Манна небесная

Каждый день примерно к 12.00 около Крестовоздвиженской церкви в Иркутске собирается народ. Бывает человек 30—40, вид у них самый разнообразный: с сумками, баулами, небритые, у многих на лицах синяки. Объединяет всех одно — они пришли сюда получить кусок хлеба и миску горячей пищи. Так заведено в этом храме много лет (старшины говорят, больше пятнадцати): накормить тех, кто нуждается в питании.

Если театр начинается с вешалки, то "ресторан под открытым небом" — с кухни. Здесь хозяйничают ризничная Татьяна, которая занимается непосредственно приготовлением пищи, и Ольга Павловна — она отвечает за раздачу, режет хлеб, разливает суп и раскладывает кашу по котелкам, выносит еду и раздает. Ей уже за семьдесят, но выглядит она очень бодрой — к ней все относятся с большим уважением, ведь из ее рук получают хлеб.

Меню, конечно же, разнообразием не отличается: рыбный суп, овощной суп, каши. При храме имеется свой огородик, там выращивают морковь, свеклу, зелень, картошку (картошки, правда, до весны не хватает, приходится прикупать). А хлеб покупается на церковные деньги. Иногда сердобольные люди приносят из дома продукты. Как говорится, что Бог послал.

Разговариваю на кухне с Татьяной.

— Татьяна, а ведь эти люди все бы могли работать, только дай им дело.

— Да не будут они просто так работать. Почти ни у кого из них нет документов, жилья. Они опускаются все ниже и ниже. Им нужны реабилитационные центры, чтобы превратить их в более-менее нормальных людей, которые смогут сами принимать решения.

Люди действительно здесь бывают трудные, почти все — в синяках. То между собой дерутся, чтобы отобрать заработанные на металле и бутылках копейки, то сами становятся жертвами — шпана, чтобы потренироваться, изобьет. И все равно, сколько бы в них ни было злости, обиды — в душе они простачки. Почти все дотрагивались до моего дюралевого штатива с восхищением — килограмма на полтора потянет (все они сдают металл). Хотя фотоаппарат, висевший у меня на шее, стоил в сотни раз больше.

Метки:
baikalpress_id:  4 185