Воздушная кукуруза

Мисс Домохозяйка

Со Светы ведь теперь что взять? Света была замужем за Русским Поэтом... А это все равно что побывать в армии. Нет, "побывать" - неверное слово, служить - точно. В десанте. Три года. Краповые береты, морские котики. И ничем ее не удивишь. В смысле - потрясти ее нечем. Навидалась. Начувствовалась. Натерпелась. Тяжело в учении, легко в бою. Только учебки-то не было. Сразу - "Рядовой Иванцова! Встать в строй!"

- Ты будешь картошку? На тебя жарить картошку?

Почти обиделся:

- Нет, конечно. Ты же знаешь, что у меня от жареной картошки болит желудок. Ты забыла! У меня язва!!!

И через двадцать минут, поговорив по телефону, приходит на кухню и застает его, мирно доедающего эту самую картошку - стоя, прямо со сковороды, отставив в сторону латку с голубцами - никуда они, голубчики, не денутся, вон их сколько.

Голубцы, картошка, голубцы... Завтраки, обеды, ужины, вторые завтраки, ланчи, брэкфесты, файф…о…клоки. Как в топку. С работы ушла, тесто заводила на ночь, чтоб утром пирожки к завтраку. Спала урывками. Белье крахмалила, пока одна добрая душа не под-сказала, что крахмал в общем-то не очень и полезно для тела. Мужского тела.

Белье еще вышивала, постельное, ручная вышивка - птицы райские, цветы анютины глазки, перевитые цветными вьющимися стеблями.

- Молодая баба, совсем, что ли, сдурела! - сердилась ее мать. - Заняться тебе нечем, что ли? Ладно, понимаю, воскресный обед, но чтоб свою жизнь на готовку гробить? Ты на себя посмотри, на кого ты похожа - какая-то дикая орхидея, еще давай пить начни!

Это мать кино посмотрела про спятившую от любви деваху. Очень-очень приятно. Не одна такая, значит.

А вообще-то хотелось чего-то доказать этой истовостью. Ну ладно бы еще соперницы были в виде первых жен. Понятно, когда выходит некая особа замуж за мужика, у которого уже был опыт семейной жизни и, соответственно, привычки, привитые другой женщиной.

Но Светке-то с кем воевать? Кому доказывать, что ты лучшая? Лучшая в районе повариха, портниха и поломойка? Кому это было нужно? Ведерные кастрюли с борщом? Глаженные, натурально, утюгом шнурки от кроссовок? Ее однажды за этим увлекательным занятием - глажкой шнурков - застала подруга. Рот открыла. Молча села на стульчик рядом, пока Светка сдавала свой полуфинал на звание "Мисс Домохозяйка", смотрела завороженная. Ушла. Потом позвонила все-таки:

- Свет, я, конечно, не психоаналитик, и у каждого, в принципе, свои методы уходить от действительности, но насчет шнурков, может, все-таки не стоит так усердствовать?

Светка еще ухмыльнулась, что-то в трубку бросила с высокомерием. Замечание приняла как комплимент - куда вам, девочки!

Самого Русского Поэта Светкины занятия чрезвычайно забавляли и развлекали. Это же смог он, а? Дернуть Светку из привычного круга дел - где работа, круг общения с интересными людьми, среди которых Русский Поэт терялся, от комплексов и страха, что его не примут, попрут как дворняжку, огрызался, хамил.

Света, не думая, не соображая, кинулась на воображаемую защиту - уволокла его, спрятала от обидчиков. "Только ты и я, да, только ты и я, да, ты и я". Тактически верный ход, но стратегически?

Русскому Поэту Света была интересна и нужна именно в компании этого значительного и влиятельного окружения. Чьи-то жены, чьи-то мужья, родители при делах, забытое слово "связи". Светка начихала на все, не сообразила даже, что оброненная, например, фраза "Я поехала к портнихе" вызывает у Русского Поэта встречный уважительный вопрос: "О! У тебя есть своя портниха?"

- И маникюрша есть, и парикмахер, и личный тренер, - смеялась Светка. - И все, между прочим, правда. Ну вот ходишь ты в бассейн - за тобой худо-бедно ведь все равно кто-то присматривает?

Для Русского Поэта это было важно, важно, чтобы она бросала в трубку, отказываясь от встречи, небрежно:

- Не могу, сегодня занята, у меня тренировка (или укладка, или примерка, или-или-или).

Ждут, что похвалят

Зачем ей, спрашивается, нужно было разрушать его мир, его сказочки, его сладкие грезы, киношную мелодраму? "Только мы с тобой, да, только мы с тобой, да, мы с тобой". Этого "мы с тобой" ни один мужик в мире не выдержит, подломятся у колосса глиняные ножки. Приятное ощущение, что на тебя молятся. Приятно и хорошо недолгое время. Потом чувство, что ты обожрался сладкого. Света это помнит, их в седьмом классе водили на экскурсию на кондитерскую фабрику. Светка потом обходила кондитерские лавки за версту около года.

Так и тетенька себя должна скармливать мужику гомеопатическими дозами, он же сам не соображает - сколько ему можно, а сколько нельзя. Светка в виде кремового тортика? Не смешно.

И главное, все подруги влипают в эту ловушку, а, например, встреченная на рынке Верка с пакетиком куриного фарша в руках, равнодушно проходящая мимо свиных голов, свиных ушей, свиной требухи, коровьих распластанных туш. Вера может только брезгливо поморщиться, отвернуть хорошенькую головку от этого раблезианства, в лучшем случае, купить пучок кинзы и нести его небрежно, как букет ландышей. "У меня, - говорит, - муж есть".

Ну и что, что муж? Вон у Инки, непосредственно родной Вериной сестры, тоже был муж. Фабрикант и заводчик, между прочим. Что не мешало самой Инночке нагружаться сумками и пакетами - сколько рук хватало. Ну и что? Что в результате? Кинули ее, как и всех прочих, в набежавшую, так сказать, волну.

Они бредут по дорогам, ждут робко, что похвалят, что скажут спасибо - за вкусный обед, за уютный дом, ждут, застенчиво улыбаясь, милые, дорогие, родные, единственные...

Да нет никаких единственных, потому что очередь. Потому что если ты не прыгнешь выше, не пробежишь свою стометровку быстрее, не выжмешь штангу, не кинешь дальше, не забьешь свой гол, не, не, не. И не видать тебе "Формулы один", ничего не видать. Потому что бои за любовь.

Но еще грустно от того, что сам Русский Поэт не знал, чего он от Светки все-таки хочет. Разбираться самому было лень.

А сама Светка? А ее бедные, растерявшие последние мозги подруги? Вкалывать на трех работах? И оправдываться, что ты себе колготки купила.

Бог отвел

Конечно, она ему наскучила. Потому что никакого разнообразия. Он же к Светке пришел, как некоторые в цирк ходят, - ну, что у вас еще в программе? Ах, женщина-змея? Ну-ну, посмотрим, как она хребет выворачивает, чтоб ей похлопали.

Русский Поэт нашел себе новую музу, крепко стоящую на ногах.

Светка затеяла переживать и страдать. Приехала мать ее и сказала, что она догадывалась, что ее дочь дура, но чтоб настолько дура...

- Ты пойми, Света, ты радоваться должна, что тебя Бог от подонка отвел.

Светка неслась в комнату рыдать в подушки. Мать, стоя в дверях, сказала, что она прекращает всякую помощь, потому что содержать здоровую кобылицу, которой втемяшилось в голову, что она несчастная Кити Щербацкая и нуждается в срочном лечении на водах, она, мать, не намерена. И уехала.

Света подъела все имевшиеся в доме запасы крупы и макарон, потом с удивлением и робкой радостью обнаружила, что она влезла в джинсы, которые забросила уже давным-давно, объясняя себе, что джинсы - это такая штука, которая садится и садится после каждой стирки.

Ну и насчет подруг - тоже. Они ведь тоже притомились утешать и успокаивать. А тут получается, что Светка просто-напросто села им на голову, обложив данью полагающихся ей, как она предполагала, участия, сострадания и заботы. Скукотища. Всем все надоело. Хорошо помогать, когда видишь реальный результат своей помощи - человек сам хочет выздороветь. А так?

Ну, бросил тебя мужик? Так не в инвалидной же коляске? Это ей мать сказала. А подруги не говорили, но думали - это ясно читалось в их глазах, потому что их заботы были какие-то очень простые, без выспренности, без истерики - купить ребенку пальтишко, раздобыть денег на ремонт, да что там раздобыть - заработать. А еще кто-то болеет, и нужны лекарства. Да мало ли что.

Офелия, бегущая к пруду

Ну, в общем, оказалось, что Светке и податься стало некуда. Зато пришлось искать работу. Но она приходила какая-то угрюмая, и, видя ее личико, понятное дело, ее не брали, чувствовалось, что у барышни проблемы, а кому нужны чужие проблемы.

Так что втихаря пришлось мыть подъезды, нет, нет, не в своем доме и даже не в соседнем дворе. С первой зарплатой Светка разобралась легкомысленно, ни о чем не думая, купила конфет и дорогой шампунь. Ну? Потом позвонила мать и сказала, что за Светкину квартиру она платит последний месяц.

Светка схватилась за голову - тон у матери был такой... И тогда Светка поняла, что все правильно, что она заслужила такое отношение. Все-всех она достала.

Ну и что? Напряглась и взяла еще два подъезда. А потом еще пару квартир - убраться, окна помыть, в магазин сходить, даже оставалась понянчиться с ребеночком.

Стыдно было, конечно. Но еще стыднее было вспоминать визиты матери с продуктами, и подруги приходили что-то поесть ей принести. Пока Светочка, значит, заломив руки... Тоже мне - Офелия, бегущая к пруду. Работы-то, оказывается, вал.

Стремно, ладно. Но ведь можно что-нибудь представлять - ну, например, что квартира, которую ты сейчас убираешь, - это дом твоих родных. И им нужна твоя помощь. Тогда и навык появился, и умение, собственно. Потом Светка вспомнила, что у нее же имеется колоссальный опыт готовки всяких блюд. Робко предложила хозяйке помочь с обедом, та с облегчением сгрузила с себя эти хлопоты. И плюс магазин.

Светка дала объявление в газету. И даже завела двух помощниц - студенток, живущих с ней по соседству. Как-то разговорились, выяснилось, что у девок с деньгами тоже плохо - а с родителей тянуть сколько можно.

Однажды Светка убирала квартиру той дамочке, к которой ушел Русский Поэт, но от той дамочки он тоже ушел, как колобок, и дамочка, в отличие от Светки, не очень-то убивалась, завела себе парочку приходящих кавалеров, о чем Светке тут же и доложила, не догадываясь, впрочем, о том, что какая-никакая связь существовала когда-то между этой дочкой богатенького проныры-риелтора и молчаливой домработницей.

О том, что Русский Поэт имел когда-то отношение к квартире, которую ей пришлось убирать, Светка узнала случайно, перебирая книжки в шкафу. Выпала фотография. Светка машинально и скорее равнодушно запихала фотку на место и вытерла пыль. Хозяйка квартиры была неряха.

Что сегодня, что завтра

Но это так, к слову. На прошлом Светка не особо зацикливалась - вспоминать прошлое было скучно. Интересней ведь, что сегодня, что завтра.

Иногда, впрочем, случались срывы. Ехала она, к примеру, как-то в трамвае и увидела, как мужик флиртует с польщенной от такого внимания девушкой, Светка раздвинула толпу и четко, на весь трамвай, сказала:

- Не верьте ему, девушка. Мужик прочно женат, и жена у него беременна вторым ребенком.

Что правда, кстати. Светка недавно убирала квартиру этого мужика, и жена беременная у него имелась, и девочка-первоклассница. Он еще к Светке с какими-то скабрезностями лез.

И Светка видела, как у этого трамвайного донжуана лицо дернулось и кулаки сжались, - не будь столько свидетелей, он вполне бы мог и заехать.

Девушка тотчас вышла, а на следующей остановке - и он, хотя Светка знала, что до дому ему пилить и пилить. Хотя кто знает, какие интересы и где у людей с подобными хобби. Стало жалко его беременную жену, трогательную, как все беременные, и такой испуганный взгляд. Но как ей поможешь, если она сама и добровольно выбрала эту сволочь и принялась рожать детей. От сволочи.

Кино

Грустные свои мысли Светка старалась отгонять и не лезть, собственно, в чужую жизнь. Потому что неизвестно никому, что там - за этими окнами и дверями. Не только ведь ложь, и предательство, и трусость.

А потом Светка пошла в кино. Она часто ходила в кино, выбирая какую-нибудь комедию повеселей.

Вот так вот сидела в кинотеатре, а рядом кто-то хрустел воздушной кукурузой, Светка даже слюну сглотнула, а потом перед ней оказалось ведерко с этой самой кукурузой, и кто-то шепнул:

- Угощайтесь.

Смешно. Светка почему-то закивала - нет-нет, что вы, а рука уже потянулась. Так и ели вдвоем - Светка и Максим.

А потом вышли из кинотеатра и долго бродили по городу.

С тех пор каждую годовщину свадьбы Максим дарит Светлане ведерко с воздушной кукурузой.

Метки:
baikalpress_id:  26 074