На охоту на вертолете

Охота на зверя давно уже перестала быть гастрономической и теплосберегающей необходимостью — у нас есть и еда, и одежда. Теперь суть охоты кардинально поменялась — охотник дорого платит за возможность поймать зверя. Многие используют самое современное оружие и технику. Так, иркутянин Петр Селеванов со своими друзьями летает на охоту на вертолете.

Час летной погоды — и Восточные Саяны покорены

— Удовольствие это не дешевое, 8000 только нужно отдать за вертолет, — рассказывает Петр Иванович, — но оно того стоит. Да и добраться до Восточных Саян по-другому нельзя. Через Шумак мы заходим в охотничьи угодья. Места там необыкновенные. Кругом тайга, один кедрач. В распадках гор бегут небольшие ключи, которые впадают в горные реки. Оттуда берут начало многие реки: Китой, Анот, Урик, Белая. Красота, ни с чем не сравнимая, голые скалы, ледники, водопады. Особенно красиво в тайге весной и летом, когда цветет вся ягода: брусника, черника, голубица, кашкара.

Путь охотника к зимовью не прост. Идти до участка охоты Петру Ивановичу приходится несколько суток. При этом на себе нести оружие и запасы еды.

Дни одиночества порою длятся целый месяц

Лес охотники делят на участки. На каждом участке есть несколько зимовий. Одно базовое (в котором живет охотник) и промежуточные. Расстояние от одного участка до другого охотники отмеряют часами. Так, чтобы добраться до соседнего базового зимовья у охотника уходит целый день.

— В гости друг к другу мы ходим редко, — продолжает Петр Иванович. — Чтобы дойти до другого зимовья, мне нужно встать засветло, доберусь же я до него лишь тогда, когда уже стемнеет. Неделями приходится коротать время в одиночестве. Рядом только собаки и суровая действительность тайги.

Утро охотника начинается в 6 часов, завтрак и обход участка. К вечеру нужно успеть проверить петли и капканы. Вечером охотнику нужно успеть приготовить ужин не только для себя, но и для своих четвероногих друзей.

Собаки в лесу своего хозяина не жалуют. Они держатся от него на расстоянии.

— Идешь зимой по лыжне, кругом никого нет, лес и тишина, — рассказывает охотник. — Ощущаешь лишь чей-то взгляд. Поворачиваешь резко голову и видишь, как на каком-нибудь холме стоят собаки, которые преданно следят за тобой. Как-то в лесу я потерял своего пса Фильку. Он не приходил к зимовью несколько дней. Я искал его, все поиски были тщетны. Ну, думаю, съели мою лайку, пес первый раз на охоте, неопытный. Лежу на кровати ночью, думаю, переживаю, где там Филимон. Вдруг слышу — кто-то скребется в дверь. Я включил лампу, взял ружье, отодвинул задвижку. Смотрю, на пороге стоит Филька, в пасти держит лопатку кабарги. Пришел, мол, тебя угостить хозяин своей добычей.

Самое главное у собаки — нюх и звонкий голос

Охотничьих собак лучше брать с родословными. Самыми признанными породами у наших собаководов являются лайки. Собаки должны на деле доказать свою родословную.

— Если собака в лесу никак не реагирует на добычу, боится выстрела, не может загнать зверя, это никчемная собака, — говорит Петр Иванович. — Толку от нее никакого не будет. У меня за практику таких собак не было. Я стараюсь брать щенков у охотников. Обычно они уже с молоком матери впитывают в себя все премудрости охотничьего дела.

У охотничьей собаки должно быть несколько талантов — звонкий голос и хороший нюх. Лайка должна уметь загнать зверя, без звонкого сопрано тут никак не справиться.

— Когда собака загоняет белку на дерево, ее за километр слышно, — продолжает охотник, — она не оступится, не бросит добычу. Такая собака на вес золота. У лаек очень большая работоспособность, они могут преследовать зверя целый день. Например, ночевать под деревом, карауля соболя, или выслеживать изюбра и держать его на отстое несколько суток.

Встреча охотника с медведем

— Многие незнающие люди считают, что самым опасным для охотника зверем в лесу является волк, — говорит Петр Селеванов. — Волки, наоборот, стараются обойти охотника, они прячутся, не попадаются ему на глаза. Кто не боится человека — это медведь. Мне приходилось встречаться с этим зверем. Как-то я шел со своим товарищем Юркой, мы проверяли капканы на его участке. Вдруг Юрий поднимает голову и видит, что перед ним стоит медведица. У зверя от ярости глаза налились кровью. Юрка успел крикнуть: "Петька, стреляй, их двое!" Я посмотрел в сторону — рядом с медведицей стоял еще один медведь. Звери с ревом шли на нас. Я выстрелил в медведицу.

Раненая медведица освирепела, она в ярости стала прыгать из стороны в сторону, цепляясь за стволы деревьев, выискивая охотника. Зверь никак не мог понять, откуда стреляли.

— Я стоял спиной к солнцу, — рассказывает Петр Иванович, — оно слепило глаза медведицы, она меня просто не видела. Я еще раз выстрелил в медведицу и медведя. Оба зверя были убиты наповал. В такой схватке не до гуманности: либо ты убьешь медведя, либо он тебя съест.

Охота — дело невыгодное

— При заключении договора охотнику выдают план на добычу пушнины, — рассказывает Петр Селеванов, —который он должен сдать государству. Цены, установленные в этом договоре, низкие. Например, за шкурку соболя платят 1200, когда в приемных пунктах цена ей — 2200 рублей.

Несмотря на большие затраты, Петр Иванович бросать охоту не собирается. Для него охота — это не просто хобби, это часть его жизни.

— Пока меня носят ноги, пока я получаю от этого удовольствие, я буду продолжать охотиться, — говорит Петр Иванович. — Представить свою жизнь без тайги я просто не могу.


Цена вопроса

Охота — дорогое занятие. Ружье стоит от десяти до 30 тысяч рублей. Патроны — от 6 до 22 рублей за один. Кроме этого для леса необходимо обзавестись специальной амуницией, курткой, брюками. Охотничьи куртки стоят от 2000 рублей (из сукна), до 7000 рублей (из плащевой защитной ткани). Охотничьи рюкзаки от 400 рублей до 1000 рублей (универсальные сумки). Термос от 500 до 1000 рублей. Плюс лицензия, на каждого зверя она разная. Еда — это самая малая часть расходов, на месячный запас еды у охотника уходит около 5000 рублей, на рожки, крупы, сухари, чай, сахар и консервы, все остальное охотники добывают в лесу.

Загрузка...