Где ты был 9 октября?

Прошедшие недавно выборы мэра в Иркутске ознаменовались чрезвычайно низкой явкой избирателей. По данным избиркома, почти 300 тысяч иркутян не пришли на выборы.

К власти могут прийти страшные люди

О том, к чему может привести в дальнейшем такая низкая активность на выборах, мы спросили у директора Иркутской школы публичной политики Алексея Петрова.

— Это, честно говоря, беспредел, — возмущается Алексей Петров, — избирательную кампанию, при которой на выборы приходит менее трети избирателей, я вообще не считаю за кампанию. Получается так, что на выборы опять пришли наши уважаемые бабушки и дедушки и выбрали судьбу на пять лет для нас всех. Люди мне рассказывали, как приходили на избирательный участок в половине десятого вечера и видели пустые списки. Например, в нашем подъезде проголосовал всего один человек из 35.

Алексей уверен, что винить в такой низкой явке нужно прежде всего власть. Так как именно власть делает все, чтобы народ не ходил на выборы. Причем это проблема всех властей на всех уровнях.

— Но ведь предвыборные кампании кандидатов проходили так шумно, ярко, временами даже драматично?

— Но при этом я не слышал ни одного выступления членов избирательной комиссии, которые бы призывали: "Люди, придите на выборы!" Проблема в том, что сам приход на выборы замалчивался и даже сами кандидаты не стремились к этому.

По мнению директора Школы публичной политики, пора применять к тем, кто не ходит голосовать, санкции в виде денежных штрафов.

— А не лучше ли принять закон о признании выборов недействительными, если явка будет ниже 50%?

— Тогда вообще никто не придет, — считает Алексей Петров, — людей нужно заинтересовать. Нужно вести просветительскую работу, чтобы они поняли, что от их голоса зависит судьба города, поселка. Я был приятно удивлен, когда узнал, что в Братске в выборах приняли участие больше 50% избирателей, значит, у них была мотивация.

— А не приведет ли пассивность избирателей к тому, что президент решит и мэров городов назначать сверху?

— Я думаю, что к этому все и идет. Но я категорически против. Органы местного самоуправления — это реальная власть. Президента потрогать нельзя. А местный мэр живет с нами в одном городе. Это единственный рычаг, на который могут надавить граждане. Поэтому я готов выйти на митинги, если попытаются отменить выборы мэров. Это единственный оплот демократии, который остался в стране. И мы не имеем права им не воспользоваться.

Народ снова безмолвствует. Большинство жителей Иркутска просто проигнорировали выборы мэра. Но если мы будем и дальше наплевательски относиться к голосованию, то в будущем, по словам Алексея Петрова, может случиться так, что голосовать вообще будет некому. Ведь сейчас наиболее активной частью электората являются люди пенсионного возраста. И большинство кандидатов обращаются именно к старшему поколению. Через пять-шесть лет это поколение уйдет, кто тогда будет выбирать?

— Молодежь голосовать не приучили, — говорит Алексей, — на нее никто не обращает внимания. Среднее поколение потеряли. А пенсионеры все умрут. Вот тогда к власти могут прийти страшные люди, коричневые например. Или вообще выходцы из других стран. То есть руководителем органа самоуправления может стать человек не просто пришлый, он может оказаться чуждым нам. И вот тогда наши избиратели схватятся за голову. Но будет поздно.

Почти 300 тысяч иркутян не пришли на выборы

В Иркутске 421 тысяча 528 избирателей. На выборы пришли 122 тысячи 653 человека. Против всех кандидатов проголосовали 13 тысяч 560 иркутян!

За Владимира Якубовского — 33 716 голосов.

За Сергея Дубровина — 27 974 голоса.

За Алексея Козьмина — 18 857.

За Олега Гендина — 18 073.

За Григория Шестакова — 6053.

Мы не знаем, зачем ходить на выборы

Мы спросили у иркутянам: "Почему люди не ходят голосовать?"

Надежда Васильевна:

— Так верить перестали. Верить-то некому. Только разве что Господу Богу. Так это Бог, а на земле хоть голосуй, хоть нет, все равно одна несправедливость...

Роман:

— Большинство из тех, с кем я общался, считают, что за них все решат. Эта предрешенность в нас уже на генном уровне в подсознании сидит. Никто с ними никакой работы не ведет, чтобы разубедить. Просто никто не разъясняет, почему нужно ходить на выборы.

Елена:

— Я хожу на выборы. Почему другие не ходят, я не знаю. Меня саму беспокоит эта ситуация. Возможно, это личностная лень, возможно, это безответственность, а возможно, разочарование. Многие люди просто когда-то были разочарованы. Считают, что можно купить голоса, сфальсифицировать итоги, и поэтому решили, что теперь не будут в этом участвовать. Смысла нет.

Константин:

— Я считаю, что нужно менять законодательство, чтобы не менее 50% избирателей решало исход выборов. Почему люди не ходят? Наверное, не верят ничему. Это что касается среднего поколения. А молодежи это просто неинтересно, и они считают, что за них все решат те, кто постарше. Мол, им виднее, пусть они и выбирают.

Елена:

— Потому что думают, что и без них все решат, что это простая формальность. И трата времени. Я и сама не голосовала.

Полина Григорьевна:

— Доверия нет. Когда кампания идет — речи, разговоры, агитация, обещания. А после выборов все забывают об обещаниях. И все по-старому. Раньше выборы были как праздник, все ходили голосовать. Потому что у людей была цель. А сейчас застой.

Светлана Николаевна:

— Мы на все выборы ходим. Обязательно. Конечно, обратили внимание, что народу очень мало пришло голосовать. Молодежи совсем не было. Одни старики. Молодые не ходят, потому что им жить тяжело, работать негде. Самое обидное, что им не хочется ничего изменить.

Надежда Викторовна:

— Я думаю, что у людей, которые игнорируют выборы, просто потребительская психология. Они думают, что кто-то придет и все за них сделает. На блюдечке принесет с голубой каемочкой. Эта пассивность — наша беда.

Метки:
baikalpress_id:  27 960