Колдуны еще никого не вылечили

Человек, которому поставили диагноз "рак", чаще всего бросается к знахарям и целителям, пытаясь избежать операции. К сожалению, официальная медицина не пиарит себя так, как авторы различных методик, "исцеляющих рак". Обманутые пациенты не могут подать в суд на вралей-целителей просто потому, что злокачественная опухоль отбирает жизнь. Мы предлагаем на ваш суд две истории, герои которых столкнулись с этим страшным недугом.

Поздно установили диагноз

Иркутянин Валерий П. рассказывает, что год назад умерла его теща, шестидесятилетняя пенсионерка. Жила она в Первомайском, где несколько лет подряд действует система так называемых семейных врачей. В поликлинике очередь к семейному врачу — на месяц вперед.

— Теща почувствовала себя плохо в апреле 2004-го, — вспоминает Валерий. — У нее резко увеличился в объеме живот, появились неприятные ощущения в полости рта. Записалась на прием к семейному врачу, пришлось почти месяц ждать своей очереди. В поликлинике выписали направление в онкологию.

С диагнозом "рак печени четвертой стадии" пенсионерку выписали домой, эта опухоль была уже неоперабельной, время упущено. Отчаявшись получить помощь у официальной медицины, родные стали искать знахарей.

— Нашелся на окраине города дедок один, который предлагал полечить ее настойкой болиголова, аконита и еще какой-то очень ядовитой травы. Одна бутылка настоя обошлась нам в три тысячи, — говорит Валерий, — но мы готовы были заплатить любые деньги, лишь бы теща выздоровела.

Больная пила настойку точно по рецепту, но облегчения все не наступало. Дедок же, видя, что больная при смерти, спешил продать свое зелье, утверждая, что
вот-вот наступит перелом в болезни. Настал момент, когда все — и продавец, и покупатели "чудодейственного эликсира" — поняли, что ничего уже не поможет.

— Выпив три бутылки этого снадобья, теща все-таки умерла, — говорит Валерий. — Если бы мы знали, что дед просто наживался на нашем горе, мы бы поступили по-другому. Но в тот момент оценить что-то объективно мы не могли: старались сделать все возможное, чтобы спасти ей жизнь.

Различные шарлатаны и горе-целители и сегодня делают деньги на онкозаболеваниях. Порой трудно довериться официальной медицине, когда кругом столько книг обещают, что "рак можно исцелить". Авторы их имеют не три тысячи с "бутылки настоя", как хитроумный дедок, а в несколько сот раз больше. Но человек наивно верит в чудо, ходит по целителям, упуская драгоценное время.

"Мне хотелось пустить себе пулю в лоб"

Признается Александр Быстров, который, пережив операцию по удалению трахеи, сумел восстановить голос. Через год после онкодиспансера он родил дочь и выбил для своей семьи трехкомнатную квартиру. Спустя двадцать лет после операции он продолжает работать и советует тем, кто боится ложиться на операцию: доверьтесь своему врачу.

Александр Быстров — единственный из тридцати пяти тысяч пациентов онкодиспансера, излечившихся от рака, кто не побоялся рассказать об этом в газете. Выход на такую аудиторию — уже подвиг для человека, побывавшего на краю.

Много лет Александр проработал на 403-м заводе гражданской авиации. Его профессия была связана с наладкой и настройкой высокочастотной аппаратуры, поэтому Александр каждый день подвергался излучению. Да еще и курил.

— На медосмотре, который мы проходили раз в полгода, — вспоминает Александр, — впервые заметили какое-то новообразование в гортани. Направили в поликлинику.

Участковый врач определил, что это действительно опухоль, я расстроился и взял туристическую путевку. Это было в восемьдесят пятом году. Целых два месяца (февраль и март) Александр колесил по Украине и Молдавии, пытаясь как-то отвлечься от грустных мыслей. Когда приехал, зашел в аэропортовскую поликлинику. Врач, осмотрев пациента, в срочном порядке направил его в онкодиспансер. Конечно, для здорового, жизнерадостного человека, каким всегда считал себя Александр, само направление в онкодиспасер уже было трагедией. Если бы не Виктория Владимировна Дворниченко, которая возглавляла тогда отделение "голова-шея", Александр бы не смог справиться с таким сильнейшим стрессом: "Она спасла мне жизнь. Поверьте, это не просто слова".

Диагноз был тяжелым, еще более страшным оказалось лечение. Предстояло полностью удалить трахею. Александр прошел лучевую и химиотерапию, потом лег на операцию. Перед самым Новым годом ему удалили гортань на сто процентов. Дыхание и питание стало очень болезненным процессом: питался через шприц, дышал через трубочку.

— Помогла встать на ноги Виктория Владимировна, — признается Александр. — Я пролежал в онкодиспансере больше трех месяцев и каждое утро видел возле себя заведующую отделением. Больные ходили за ней хвостом: перевязку доверяли только ей, советовались, требовали помощи и поддержки. Она очень резкая, часто говорит нелицеприятные вещи, но странным образом умеет заставить взять себя в руки.

Новая жизнь

Однако и после такой страшной операции Быстров не собирался сдаваться. Он бросил курить, дома стал работать над своим голосом. Точнее, голоса не было вообще — голосовые связки удалили вместе с трахеей. Предстояло научить мышцы шеи имитировать голос. Часами, в буквальном смысле обливаясь потом, он записывал свой "голос" на старый катушечный магнитофон: пленка воспроизводила лишь прерывистый свист и шипение. Но Александр не опускал руки. Он хотел научиться говорить хотя бы для того, чтобы в магазине не показывать пальцами, если придется что-то покупать. И он добился своего! Через несколько месяцев упорных тренировок появился голос.

В восемьдесят шестом году, через год после операции, в семье Быстровых родилась дочка — теперь у Александра было уже двое детей (старший — сын).

— Молодец, Саша, держись! — поздравила своего пациента с рождением дочки Виктория Владимировна. (Все это время хирург и пациент перезваниваются, хотя после операции прошло уже двадцать лет.)

Для своей семьи Быстров сумел добиться трехкомнатной квартиры на заводе. "Там такая драка была за эти квартиры! Хоть я и стоял первым в очереди, но еле добился своего", — вспоминает Александр. Разве это не удивительно: уже будучи инвалидом, Александр Быстров получил квартиру, родил дочь и пришел к Богу. Весь угол в комнате Александра увешан иконами.

— Мама перед операцией надела мне на шею крестик, — вспоминает Александр, — благословила меня, и с тех пор я — человек верующий. Верю, что Господь хранит меня. Много раз возникало желание пустить себе пулю в лоб, я ведь охотник, у меня есть и охотничий билет, и оружие всегда под рукой. Но вера помогает мне выжить.

На всякий случай Александр хранит оружие в разобранном виде.

Через два десятка лет, пролетевших после операции, Александр полностью оправдывает свою фамилию — Быстров. Он не ходит медленно — бегает, на свой четвертый этаж забирается в считанные минуты. И работает до сих пор, правда уже не на заводе ("Сидеть на инвалидности не могу, пенсия слишком уж мизерная!"). Продукты и одежду покупает себе сам на свои, заработанные, деньги. Недавно купил сотовый, чтобы связываться с дочкой, которая недавно подарила ему внучку. Александр — счастливый человек, ведь он находит в себе силы радоваться каждому утру.

— У меня в крови это: на друга надейся, а сам не плошай, — улыбаясь, говорит Александр. — Я хочу сказать тем, кто боится идти на операцию: надо полностью довериться врачу. Не теряйте своей целеустремленности, не сбивайтесь с курса на оздоровление. Надо верить в свои силы, говорить себе: я должен выздороветь! Тогда встанешь на ноги. Обязательно встанешь!

Полное медицинское обследование по выявлению онкозаболеваний можно пройти в онкодиспансере. Кабинет медосмотра работает и по субботам. Записаться можно по телефону 242-716.

Чем болеют в Иркутской области?

Картина онкозаболеваний в Иркутской области такова: на первом месте — рак легких, на втором — рак кожи (меланома), на третьем — рак желудка, на четвертом — рак молочных желез. По России онкозаболевания по степени частотности распределились следующим образом: на первом месте — рак легких, на втором — рак желудка, на третьем — молочных желез, на четвертом — меланома.

35000 человек в Приангарье излечились от рака

Главный врач Иркутского областного онкодиспансера Виктория Дворниченко утверждает:

— За 34 года своей работы в онкодиспансере я не видела ни одного больного, которого излечили бы "народные целители". После лечения у знахарей пациенты все равно в итоге попадают к нам. Только уже с более тяжелой степенью заболевания. 65—70% больных с раком печени, раком полости рта, раком поджелудочной железы приходят зачастую в поздней локализации опухоли. Но за последние 10 лет ситуация в Иркутской области изменилась. Люди стали по-другому относиться к онкозаболеваниям. К нам часто приходят иркутяне с просьбой обследования. Многие поняли, что рак легче предупредить, чем лечить. Заметно, что многие пациенты знают, как лечить, верно определяют стадийность опухоли. Грамотность и осведомленность населения значительно повысилась. Я считаю, в этом большая заслуга Байкальского противоракового общества и нашего онкоцентра, которые занимаются просветительской работой. Значительно улучшилась за последнее время и диагностика рака. Любой человек может провериться в нашем диспансере, чтобы исключить риск онкозаболевания.

Метки:
baikalpress_id:  28 002