"Медведь мог вырвать мне глаза"

Шелеховский охотник, побывавший в лапах медведя, считает, что ему крупно повезло

5 ноября в урочище Русаков Камень (в 50 километрах от Шелехова) разыгралась трагедия. Медведь напал на человека. Охотник чудом остался жив, медведь ушел. Местные охотоведы считают, что зверя надо во что бы то ни стало найти и отстрелить. Медведь, почуявший запах человеческой крови, становится вдвойне опасным.

В тот день Сергей Звеков с компанией из 5 друзей-охотников отправился на уазике в тайгу. Отъехали всего каких-то пятьдесят километров от Шелехова.

Пообедав, решили пройтись вдоль дороги, посмотреть дичь — вдруг кто-нибудь попадется. Каждый пошел в свою сторону. Сергей, не торопясь, побрел по склону горы. Накануне, в пятницу, выпал снег, поэтому все следы читались легко. Впереди бежали две лайки. Идти было легко, день погожий, воздух чистый, и лес просматривается далеко впереди. Но на середине горы поваленные сосны и ели неожиданно преградили путь. Пока Сергей перелазил через бурелом, краем глаза успел увидеть, что слева за спиной мелькнула тень. Оглянулся — медведь.

— Я даже ружье не успел вскинуть, не успел вскрикнуть, — вспоминает Сергей. — Все произошло в мгновение ока. Медведь накинулся сзади, подмял под себя, здоровый черт, килограммов двести.

Охотник почувствовал, что медведь ухватил зубами его ухо, потом другое, от боли Сергей на минуту потерял сознание. Очнулся — медведя не было. Кто или что его спугнуло — не знает. Может, собаки бы и помогли, но обе лайки еще молодые, не притравленные на зверя. Взять медведя они не смогли. Зверь ушел.

Окровавленный и израненный, Сергей все же нашел в себе силы подняться. Кровь заливала глаза и лицо (точнее, лица не было — сплошная рана), одежда стала тяжелой от красной влаги, но, ориентируясь по деревьям, охотник кое-как вышел на дорогу.

— Ты что это? Что с тобой? — закричал водитель, который первым увидел Сергея.

Быстро подтянулись остальные.

В компании охотников оказался врач, который собрал вместе рваные куски кожи, свисавшие с головы, и перебинтовал. Самое страшное, что теперь могло быть,
— медведь мог занести инфекцию. Обычно слюна и когти зверя являются опасными рассадниками заразы, поэтому укусы собак и кошек так плохо заживают. Необходимо было срочно доставить пострадавшего в больницу. По сотовому телефону из Шелехова вызвали скорую.

Урочище Русаков Камень, в котором разыгралась трагедия, находится недалеко от деревни Шаманки, Шелеховского района. Как на грех, паром через широкий в этом месте Иркут уже стоял на приколе, потому что по реке пошли льдины. Дорога была одна — через подвесной мост, но по нему можно пройти только пешком. Из тайги вырулил уазик, а с другой стороны моста уже стояла скорая. Сергея под руки через длинный мост вели товарищи, но с каждым шагом уходило драгоценное время.

Когда пострадавшего привезли в шелеховскую больницу, оказалось, что специалистов, которые могли бы сшить мягкие части лица, в Шелехове нет. На этой же скорой охотники отправились в Иркутскую областную больницу. Тем временем пошел уже второй час, как медведь напал на охотника.

Надо отдать должное Сергею, все это время он держал себя в руках. Не ныл, не жаловался. Не зря, наверное, он работает на ИркАЗе крановщиком, ведь слабаки на этой работе не задерживаются. Операция продолжалась три часа, хирурги пытались вернуть Сергею лицо, избежать заражения крови. Сложнейшая операция прошла успешно.

Сейчас Сергей уже ходит. Немного смущается синяков на лице и со смехом рассказывает о том, что с ним приключилось. Он считает, что ему повезло:

— Он ведь мог мне кости переломать, глаза вырвать, а так только кожу порвал. А в тайге я не новичок. Вот уже пятнадцать лет специально отпуск на работе беру, чтобы поохотиться. Изюбря добывал, козу, кабаргу. Медведя, правда, не доводилось, но уверен — не спасовал бы, если бы вышел на него.

Упрямый охотник не собирается так легко сдаваться:

— С десятого ноября разрешена охота на копытных. Я вообще-то пошел бы, если бы отпустили. Но ребята говорят: "Лежи себе полеживай! Еще успеешь. Слава Богу, жив остался, а охота от тебя не уйдет".

Медведь снял охотнику скальп

Как рассказал Иван Владимирович Попов, кандидат наук, заведующий отделением микрохирургии областной клинической больницы, пациент поступил в хирургию через три часа после нападения медведя. Еще три часа продолжалась операция.

— Таких обширных травм у нас еще не было, — заявил хирург. — Были укусы собак, тоже очень серьезные рваные раны, но такого точно не было.

По сути дела, хирурги произвели пациенту, побывавшему в медвежьих когтях, реставрацию лица. Медведь напал сзади, нанес скальпированную рану черепа, то есть просто снял с головы скальп. Три часа хирурги буквально собирали лицо: зашивали искусанные уши, восстанавливали вырванное крыло носа и верхнюю губу.

Перед хирургами возникла серьезная задача: не дать возможности инфекции, которую всегда вносят животные со слюной, распространиться дальше и вызвать заражение мягких тканей. Сегодня, спустя неделю после нападения медведя на человека, можно сказать, что хирурги со своей задачей справились блестяще. Осложнения после операции не возникли.

Было наложено около ста швов, сегодня все они сняты, ткани срослись хорошо, воспаления нет.

Нападая, на спине человека медведь оставил следы огромных, мощных когтистых лап. Шрамы, наверное, останутся на всю жизнь.

— Надо сказать, что пациент сумел справиться с такой серьезной травмой. Больше ста швов мы наложили — это достаточно тонкая и деликатная работа, требующая особого шовного материала, инструментария и, самое важное, высокой квалификации хирургов, — добавил Иван Попов. — Конечно, можно найти какие-то косметические дефекты, но то, что было до операции, и то, что вы видите сейчас, — это две разные вещи. Уникальная операция была сделана бесплатно.

Зверь караулил свою берлогу

Виктор Степаненко, заведующий отделом экологического просвещения Байкало-Ленского заповедника, так прокомментировал случай в тайге под Шелеховом:

— Этот медведь просто караулил свою берлогу. Он напал только потому, что почуял: берлогу раскрыли, надо новую искать. Вот он в растрепанных чувствах и набросился на охотника. Медведь — зверь осторожный. В большинстве случаев мы его не видим, а он нас видит. Охотник шел по лесу, до медведя доносился шорох его шагов. Он затаился, да и напал на человека. Покусал, злость выместил на нем.

— Но обычно в октябре — ноябре медведи уже лежат в берлогах, а этот почему не лег?

— В сытые годы не такое уж редкое явление, когда медведи поздно ложатся. В тайге полно паданки — кедровых шишек, самцы их подбирают, поэтому и не ложатся долго. Хотя медведицы с медвежатами уже лежат в берлогах.

— Теперь этого медведя нужно застрелить?

— В принципе, добыть этого медведя нужно. Зверь, который почувствовал победу над человеком, становится опасным. Когда медведи и люди живут рядом, зверь должен уступать дорогу. Обычно медведи так и делают, но этот нарушил правила, значит, его надо отстреливать.

— А в вашей практике были случаи внезапного нападения медведя на человека?

— Я знаю одного работника метеостанции, который увидел медведя спящим на поляне и захотел его сфотографировать. Подошел и мыльницей щелкнул. Медведь воспринял вспышку фотоаппарата как атаку. Он напал на фотографа, сбил его с ног, покусал, помял, побросал. Убивать не стал, лишь покалечил и ушел. Сто шестнадцать швов наложили фотографу. Человек должен всегда помнить: медведь здесь живет — это его тайга, и он в ней — хозяин.

Метки:
baikalpress_id:  4 191