Самая настоящая Лидия Михайловна

Кто не помнит "Уроков французского"? Рассказ Валентина Распутина и фильм, снятый Евгением Пашковым, имели бешеную популярность в СССР. Прототип главной героини Лидия Михайловна Молокова живет в Нижнем Новгороде. Корреспонденту "Пятницы" посчастливилось поговорить с самой знаменитой учительницей страны.

Встреча в Париже

— Лидия Михайловна, как вы оказались в Усть-Уде?

— Ничего тут нет героического, а тем более поучительного — просто сослали по распределению. И все из-за моей дурацкой спеси — не стала добиваться места получше. Хотя диплом был с отличием. Иркутский иняз, факультет французского языка, я закончила в 1951 году, а в 1961 году — английский.

— Как вы узнали о том, что знаменитый писатель Валентин Распутин — тот самый ваш ученик, и он написал про вас книжку?

— Я работала переводчиком, и меня как раз уже третий раз отправляли за рубеж. Перед поездкой нас готовили, проводили семинары, и на одном из них в Московском университете читала лекцию критик Галина Белая о современной русской литературе. Она упомянула имя "деревенщика" Валентина Распутина. Я еще подумала: Валентин Распутин... но фамилия распространенная, да и мой ученик был такой скромный мальчик. Но когда оказалась в Париже, то на всякий случай зашла в магазин "Глоб". Продавщицей там была бывшая наша соотечественница. Я даже имя ее помню — Ольга Михайловна, ее во время войны угнали немцы, она потом вышла замуж за француза. У нее я спросила про книги писателя Валентина Распутина.

— Его очень быстро раскупают, — ответила она, — эмигранты, бывшие советские, и приезжие.

Я попросила оставить мне книжки. Через некоторое время прихожу и спрашиваю Ольгу Михайловну:

— Пришел мой Распутин?

Какой-то мужчина в беретке стоял рядом и спросил:

— Почему это ваш?

Он оказался известным кинорежиссером Виктором Трегубовичем, сказал, что дружит с Валентином Распутиным семьями. Я купила сразу три книжки. А тут сразу народ навалился. Я в Сорбонне работала переводчиком-практиком, лекций не вела, было в основном общение со студентами. Когда все разошлись, я открыла книгу, стала смотреть содержание "Уроков французского"! Я подпрыгнула буквально! Первое, что меня поразило — удивительное сходство с мальчиком, которого я учила. И имя — Лидия Михайловна...

— Заплакали?

— Я просто была поражена. Села... Когда все прочла — поняла: это, конечно, не про меня. Лидия Михайловна из рассказа — синтетический персонаж. Валентин Григорьевич описал все лучшее, что он видел в нас тогда. И это такой упрек. Я не была такой легкой, тонкой. Я была проще, можно сказать легкомысленной. Лидия Михайловна из "Уроков французского" — это мой личный укор, какой бы я могла быть.

Сельские дети

— А ученик Валя Распутин?

— Он был очень славный и очень застенчивый. И еще — принципиальный.

— В чем выражалась эта принципиальность?

— У них в классе был строгий учитель химии. Он говорил ученикам: если не выучил урок, встань и скажи, что к уроку не готов. И вот Валя как раз встал и сказал: "Я к уроку не готов". Я эту историю знаю, конечно, со слов ребят. И еще был случай, когда он сломал руку, и одноклассники собрали ему денег, поддержать. Но не знали, как отдать, понимали, что он не возьмет. Тогда придумали, что деньги вроде как от родительского комитета, не просто так — в долг. Вот станет Валя взрослый и отработает на школу. Конечно, Валентин Григорьевич Распутин "отработал" не на одну школу.

— Как вы думаете, Лидия Михайловна, что было в вас такого, что поразило воображение Валентина Григорьевича настолько, что через двадцать с лишним лет он написал рассказ?

— Он же писал рассказ, художественное произведение, а не очерк. Я учила Валю в 8—9-х классах, и классным руководителем его не была. У них была другая учительница, настоящий педагог, красивая, строгая. А мне достался класс настоящих разбойников. Меня, молоденькую "француженку" совсем не слушали. Чем их занять? Вот и придумала ставить пьесы Гоголя. А в класс Вали я ходила отдыхать. Потом моих разбойников слили с Валиным классом. В итоге коллектив оказался удивительным — такие дети талантливые, умные, самостоятельные.

— Валентин Распутин участвовал в самодеятельности?

— В 10-м классе мы поставили пьесу Бориса Горбатова "Юность отцов". Он там играл. Отличный получился спектакль. Сами готовили реквизит, декорации, я еще хор вела, хор задействовали. После спектакля я села буквально без сил и прямиком из школы отправилась прямо в роддом, а через два дня родила свою первую дочь. После выписки мои ученики пришли меня поздравить и посмотреть девочку. В дом набилось столько народа, что темно стало. А потом пошли во двор и нарубили дров. Много-много, наверное, целый воз. Сельские дети никаких особенных слов не знали и не говорили. А поступки — прекрасные. Вы знаете, когда я получила их класс, так там из 26 учеников 16 были неуспевающими, а когда заканчивали — 6 человек с медалями!

— Так это ваша заслуга, Лидия Михайловна!

— Что вы! Это дети такие!

" А я больше всех помню вас"

— Вы встречались с Валентином Григорьевичем после окончания школы?

— Года 3—4 назад, в Москве. У него очень славные жена и дочка. Вообще вся атмосфера в семье натуральна, без пафоса, без форса. Я еще тогда спросила: "Валя, что же ты на меня все свалил в своем рассказе и спрятался за моей спиной, нас ведь много, учителей, было? А он ответил: "А я больше всех помню вас".

"Вы что, в денежки поигрывали"?

— Как реагируют знакомые, когда узнают, что вы та самая Лидия Михайловна?

— Это очень интересный для меня вопрос. Я переехала в Нижний Новгород, разговорилась с соседкой, тоже учительницей, правда, математики, не выдержала и похвалилась. И — никакой реакции... Может быть, потому что она — учительница математики? А когда я жила в Саранске — тогда обо мне знали, приглашали в школу. Я ведь много где работала — и в Камбодже, и в Алжире, во Франции. Часто встречала людей, которые читали книги Распутина. И все-таки те, кто меня близко знает, говорят — это не ты.

— А тогда, в 1951 году, вам было ясно, что вашего ученика ждет удивительная судьба?

— У меня спустя много лет, был один разговор интересный с Валиной преподавательницей из университета. Я все сокрушалась, что тогда, в школе, я его учила, а просмотрела. А она мне ответила: "Мы все его просмотрели. Ты — в школе, мы — в университете".

— Исполнительница главной роли Татьяна Васильева в фильме Евгения Ташкова "Уроки французского" похожа на вас?

— Она очаровательная! Как она мне понравилась! Похожа ли она на меня? Она высокая, как я. Худощавая. Я тоже всегда была худощавой. У нее голос мягкий, у меня тоже вроде не резкий. Но это внешне. Мне кажется — она мягче, добрее.

— А Миша Егоров?

— Мальчик — один к одному Валя в детстве! Мальчик чудесный. Валя говорил, что он артистом так и не стал.

— А книжку перечитываете?

— Да, а раньше вообще с книжкой ходила, еще в Саранске. Знакомые шутили: "Так вы что, в денежки поигрывали"? "Поигрывала, поигрывала", — отвечала я.

Милые, хорошие, упитанные

— Лидия Михайловна, вы довольны учителями своих внуков?

— Сейчас уже правнук мой в школе учится. В начальной школе — всем повезло. Что касается предметников, дела обстоят похуже. Внучка пошла по моим стопам, единственная из всех. Уже в Америке попала к хорошему французскому педагогу, привезла награды, два языка знает. Так что из лингвистов только мы с Катей. Остальные в семье технари. Дети ставят мне это в вину, что не обучила их. Но языков мне хватало на одни занятия, а дома — отдыхать. Вот с Катей мы говорим по-французски, когда хотим посекретничать и чтобы внук не понял.

— Скучаете по языку?

— Я в Камбодже дружила с одной семьей. Вот они были потрясающими собеседниками, до сих пор — внутренне — с ними говорю. Какие-то реплики произношу. Грустно, что я теряю язык.

— Какое самое главное отличие нынешних учеников от тех, среди которых был Валентин Распутин?

— Это отличие сельских ребят от городских. Городские — гораздо дальше от учителей. А сельские — они не избалованные, они были тоньше, восприимчивее, работали на отдачу. Я до сих пор сельских ребят люблю больше городских. Сейчас смотрю на одноклассников
правнука — милые, хорошие дети, упитанные такие. Окончание первого класса родители и дети отметили в ресторане. А второй класс начали с выхода на экскурсию... в тюрьму. Даже в камере посидели. Конечно, они ходят в театр. Но вот на праздники — в ресторан, день рождения — в ресторан. Первый класс. А я за всю жизнь в ресторане была... можно по пальцам пересчитать.

— Зато за границей работали, Лидия Михайловна.

— Долго, целых шесть лет. И многое потеряла — в общении с детьми. Я уезжала, а дети оставались с мамой. То время очень жалко. Но я была такой романтичной. И денег хотелось заработать, и романтики.

— А муж?

— Муж умер очень рано, я вдовой стала в тридцать два года. Десять лет брака — и все. Замуж больше не вышла, некогда было — все проездила. А может, этих десяти лет хватило. Не знаю.

То, что увидел в нас

— Что бы вы пожелали учителям в канун праздника?

— Величайшее мое почтение всем учителям. Потому что это такой труд — через пот. Нельзя провести урок хорошо, закинув нога за ногу. Это тяжелая работа. Кланяюсь всем и желаю добра. И Валентину
Распутину — большой поклон за добрую память о нас, учителях. За то, что увидел в нас доброе, настоящее, вечное. Потому что его Лидия Михайловна — настоящая.

— С праздником вас, Лидия Михайловна, с днем учителя!

Загрузка...