"Металлисты" растаскивают железную дорогу

Раньше металлистами называли молодых людей в заклепанной вдоль и поперек одежде, серьгами в носу и футболках с надписью Metallica. Теперь так называют людей, которые по частям растаскивают Восточно-Сибирскую железную дорогу. 25-метровый стальной рельс весом полторы тонны "металлисты" за несколько часов распиливают на куски и загоняют в пункты приема металла, которые, как известно, такими вещами не брезгуют. По словам сотрудников транспортной милиции, бороться с хищениями можно только самыми жесткими мерами. Какими именно — выяснял журналист еженедельника "Пятница"

Что воруют

Воруют на железной дороге все, что звенит. Верхние строения путей, накладки, подкладки, покилометровый запас (рельсы, сложенные вдоль дороги), костыли, противоугоны (приспособления для того, чтобы не возникало продольное смещение рельсов. — Авт.), механизмы крепления рельсов к шпале. Кроме того, любители поживиться цветным металлом копаются в релейных и в трансформаторных шкафах.

Самое выгодное дело для "металлиста" — это красть рельсы. Один метр стандартного двадцатипятиметрового рельса весит шестьдесят килограммов. А за тонну в пункте приема можно получить три тысячи рублей. Поскольку стащить такой огромный предмет в одиночку невозможно, рельсы разрезают на несколько частей прямо на месте. Для этого достаточно специального резака и газосварки.

Именно таким образом в ночь с 6-го на 7 сентября на железнодорожном перегоне недалеко от Нижнеудинска исчезли шесть приготовленных для замены рельсов. Орудовала хорошо сплоченная группа из шести человек, рельсы разрезали и увезли на грузовике.

Почему так легко воровать на железной дороге? По словам Сергея Филонова, начальника уголовного розыска Восточно-Сибирского УВД на транспорте, железнодорожные перегоны — это большей частью объекты неохраняемые (ведь не поставишь на каждом километре по милиционеру. — Авт.), к полотну можно подойти в любое время, даже подъехать на грузовике с газосваркой.

В среднем за сутки милиция задерживает по двое-трое "металлистов".

Кто ворует

Понятно, что бомжи раздобыть "воровайку" (так милиционеры называют небольшой грузовичок с краном) не могут. Поэтому милиционеры отмечают некоторую градацию "металлистов". Что помельче — тащат с дороги безработные и дети. Милиционеры, например, вспоминают эпизод, когда малолетние воры умудрились за смену унести с полотна несколько сотен мелких металлических частей. Рельсы же воруют люди более подготовленные. В начале октября на перегоне Мальта — Усолье-Сибирское украли два дроссель-трансформатора (катушки размером с пивной ящик. — Авт.). Они находились в нескольких километрах друг от друга. Нашлись трансформаторы в пункте приема металла — через него и вышли на воров.

— Мы задержали в этом году 767 "металлистов", — говорит полковник милиции Филонов. — Большая часть из них — безработные и несовершеннолетние.

Почему воруют

По словам Сергея Владимировича, проблема с "металлистами" возникла десять лет назад. Тогда началась массовая кража медных частей сигнализации связи. Железнодорожники взамен меди стали использовать другие материалы, которые для воров были не интересны. Но в конце прошлого года воры вновь направили свой корыстный интерес на железную дорогу.

В 2004 году к российскому металлу стал проявлять повышенный интерес Китай. Цены на черный металл в Иркутске выросли вдвое (полтора года назад за тонну металла в пунктах приема платили 1,5 тысячи рублей, а к началу 2005 года цены выросли до трех тысяч. — Авт.), чем, разумеется, подстегнули интерес к металлу и наших неблагонадежных соотечествеников.

За тонну черного металла в нелегальном пункте приема платят до трех тысяч рублей. Благодаря таким расценкам сначала были опустошены все свалки. Затем "металлисты" перешли на железную дорогу.

Что делать?

Отслужившие свое рельсы, новые рельсы, костыли, противоугоны и прочее лежат буквально вдоль полотна. Бери и уноси. И здесь нет вины самих железнодорожников. Специальных складских помещений для хранения изделий из металла под замком потребовалось бы нереальное количество. Кроме того, их появление заметно усложнило бы ремонтные работы: гораздо легче устранить неполадку, когда расходные части под рукой, на месте. Поэтому милиционеры видят один выход из сложившейся ситуации — ужесточение контроля за деятельностью пунктов приема металла. Даже будучи официально зарегистрированными, некоторые пункты плодотворно сотрудничают с нелегальными конторами, в которые в свою очередь воры и несут похищенное. Выследить нелегальные пункты достаточно сложно, потому что многие из них - однодневки. Они постоянно переезжают с места на место на больших грузовиках.

— Если бы владельцы легальных пунктов перестали принимать металл от своих подпольных коллег... — подытоживает Сергей Филонов. — Но для этого нужно жестко наказывать тех, кто принимает металл без документов. Сейчас они отделываются только штрафом (до трехсот рублей).


Пока еще "металлисты" берут только то, что плохо лежит. А если они начнут вытаскивать костыли из шпал?

В конце прошлого года резко выросли цены на черный металл в Иркутске — сказался возросший интерес к российскому металлу в Китае. ... И металлисты пошли за черным металлом на железную дорогу — самый доступный его источник.

Метки:
baikalpress_id:  28 001
Загрузка...