"Ваш сын догнивает!"

Четыре года иркутская пенсионерка добивается наказания врачей, погубивших ее сына

"Пятница" продолжает следить за развитием ситуации вокруг странной смерти иркутянина Александра Остапчука. Вернее, за тем, как по непонятным причинам, казалось бы, элементарное дело разваливается на глазах. В январе этого года мы впервые рассказали читателям об этой трагической истории. Четыре года назад мужчина получил перелом бедра, и от этой обычной травмы в результате скончался. Причем не где-нибудь, а в стенах больницы. Мать погибшего все эти годы добивается, чтобы виновные понесли наказание. Прошло десять судебных заседаний, но до сих пор все так и стоит на месте.

Сломал ногу и умер

В феврале 2001 года 45-летний Александр Остапчук работал охранником на строительной площадке. Однажды, совершая обход объекта, мужчина оступился (было темно, освещение отсутствовало) и упал вниз с высоты третьего этажа. Падение могло закончиться моментальной смертью: внизу торчала арматура, но Александр сгруппировался и приземлился более-менее удачно.

В больнице, расположенной в Иркутске II, Александр очутился быстро, состояние его здоровья опасений не вызывало. Врачи успокоили родственников Александра: ничего страшного, обыкновенный перелом бедра.

Но, как выяснилось позже, врачи ошиблись. У Александра при падении была отбита почка. Ее без лишних раздумий удалили. Неделю спустя лечащий врач установил на поломанное бедро аппарат Илизарова, пообещав матери, что Александр уже в ближайшее время сможет передвигаться самостоятельно.

Однако с каждым днем больному становилось все хуже. Его нога распухла до такой степени, что самого аппарата Илизарова уже не было видно. Металлические детали впились в кожу, доставляя Александру ужасные мучения.

Проведенная позже экспертиза установила, что аппарат был собран неправильно, поэтому он только усугубил ситуацию.

За три месяца "лечения" врачи, по словам матери умершего, только пичкали несчастного одним аспирином. После этого аппарат сняли, опухоль наконец-то спала, и Александра выписали домой. Однако боль не проходила, а о самостоятельном передвижении не было и речи. Обратились в травмпункт. Там удивились, как это в больнице просмотрели, что бедро у больного срослось буквой Г.

В больнице невозмутимо ответили, что бывает всякое и нужна повторная операция. После ее проведения Александр Остапчук вновь оказался в больничной палате. Ему предстояли два последних и самых кошмарных месяца жизни.

Альбина Александровна долго перечисляет, что ей пришлось пережить в те дни. Даже у видавших всякое журналистов ее рассказ вызывает содрогание. Однажды, к примеру, матери сообщили, что ее сына вообще нет в списке больных. В другой раз обыденно объявили: "Ваш сын догнивает!"

По словам Лидии Александровны, только в последние дни врачи вспомнили о ее сыне. Выяснили, что у него воспаление мягких тканей, и предложили ампутировать ногу. Но опоздали: он умер 20 апреля 2001 года, так и не дождавшись помощи.

Они и сейчас кого-то лечат

Вскоре Лидия Александровна сама попала в больницу с инфарктом.

- Если бы не такое издевательское отношение, - объясняет пенсионерка, - я бы не стала затевать все эти судебные разбирательства. Ведь они даже не извинились передо мной. Мало того, эти люди и теперь лечат других больных!

В декабре 2001 года Альбина Остапчук подала заявление в прокуратуру. Было возбуждено уголовное дело. За это время в деле сменилось пять следователей. Нанятые на последние деньги адвокаты тщетно пытались доказать суду очевидное. Последнее заседание состоялось в прошлую пятницу. И снова - результат нулевой. Адвокаты врачей опять опротестовали результаты судмедэкспертизы.

Скорее всего, суд действует справедливо. Ведь, по словам Альбины Александровны, за годы тяжб из дела пропали снимки перелома и амбулаторная карта. Сама она за эти годы стала отлично разбираться в таких терминах, как судебно-медицинская экспертиза, вызов свидетелей, предварительное ознакомление. Но от этого пенсионерке легче не становится, а, наоборот, с каждым месяцем все хуже. От чувства своей беспомощности спокойно говорить о происходящем она просто не может: мешают слезы, голос срывается. Она уже не верит, что когда-то в этом деле будет поставлена точка.

Метки:
Загрузка...