Чтобы людям было хуже

Четвертый месяц мы с помощью читателей создаем своеобразную книгу абсурда под названием "Чтобы людям было хуже", цель которой — выявить службы и ведомства, осложняющие иркутянам жизнь бесконечными справками, очередями, нелепыми правилами.

Только бы не упасть

Справки и очереди — неудобство для всех, но который раз убеждаюсь, что ничто не может сравниться с унижением, выпадающим на долю самой беззащитной части общества — пенсионеров и инвалидов. В начале этого года по ним ударили монетизацией, теперь — новое испытание. Дело в том, что согласно закону пенсионеры в будущем году имеют право выбрать либо социальный пакет, предполагающий бесплатные путевки, лекарства, проезд на транспорте либо деньги. Многие, столкнувшись с невозможностью оприходовать эти льготы, подумали, что живые деньги все-таки лучше, и решили отказаться от соцпакета. Сделать это необходимо было до первого октября. Однако простая на первый взгляд процедура превратилась в очередное потрясение. Десятки возмущенных пенсионеров позвонили к нам в редакцию и сообщили, что не могут написать заявление, так как в районных управлениях Пенсионного фонда творится нечто невообразимое: давка, дикие очереди.

Я решила проверить это на примере Октябрьского управления ПФ, расположенного на улице Байкальской. Зайдя туда, я сначала подумала, что по ошибке попала в поликлинику. Небольшой зальчик был набит до отказа. Что самое ужасное, большинство посетителей в зале были инвалидами на костылях и с палками. И все они вынуждены были стоять на ногах — стульев было мало, и все они были заняты. Из шести окошечек работали только два. Поэтому образовалась давка. Несчастные старики были вынуждены буквально держаться друг за друга, чтобы не упасть.

— Ничего, постоим, — грустно сказала дряхлая старушка с костылями, — только бы сердце не прихватило. Еще не хватало здесь помереть. А то вот женщина стояла, стояла и не выдержала. Плохо стало. На улицу ее вывели воздухом подышать.

Без лупы не разобрать

Справа за стойкой сидела молодая женщина, как оказалось, консультант. Ее роль заключалась в выдаче бланков заявлений. Бланк был размером в половину обычного машинописного листа. С огромным трудом удалось разглядеть, что там написано. Пришлось пожалеть, что не взяла с собой лупу, — таким мелким был шрифт на бланке. "Да тут и здоровому человеку не разобрать, — подумала я, — а уж полуслепым старикам и подавно".

Но их мытарства этим не ограничивались. Сотрудники управления, видимо, считают, что одного стола вполне достаточно. Поэтому заполнять заявление старикам пришлось буквально на коленях. Некоторые не могли самостоятельно заполнить листок и умоляли им помочь. Консультант раздраженно отвечала: "Что вам непонятно? Вон образцы есть". Но даже и при хорошем зрении не все могли правильно написать заявление с первого раза. Оператор находила ошибки и отправляла переписывать. Одна старушка, с трясущейся головой и руками (видимо, после инсульта), написала уже пятый вариант, но и его оператор забраковала.

— Да чтоб вам провалиться, — горько заплакала старушка, — я уже третий час здесь. Это изуверство какое-то.

Действительно изуверство. Зачем заставлять беспомощных слепых стариков толкаться в очередях, заполнять микроскопическим почерком трудночитаемые бланки? Вывод напрашивается очевидный: чтобы меньше ходили.

Люди падали в обморок

Но оказалась, что такая ситуация не только в Октябрьском управлении Пенсионного фонда. Иркутянин Юрий Анатольевич, инвалид, пенсионер, рассказал мне, что еще хуже обстоят дела в Свердловском управлении ПФ.

— Я когда первый раз туда пришел, то ужаснулся. Там какой-то закуток, лавочек нет. Люди на моих глазах падали в обморок. Неужели нельзя было по-другому устроить, чтобы не нужно было дряхлым старикам стоять в очереди?

А что делать тем, кто вообще не может ходить? Случай Юрия Анатольевича как раз такой. Его жена — инвалид первой группы, она не может самостоятельно передвигаться. Поэтому супруги пригласили домой нотариуса — оформить генеральную доверенность. Чтобы уж на все случаи жизни. Эта доверенность позволяет человеку ставить подпись практически под любым документом. За вызов нотариуса пенсионеры заплатили 500 рублей. Для них это немалые деньги. Юрий Анатольевич пришел в Пенсионный фонд, отстоял два часа. Однако специалист управления, увидев доверенность, сказала: "Нет, надо, чтобы лично подпись вашей супруги стояла, а потом пусть нотариус заверит ее подпись". Юрий Анатольевич опешил: "Как так, ведь у меня уже есть доверенность, заверенная нотариусом, а вы меня опять обрекаете на новые траты".

— Эти чиновники оградили себя со всех сторон, — возмущается Юрий Анатольевич, — они руководствуются не здравым смыслом, а неведомыми правилами, лишь бы ничего не решать. Это издевательство какое-то.

Юрий Анатольевич не смирился и пошел разбираться в областное управление. Там с ним полностью согласились.

— В отделе по льготам мне сказали: "Сколько им можно говорить, чтобы не выдумывали, чтобы не вводили людей в заблуждение... А они все равно свое гнут".

В итоге вопрос о доверенности решился положительно. Но скольких волнений это стоило семье инвалидов, которые, заметим, действовали совершенно по закону. Но, как видно, у чиновников другой закон: делать так, чтобы людям было хуже.

Напоминаем, что еженедельник "Пятница" приглашает читателей к сотрудничеству. Призываем сообщать конкретные факты: где с вас требовали лишние справки, заставляли стоять в очередях, обивать пороги, унижали, наслаждаясь административной властью.

Звоните нам по телефону: 20-60-80.

Метки:
baikalpress_id:  44 141