— И вообще у вас в Сибири должно быть больше проблем с китайцами, чем с мусульманами, — неожиданно заключил телеведущий.

Это конфликт цивилизаций

Однако пришедшим на встречу такой подход к проблеме показался несколько противоречивым. Отец Вячеслав, настоятель православного храма поселка Куда, Иркутской области, заметил московскому эксперту, что тот говорит словами "нашего горячо любимого президента", но есть реальность, которая не может не беспокоить. Если мы будем замалчивать те процессы, которые существуют в обществе, то это только на некоторое время заморозит проблему.

— Я служил в армии, — рассказал отец Вячеслав, — долго жил на Кавказе, в Израиле и жил с мусульманами рядом. Они хорошие и добрые люди, но достаточно искры, чтобы все вспыхнуло. Когда в русскую среду попадает несколько человек чеченцев или дагестанцев, они, объединяясь в коллектив, мгновенно подчиняют себе русскую среду. И там, где они начинают чувствовать себя сильными, права всех остальных наций заканчиваются. Потому что в отличие от нас, которые отрекаются от своего вероисповедания, они не отрекаются. Они, даже если не ходят в мечеть, все равно остаются мусульманами, потому что это основа их выживания.

Затем свое мнение высказал отец Андрей, священник Иркутской католической епархии, который долгое время жил в Париже, Германии, и по его словам, нельзя сводить все происходящее во Франции к "подонкам" и "спецслужбам". Это упрощенный подход. Отец Андрей считает, что французские события — это в большей степени конфликт цивилизаций, и не надо говорить, что это устроили плохие люди, отморозки, безработные.

— Это по большей части вопрос религиозный. У нас хорошие отношения с мусульманами. Но уже надо думать о том, что они несут с собой другую культуру. Надо говорить о том, что меняется мир, цивилизация меняется.

Несмотря на этот очевидный факт, Максим Шевченко продолжал настаивать, что христианские ценности не являются в современной Европе основой, потому что в европейскую конституцию не включены понятия христианства. Тем самым он противоречил сам себе, перечеркивая свое же утверждение, что религия влияет на все процессы в жизни, в том числе на социальные и политические.

Отец Вячеслав подметил несоответствие, заметив, что существует цивилизационная инерция, которую не преодолеешь так сразу с помощью конституции. Страны Европы все равно принадлежат к христианской цивилизации. По своему мышлению, по своему отношению к людям, традициям. Даже если люди объявляют себя атеистами, они все равно остаются частью христианской цивилизации.

— Это крайне интересный философский спор, — заметил Максим Шевченко и поспешил свернуть тему.

Все-таки удивительные метаморфозы происходят с людьми. Вот и Максим Шевченко — талантливый журналист, высказывания которого всегда отличались смелостью и остротой. Об этом можно говорить, судя по его выступлениям на "Эхо Москвы" и в "Независимой газете". Но стоило ему прийти на официальный телеканал, как вся его смелость мгновенно улетучилась. Жаль.

Кто такой Максим Шевченко?

Максим Шевченко является одним из ведущих российских специалистов по проблемам формирования этноконфессиональных и этнокультурных идентичностей. В настоящее время он возглавляет Центр стратегических исследований религии и политики современного мира. Кроме этого он ведет на радиостанции "Маяк-24" программу "Выбор веры". В конце 1990-х годов Максим Шевченко работал специальным корреспондентом "Независимой газеты". Побывал в Афганистане, Пакистане, Чечне, Дагестане, Югославии, Израиле и Палестине.

Загрузка...