Первая любовь как фантомная боль

"Человек, который упивается воспоминаниями о первой любви, воспринимает реальную жизнь как через запотевшее стекло", — уверен старший преподаватель факультета психологии Иркутского государственного университета психолог Сергей Анатольевич Бышляго.

Продукт воображения

— Принято думать, что первая любовь — это как корь или ветрянка: надо переболеть и жить потом без последствий и осложнений. Это так, Сергей Анатольевич?

— Это действительно последняя и самая тяжелая детская болезнь. Первая любовь остается на всю жизнь, и воспоминания о ней возвращаются на протяжении всей жизни человека. И для этого случая подходит концепция формирования мотивов, описанная Алексеем Леонтьевым, одним из корифеев нашей науки, согласно которой первый предмет, который впервые и снимает возникшую потребность, в данном случае в эмоциональной привязанности, в близких отношениях к другому человеку, он, как правило, становится, есть такой термин, предметом потребности, или мотивом, своего рода эталоном при возникновении аналогичных отношений. И все последующие выборы так или иначе определяются первым — возникает такой феномен, как фиксированная установка.

И заметьте, явно либо неявно человек сравнивает — насколько очередной спутник лучше или хуже первого. И причем это происходит, как правило, бессознательно. И все-таки здесь самое главное, что, по большому счету, психология не может ответить однозначно на вопрос — что такое любовь? И слава Богу!

— Каждый на эту тему мудрит самостоятельно.

— У Генри Менкена есть такое выражение: "Любовь — это торжество воображения над интеллектом". И ему в унисон вторит Дикенсон: "Любовь — это все, что мы знаем о ней". Любовь — это термин, в который каждый вкладывает свое содержание. Хотя очень интересные исследования приводит специалист наш, отечественный, по эмоциональным отношениям Леонид Яковлевич Гозман, он отмечает, что при опросах только 10% мужчин и 16% женщин выражают сомнение — а знают ли они, что такое любовь.

— А остальные все знают?

— А остальные, в том-то и дело, в этом смысле вполне в себе уверены. Возможно, объяснить словами каждый человек это и не сумеет, но интуитивно чувствует. Значит, речь идет об интуитивном, доопытном понимании этого чувства.

— Но почему все-таки первая любовь?

— Есть такое интересное высказывание: "Кто не забудет своей первой любви — не узнает последней". Потому что человек — существо инерционное и находится под впечатлением, иногда всю жизнь, своего первого чувства. Человек может создавать свои химеры и фантомы, подменяя ими реально существующий мир и отношения, которые в этом мире складываются. А поскольку, видите, получается, что любовь — продукт воображения и интуиции, то здесь открывается широкое поле для фантазирования и приукрашивания своих ранних, детских, подростковых, юношеских, эмоциональных контактов. Потому что, смотрите, легче любить свои воспоминания, чем живого человека. Это аксиома. Поэтому так притягательна и желанна ностальгия.

— Есть как вариант перевод слова "ностальгия" — память о боли.

— Я бы сказал — память об идеале, который мы сами для себя сотворили.

— Утраченный рай?

— Может быть, может быть... Всегда труднее проявлять заботу и ответственность, стараться понять того человека, с которым ты строишь отношения здесь и сейчас. И вот мне кажется, если возвращаться к специалистам-психологам, которые изучали это явление, то нельзя обойти Эриха Фромма, который выделяет следующие составляющие этого чувства — забота, ответственность, уважение, знание и, немаловажный фактор, радость от общения с другим человеком. По сути, любовь — это остаточные воспоминания о былой радости. Подчищенные воспоминания о прошлом.

— Как старый альбом с фотографиями.

— Первая любовь притягательна, потому что она идеальна.

— Человек еще не успел нагрешить?

— Она идеальна, значит, бестелесна, по сути. А общение с человеком в настоящий момент предполагает контакт не только с положительными сторонами, но и отрицательными. Понимаете, объект любви реально, он не хороший, не плохой, он разный. А вот воспоминания о первой любви однозначно хорошие.

— Даже если тебя тогда обманули, предали, бросили?

— Даже если тогда и были там какие-то негативные моменты, а они однозначно были, но наша память весьма избирательна и субъективна. Ницше по этому поводу сказал: "Это было — говорит моя память, этого не могло быть — твердит моя гордость. И память уступает". С памятью всегда можно договориться.

Чтобы не сфальшивить

Анна: "Мой ребенок, ему 13 лет, последнее время ходит грустный, потерянный. Я случайно узнала, что ему нравится одна девочка в классе. Но он не хочет говорить со мной на эту тему".

— Это вполне естественное и ожидаемое поведение ребенка в 13 лет, особенно мальчика, потому что в период полового созревания, когда организм, а вместе с ним и психика человека, изменяется революционно, то есть рывком, подросток не в состоянии реально оценивать собственные мысли, поступки, желания; все новое, и он не знает, что с этим делать. И допустим, мальчик осознал, даже не осознал — почувствовал интерес к девочке, выделил ее из числа других, но он еще не обладает адекватными способами передачи своего отношения, которые требуются в этой ситуации. И здесь, мне кажется, ребенка нужно вызвать на откровенный разговор, побеседовать с ним душевно.

— Но Анна пишет, что мальчик не идет на контакт.

— Значит, не те ключики были подобраны, не та интонация в голосе, потому что подростки очень остро реагируют на паравербальные характеристики общения — тембр голоса, скорость, смысловые акценты, интонацию. Скорее всего, в речи Анны при общении с сыном сквозят какая-то досада, раздражение, которые она не улавливает, а он это четко фиксирует, и контакта не получается. И мне кажется, Анне, прежде чем приступать к этой беседе, нужно внутренне к ней подготовиться, настроиться, даже войти в роль, чтобы не сфальшивить и не опуститься до родительских нотаций.

Метод проб и ошибок

Ирина: "Моей дочери 14 лет. Она симпатичная девочка. Ей постоянно звонят мальчики, то один, то другой, то третий. Она со всеми кокетничает. Как ей объяснить, что нельзя так, нельзя размениваться, нужно одного выбрать".

— Ирина, может быть, вам нужно больше доверять дочери? Дети гораздо умнее, чем кажутся взрослым. Ваша дочь, осознавая свои достоинства, просто играет, игра закончится, если она встретит то, что ей нужно. И на место игры встанут более личные отношения, одна фаза автоматически перейдет в другую.

— Девочка себя ищет?

— Да, это поисковая активность. По тому же Леонтьеву — первый период потребностей человека, он вполне естественный, так называемый метод проб и ошибок. И как-то нереально требовать от подростка исходно целенаправленных, взвешенных и тем более рациональных действий — если и у взрослых это требование остается на уровне благих пожеланий. Ведь, по сути, каждый должен наступить на собственные грабли, обезопасить от грабель вообще невозможно. Потому что человек — это существо, которое учится на собственных ошибках, а советы других людей, и тем более родителей, воспринимает как назойливость.

Нарушает распорядок дня

Виктория: "Дочь моя (16 лет) переживает первую любовь, и не очень, похоже, счастливую. Весь набор: не ест, не спит, ждет звонков. Я так ее понимаю, потому что и у меня все это было 20 лет назад, а помню как сейчас, ничего не забылось. Как мне быть — дочка не хочет разговаривать".

— Классическая иллюстрация того, о чем мы с вами говорили выше. И особенно обращает на себя внимание фраза Виктории — насчет не очень счастливой любви. Очень интересная фраза.

— Виктория кодирует свою дочь? Навязывает ей свой опыт?

— У Виктории есть эталон своей первой влюбленности, и в ее личном опыте первая любовь была не очень счастливой, и она, пусть неявно, переносит свой опыт на наблюдаемое ею поведение дочери. Тогда вопрос, Виктория: а в чем заключается счастье или несчастье первой любви? В чем это должно выражаться? Чего, собственно, вы ожидаете от дочери? Да, девочка не есть, не спит. Симптомы описаны, симптомы влюбленности налицо. И диагноз тоже вроде бы на подходе. Но опять же, если использовать врачебную терминологию, помимо "объективных" данных требуется и детально расспросить пациента. А расспрос возможен, если с человеком установлен эмоциональный контакт. И мне кажется, эмоциональный контакт будет только в том случае, если Виктория откажется от роли врача и эксперта по первой любви, а попытается взглянуть на ситуацию с точки зрения подруги своей дочери — то есть на равных.

— Виктория кликушествует?

— Мне кажется, да. Не ест, не спит... Ее дочь, что, нарушает распорядок дня? Викторию беспокоит то, что ее не поставили в известность и не спросили высочайшего соизволения. Ну а поскольку резолюция не наложена, то и "диагностированная" первая любовь дочери, по определению, будет несчастной. Мне кажется все-таки, что описанная проблема — это проблема не дочери, а самой Виктории. Потому что, глядя на дочь, она видит себя, или, другими словами, она ничего не видит. И здесь, я думаю, нужно избегать категоричности в оценках, потому как Кузьма Прутков сказал: "Не зная языка ирокезского, что ты умного можешь сказать о нем?" Виктории хочется пожелать быть ближе к своей дочери. Все-таки.

Не пороть горячку

Ольга: "Дочь влюбилась первый раз в жизни, рыдает, что уйдет к мальчику, говорит, что его родители не против. Дочь уперлась, говорит, что любит, а парень ее — обычный тюфяк, ни бэ ни мэ. Она как будто за двоих решает. Парень учится на 1-м курсе, моя школу заканчивает".

— Оля, вы сами знаете, что мальчики значительно отстают, и это общеизвестный факт, в психофизическом, эмоциональном, интеллектуальном развитии от девочек-сверстниц и даже тех, которые чуть моложе их. И поэтому в описанной вами ситуации вполне естественными выглядят роль и позиция вашей дочери. То есть если парень не знает, будет ли он есть масло и стоит ли открывать пачку, то девушка уже практически доедает это мало в виде бутерброда.

— А почему так происходит?

— Потому что женское восприятие образно и, следовательно, одномоментно. И мне кажется, здесь от Ольги требуется одно — убедиться в силе чувств, которые возникли между детьми, насколько они серьезны, а не какая-то сиюминутная прихоть или краткосрочная влюбленность, и, наверное, надо провести серию бесед с родителями мальчика, с самим мальчиком.

— Ольга пишет, что он ни бэ ни мэ.

— Это слишком субъективно, это пристрастное отношение матери к выбору своей дочери, потому что, даже если бы он был медалистом, состоявшимся ученым и бизнесменом, ему все равно чего-то всегда не хватало в глазах матери девочки. Мне кажется, Ольге нужно этого мальчика увидеть беспристрастным, объективным взглядом. Нужно не пороть горячку.

— А если дочь буянит?

— Наверняка, если буянит, это хорошо, это хороший признак, запал, значит, скоро закончится. Хуже было бы, если бы все было тихо, потому что человеческая энергетика — она не бесконечна. Возможно, через месяц подобные отношения ликвидируются как таковые, если это несерьезно.

— Ольге нужно тянуть время?

— Я думаю, да. Это оптимальная тактика: под предлогом проверки чувств, как угодно. Но надо понимать, что активность Ольги, в этом вопросе вполне, конечно, объяснимая, только раззадоривает ее дочь, и получается эффект от противного — с чем боролись, на то и напоролись. А это очень опасно — дочь может пойти на принцип, даже разочаровавшись в своем парне, чтобы что-то доказать матери. Поэтому здесь будет уместна такая циничная врачебная поговорка — если болезнь не начать лечить вовремя, то она, скорее всего, сама пройдет. А попытка "лечения" могут только усугубить течение "болезни".

Излечиваться от "зайцеватости"

Надежда: "Моего сына одноклассница буквально изводит своими чувствами, сын говорит, что ничего там нет, но она его буквально достает — у подъезда дежурит, звонки: куда пошел, когда вернется. Мы уже вздрагиваем от телефона, девочку, конечно, жалко, но у нас уже нервы сдают от этой любви".

— Мальчику надо посоветовать все-таки объясниться с девочкой, а не прятаться за маму и не убегать в подъезд. Нужно набраться храбрости — четко объясниться с человеком, который тебе неинтересен. Конечно, это тяжело, нужно подготовиться, настроиться. Потому что иначе эта невротичная ситуация может затянуться и ни к чему хорошему не приведет. Причем объясняться нужно самому мальчику, а не маме мальчика. Потому что все выводы и доводы Надежды не будут восприняты адекватно. Сыну Надежды нужно поступить по-мужски, по-взрослому, бегать можно всю жизнь, и от себя бегать. У человека закрепляются способы поведения: сначала он будет бегать от девочки, а потом — от серьезных жизненных проблем. И так всю жизнь. Надо излечиваться от собственной "зайцеватости".

Любите сейчас

— Сергей Анатольевич, а кто больше подвержен воспоминаниям о первой любви — мужчины или женщины?

— Мне кажется, одинаково, в равной степени. Речь просто идет о близком психическом типе: это, как правило, люди сентиментальные, погруженные сами в себя, с преобладанием разноцветного внутреннего мира, которые преувеличивают его значение по сравнению с реальными событиями. Получается, что реальные события лишены той яркости, которую они в состоянии сами придумать. Мне кажется, их можно назвать фантазерами задним числом. И как правило, девиз подобного рода людей — "Как мало прожито, как много пережито". И мне кажется, что человек, который упивается ностальгией по собственному прошлому, по первой любви, воспринимает жизнь как через запотевшее или матовое стекло. Нужно протереть это стекло и увидеть все богатство красок жизни здесь и сейчас! И вас не будет преследовать, как фантомная боль, рафинированная и облагороженная, приглаженная и причесанная первая любовь.

— Сергей Анатольевич, а как надо привести себя в чувство, если замечаешь, что начал создавать себе эти миры и легенды о прошлом?

— Постарайтесь увидеть что-то новое в том человеке, которого вы любите сейчас. А если вы любите сейчас... себя, то полюбите себя нынешнего, а не прежнего.

Метки:
baikalpress_id:  28 008