Уроки французского

Почему это случилось с одной из самых благополучных стран мира?

Чтобы понять причины происшедшего, необходимо заглянуть в историю самой Франции, которая "своими руками" создала предпосылки случившейся социальной нестабильности еще в 60-е годы. Ряд либеральных аналитиков утверждают, что своим стремлением искупить вину за колониальное прошлое, французы еще тогда заложили "бомбу замедленного действия". Франция на протяжении этих лет принимает мигрантов из бывших африканских колоний. И считает, что этим людям были предоставлены "широкие социальные возможности".

Исламом по Эйфелевой башне?

27 октября во Франции, в пригороде Парижа
Клиши-су-Буа, погибли от удара током на энергетической подстанции два арабских подростка, убегавшие от полицейских. Это событие всколыхнуло выходцев из африканских стран и послужило началом акции протеста против дискриминации в отношении иммигрантов. Зачинщиками в основном выступили подростки из неблагополучных семей, а также дети выходцев из бывших французских колоний. Они поджигали автомобили, общественные и промышленные здания, магазины. Кроме того, в некоторых городах пострадали даже католические церкви.

Самые большие потери за время нынешнего противостояния полиция понесла в городке Гриньи. Ранено 36 полицейских. Сейчас на улицах спокойно, но город как будто на осадном положении: магазины закрыты, а витрины заклеены.

В районы, пострадавшие от нападений, переброшены значительные силы полиции и жандармерии. Число сотрудников правоохранительных органов увеличено более чем втрое по сравнению с обычным режимом. Профсоюз французских полицейских заявил, что не может справиться с погромами, и предложил ввести комендантский час, что и было сделано в ряде департаментов страны, а также введен в действие печально известный закон 1955 года, позволяющий объявить комендантский час указом любого префекта департамента, ранее квалифицируемый левой оппозицией как фашистский.

Президент Франции Жак Ширак, конечно, пообещал, что правительство обратит свое внимание на проблемы жителей предместий Парижа, где население жалуется на расизм, бедность и безработицу. В свою очередь министр финансов Франции Тьерри Бретон сообщил, что подготовлены ряд предложений по созданию дополнительных рабочих мест для иммигрантов из исламской Африки.

"Мы вложили много денег в предместья за последние 20 лет, — попытался объяснить он. — Но очевидно, что этих вложений было недостаточно". А вот министр внутренних дел Николя Саркази объяснил, что бунтующие иммигранты — "это обезьяны" и просить у них извинения он не собирается, разве только что у хвостатых наших "предков" за столь неуважительное сравнение.

Сейчас, когда беспорядки в парижских пригородах постепенно затихают, а, с другой стороны, распространяются по всей Европе и Южной Франции, а французы приходят в себя от шока, возникает вопрос: почему это случилось с одной из самых благополучных стран мира?

Эффект от этих событий оказался настолько сильным, что многие заговорили о начале исламской революции: "Мусульмане восстали против христиан", "Малообеспеченные выходцы из африканских стран решили изменить свое положение", "Молодежь взяла на себя миссию орудия исламской революции". Некоторые даже поспешили связать в единую цепь взрывы в Лондоне и беспорядки во Франции, говоря о нападении исламских террористов на Европу. Многие придали этому событию глобальный характер.

Исходя из этой точки зрения можно заключить: близится закат Европы, и столкновение европейской и исламской цивилизаций, о котором писал профессор Самуэль Хантингтон, неизбежно.

Новый пролетариат

Но давайте же посмотрим на реальные обстоятельства, сняв розовые очки. Чем-то же "прекрасная Франция" должна была заплатить за "французское содружество наций", за дешевый уран для самой стабильной ядерной энергетики Европы, за алмазы людоеда Бокассы (мы-то помним, как Жискар де Эстен изображался французской оппозиционной прессой с алмазами вместо глаз), за охотничьи угодья для президента, для создания которых сотни людей в Центрально-Африканской Республике (империи) сгонялись с земель предков, за дешевую нефть Алжира и Габона, она и платила "свободой иммиграции". Не понимая, с первого взгляда, простой вещи.

На европейскую территорию инкорпорировалось не "некоторое количество людей", готовых воспринять уклад "новой родины", а целый мир с совершенно другими культурно-историческими традициями, и этот мир не готов и не способен жить по "чужим правилам". Считается, что адаптационные процессы, по примеру США, способны ассимилировать мигрантов минимум через три поколения. А если для имеющего тысячелетние традиции мира Магриба (так Северную Африку называют с времен сказок "Тысяча и одна ночь") или анимистической цивилизации тропической Африки этот мир "не наш", перефразируя высказывание одного знаменитого французского фантаста, тогда что?

Конечно, жилье и пособие по безработице в политически и экономически стабильном государстве привлекли мигрантов. Более того, многие работали, хотя условия труда были суровые, но, несмотря на это, были довольны своим уровнем обеспеченности. Однако новое местожительство не изменило их жизненного уклада. Кварталы, в которых они жили, отличались высоким уровнем криминализации и безработицы. Они оказались как бы исключенными из жизни французского общества. Важно отметить, что поток мигрантов ежегодно возрастал и сегодня они составляют значительную часть населения Франции. Пройдитесь по улицам Парижа, ни в одном универмаге или супермаркете вы не увидите белых лиц.

В этих сложных условиях выросло второе поколение выходцев их Африки. Этих людей, между прочим граждан Франции, уже не удовлетворяет место, которое они занимают в обществе. Сегодня они знают, что можно жить лучше.

Все эти противоречия достигли своей остроты, и нужен был толчок для эскалации конфликта. Им и послужила гибель подростков, ведь человеческая жертва является самым мощным стимулом развязывания столкновения. Образ забытых государством, обездоленных и угнетенных оказался очень близок этим людям. Недаром ряд социологов уже называют эмигрантские сообщества в Европе новым пролетариатом.

Ислам в данном случае выступил как символ единения этой молодежи. Это не джихад, а лишь попытка заявить о сложном положении мусульманского населения. Масла в огонь подлили журналисты, назвав происходящие события революцией.

Французские власти оказались в сложном положении. Они не могут использовать армейские подразделения против подростков, потому что власти Франции и, прежде всего, президента обвинят в расизме.

Борьба за соблюдение прав человека и политкорректность сыграли злую шутку над самими французами. Мультикультурное общество, которым гордилась Франция, стало трудноразрешимой проблемой. Прежде всего это проблема улучшения социального положения бедных мусульманских кварталов и повышение уровня занятости этой части населения.

Чего ждать России?

Некоторые заявляют о том, что сегодня в России формируется база для подобного конфликта, который проявит себя через 15—20 лет. Инициаторами его выступят дети тех мигрантов, которые сегодня проживают в России. На самом деле подобные заявления представляют собой попытку подогнать российскую действительность под французский сценарий. Пока России не стоит примерять на себя подобные конфликты. И вот почему.

Социально-политическая среда, сформировавшаяся в России, значительно отличается от той же среды во Франции. Мигранты приезжают в Россию не за социальными преференциями (пособие, доступное жилье, безопасность). Эти люди не надеются на подобные блага. Они понимают, что социальное обеспечение в России отстает от европейских стран. Поэтому главная задача для них — найти работу. Так называемые маятниковые мигранты из бывших советских республик приезжают на заработки, как правило, лишь в теплый период времени.

Несмотря на тяжелый физический труд и порой невыносимые условия проживания, они не пойдут устраивать беспорядки, т.к. знают, что живут здесь временно и в большинстве случаев нелегально. Россия для таких мигрантов представляет собой лишь место, где они могут заработать деньги. В настоящее время сюда приезжают и граждане Китая, аналогично первым они надеются только на свой труд, а не на заботу государства. Те жители бывших советских республик, которым удалось получить гражданство, в большинстве случаев имеют небольшой, но стабильный доход. Они, в отличие от выходцев из африканских стран во Франции, отлично интегрировались в российское общество и стали его неотъемлемой частью.

На сегодняшний день ситуация, вышедшая из-под контроля властей, постепенно возвращается в рамки правового поля. Французские власти уже сделали соответствующие выводы, в ближайшее время пересмотрят свою миграционную политику и депортируют зачинщиков беспорядков, к чему они уже приступили. Таким образом, вопрос оказался лишь составной частью национальной политики Франции, возможно, и других стран ЕС, а не проявлением исламской угрозы миру.

Загрузка...