В Иркутске побывал федеральный судья

На прошлой неделе в Иркутске побывал ведущий популярного телевизионного шоу Первого канала "Федеральный судья" Сергей Пашин. Но приехал он к нам не для того, чтобы рекламировать передачу, а чтобы поделиться соображениями о ходе судебной реформы в России. Ведь Пашин не только телеведущий, он еще и профессор Московского института экономики, политики и права, заслуженный юрист России.

Судебный бум на ТВ

Федеральный судья оказался точно таким, как в телевизоре: в белоснежной рубашке, интеллигентный, даже аристократичный, со своеобразным чувством юмора в духе профессора Преображенского из "Собачьего сердца".

Разумеется, один из первых вопросов к московскому гостю касался его участия в шоу "Федеральный судья". Однако Сергей Пашин сразу оговорился, что согласно контракту он дает комментарии только с разрешения Первого канала. Также он заметил, что интерес к судебным шоу возник не сегодня. Еще шесть лет назад на НТВ с огромным успехом шла программа "Суд идет", которую, кстати, тоже вел Пашин. В этой программе рассматривались реальные дела. Сейчас на ТВ — настоящий судебный бум. Сразу по трем каналам идут программы, в которых обыгрываются реалии судопроизводства. Цель этих шоу, по мнению Пашина, не только просветительская, они призваны придать судебному действию драматизм, сделать его увлекательным зрелищем.

Иркутские судьи не захотели встретиться с федеральным судьей

Затем федеральный судья перешел к более серьезной теме, а именно, к проблеме реформирования судебной системы в России, которая продолжается вот уже 15 лет, но положительных сдвигов в области правосудия не наблюдается. Граждане сплошь и рядом сталкиваются в судах с беззаконием, грубо нарушаются права и свободы граждан, не соблюдается не только российское законодательство, но и нормы международного права.

Кстати, любопытная деталь: несмотря на редкую возможность встретиться со столичным экспертом, ни один иркутский судья на встречу не пришел. Хотя их приглашали. По словам Алексея Петрова, директора школы публичной политики, судьи отказались на том основании, что этот вопрос якобы нужно было согласовывать с председателями судов. Один судья признался, что председатель суда в личной беседе запретил ему это делать. Почему?

Наверное потому, что Сергей Пашин является одним из самых авторитетных критиков существующей судебной системы в России. В свое время он был начальником отдела по судебной реформе в администрации президента Ельцина. Разработал множество законопроектов. При его деятельном участии был возрожден суд присяжных. Однако судейскому сообществу реформаторы оказались неугодны. Несколько лет назад квалификационная коллегия судей лишила его судейских полномочий с формулировкой "опорочил честь и достоинство судьи". Причиной увольнения стало решение по делу Дмитрия Неверовского, отказавшегося служить в армии по морально-этическим соображениям. Освободив отказника из тюрьмы, Пашин создал неслыханный для России прецедент и ... был уволен.

В России судьи зависят от политического режима

Слушая Пашина, порой даже удивляешься, как его вообще пустили на Первый канал. Ведь по его словам, практически все российские судьи находятся в прямой зависимости от председателя суда, который может вмешаться в рассмотрение любого дела, который дает указания, какое решение нужно принять. Разумеется, ни о какой независимости судей говорить не приходится.

— В России, — считает Сергей Пашин, к сожалению, действует система, при которой судья всецело зависит от политического режима. Он служит ни закону, ни обществу, а режиму, выторговывая себе различные льготы и преимущества. При этом особое внимание уделяется ритуалам. Чтобы мантии были, флаги развевались. Я, конечно, не против того, что судьи получают новые мантии, но не этим определяется правосудие. Для российского судьи право — это то, что думает начальство. И его главная цель — угодить начальству.

Пожизненные судьи прибрали к своим рукам все

По словам эксперта, вся судебная система оказалась замкнута на председателей судов. Они определяют кадровый состав судейского корпуса и судьи оказались у них на крючке. Ведь от председателя зависит их карьера и материальное благополучие. Взять хотя бы квартирный вопрос. Сейчас примерно 700 судей в стране не имеют своей квартиры. И их получение всецело зависит от председателя суда.

— С 1996 года должность председателя суда в России стала пожизненной, — поясняет Сергей Пашин, — и теперь их так просто не сковырнешь. Хорошо, что еще не потомственной. Понятное дело, эти пожизненные судьи прибрали к своим рукам огромную власть.

В свою очередь председатели судов зависят от председателя Верховного суда, который может забрать любое дело, пересмотреть любое решение. Председатель Верховного суда также фигура зависимая. Останется он на посту или нет, зависит от некой президентской комиссии по персональному назначению, состоящей в основном из силовиков. К тому же его можно снять через Высшую квалификационную коллегию, куда тоже вошли представители администрации президента. Как говорится, круг замкнулся. И замкнулся на Кремле. Выстроена судебная вертикаль, что означает конец третьей власти.

Независимые судьи, по мнению эксперта, в России никому не нужны. Видимо поэтому сейчас повсеместно распространена практика привлечения "почетных судей" (то есть судей в отставке).

— В суды стоит очередь из резерва, — говорит Сергей Пашин, — но председатели судов не спешат переводить их из резерва через гласный конкурс, предпочитая послушных отставников.

"Куда прешь?"

Еще одним наиболее серьезным недостатком российской Фемиды, по словам Сергея Пашина, является отсутствие прозрачности.

— В Британии и США любой желающий может спокойно получить любое судебное решение, у нас же подавляющее число судей сопротивляется тому, чтобы все их решения были доступны. Верховный суд РФ позволяет публиковать не больше 2% решений.

Или, к примеру, контакты с прессой. По закону судья не имеет права препятствовать журналистам присутствовать на открытых заседаниях. Но это случается довольно часто. Причем любопытная закономерность, если судебному приставу на входе показать паспорт, тебя пропускают без разговоров, но если журналистское удостоверение — начинаются звонки и согласования "пускать или нет".

По мнению Пашина, институты демократии, в том числе институты, связанные с участием журналистов в процессе, должны работать не по разрешительной методике, а по встроенной. В Британии, к примеру, в залах суда обязательно отводятся места для журналистов, и не дело судебных приставов спрашивать: "куда прешь?"

Судей увольняют не за взятки, а за правду

Об отсутствии прозрачности в Российских судах говорит и то, что судьи неохотно общаются с представителями СМИ. И это несмотря на то что нет никаких нормативных актов, которые мешают судье контактировать с журналистами.

— Есть кодекс профессиональной этики, — поясняет эксперт, — в котором сказано, что судья свободен в контактах с прессой, лишь бы он не ущемлял авторитет судебной власти. А на самом деле...

Сергей Пашин напомнил несколько случаев, когда судьи за общение с СМИ поплатились работой: "Был такой судья Мурашко из Самары, который в интервью газете, сказал, что одной из проблем судебной системы является взяточничество. Через неделю председатель областного суда обратился в квалификационную коллегию с предложением лишить его полномочий, потому что он якобы унизил судебную систему и уронил авторитет судебной власти. Получился враг народа. То же произошло с судьей Мосгорсуда Ольгой Кудешкиной, которую в прошлом году уволили за то, что она рассказала на радио "Эхо Москвы" о нравах, царящих в российской судебной системе; о давлении, которому подвергаются судьи; о том, как председатель Мосгорсуда вызывала ее в свой кабинет, и, топая ногами, требовала вынести определенное решение.

Жалобы граждан летят в корзину для мусора

Судебная система в России, по словам Сергея Пашина, выстроена так, что внутри ее может твориться все что угодно, но зато есть полная гарантия от воздействия извне. Граждане теперь вообще лишены возможности привлекать судей к ответственности. Из года в год растет число людей, которые жалуются на судей в квалификационную коллегию (если в 1994 году их было 4 тысячи человек, то сейчас 20 тысяч). Однако квалификационные коллегии не обязаны рассматривать жалобы граждан, они вольны бросать их в корзину. В том числе и те, в которых говорится о чудовищной коррупции в органах правосудия.

Кстати, о жалобах. Сергей Кашин привел интересную статистику о том, на что жалуются граждане в российских судах. 38% жалуются на нарушения судьями закона, 29% — на чудовищную волокиту, 17% — на грубость судей, причем грубость махровую, когда судья может вниз "по матушке по Волге" послать истца и ответчика.

В заключение федеральный судья вынес окончательный вердикт.

— Что же мы имеем в результате судебной реформы? Пожизненные председатели, подконтрольные квалификационные коллегии, квартиры, административная и процессуальная власть в одних руках и общение с местными властями. По большому счету ничего не изменилось. Система, сложившаяся в годы советской власти, всячески себя оберегает и воспроизводит.

В январе 2005 года на радио "Эхо Москвы" был проведен интерактивный опрос. Слушателей спросили: "Стал ли российский суд более независимым за последний год?" За пять минут в студию "Эха" позвонило 6240 человек. В то, что российские суд за последние годы стал более независимым, верят 3% позвонивших. 97%, принявших участие в голосовании, считают, что независимого судопроизводства в нашей стране все меньше и меньше.

Метки:
baikalpress_id:  27 899