"Вырежем весь ваш род"

Таджики устроили беспредел в поселке Урике

Поселок Урик находится в 15 километрах от Иркутска. В ночь с воскресенья на понедельник группа жителей Таджикистана, вооруженная трубами и топором, устроила погром в трех домах поселка. Семья Кривинцовых с маленькими детьми убегала от взбесившихся таджиков босиком, ночью, по огородам. Местные жители напуганы, участковый поселка срочно лег в больницу. Что происходит в Урике?

Жена ушла от мужа

В трех рядом стоящих домах на улице Советской в Урике выбиты стекла. В окне одного из домов рамы нет вовсе. В этом доме весь пол засыпан битым стеклом, на шкафу следы от удара тяжелым предметом, в стене — дыра от выстрела. Нас встретила хозяйка дома Наталья Кривинцова, на глазах женщины слезы:

— Я читала книгу, муж Алексей и дети уже уснули, было около часу ночи. Таджики подошли к первому дому, там сейчас два брата живут, и начали громко говорить на своем языке, а в наш адрес на русском кричали...

Предыстория нападения, как стало ясно из рассказа Натальи, такова: один из братьев Алексея, мужа Натальи, Павел женат и имеет трех детей. Недавно его жена начала встречаться с таджиком, который поселился в Урике примерно год назад и работает там пастухом.

Когда Павел узнал об измене жены (ее тоже зовут Наташа), то, видимо, устроил дома скандал, когда супруга вернулась домой под утро. После этого Наталья собрала детей и ушла жить к матери.

— Она, скорее всего, потом нажаловалась таджикам, они Пашу и избивали. Несколько раз такое было, мы даже однажды скорую вызывали. Месяц уже это длится, — срывающимся от расстройства и слез голосом рассказывает Наталья.

День рождения закончился разгромом

В воскресенье, 28 августа, у Натальи (жены Павла) был день рождения. Отмечала она его вместе с новыми друзьями.

— Они все там напились, а потом пришли к нашим домам отношения выяснять. Я вышла сначала за ворота, а они давай кричать в дом, где сейчас живут Паша и младший брат Иван: мы вас сожжем, убьем, изнасилуем, перережем, как баранов, и все такое. И камни или
что-то такое туда кидали, за забор.

Я им говорю: успокойтесь, ночь уже, у меня дети спят, я сейчас милицию вызову. А они мне говорят: "Мы вашему участковому деньги платим, нам ничего не будет!" И начали уже мне угрожать: мы сейчас и тебя, и всех родственников изнасилуем и поубиваем. Я тогда закрыла ворота, думаю — угомонятся и уедут.

Сначала, как говорит Наталья Кривинцова, таджиков было двое. Минут через 10, после того как Наталья выходила за ворота, они действительно уехали. Женщина решила завесить окно плотным одеялом, чтобы свет лампы снова не привлек пьяных таджиков.

— Встала, завесила и пошла проверить, закрыла ли я дверь в зимовье. Только я закрыла, как они подошли к моему окну и снова стали угрожать. Уже их было четверо или пятеро.

Наталья говорит, что мужчины стали палками и металлическими трубами выбивать стекла в окне.

— Разгромили все окно. Я подошла, стала уговаривать их: вы успокойтесь, у меня дети...

"И щенков твоих изнасилуем!"

От грохота проснулись дети. Первым происходящее понял старший, 11-летний сын Сергей, и заплакал. Следом заревел 3-летний Юра. Наталья накрыла детей еще одним одеялом, чтобы летящие стекла их не порезали.

— Они, когда услышали, что дети плачут, стали говорить: "Мы и щенков твоих изнасилуем, и тебя, и мента твоего — козла, перевешаем всех, подожжем!"

Они уже пытались в окно залезть и топор кинули, он сюда на пол упал, и труба сюда залетела.

Если на стене висит ружье

В семье Кривинцовых есть ружье. Зарегистрированное и оформленное по всем правилам. Алексей — сотрудник охранного агентства при Ленинском РОВД — бросился в дом, в котором живет бабушка, за ружьем.

— Прибежал, а оно пустое, тогда я побежала за патронами. Свет мы выключили, чтоб нас видно не было, дети забились в дальний угол под кровать... Вот как я детям должна объяснить это?

Алексей выстрелил в стену, чтобы напугать таджиков.

— Они отошли немного, тогда муж выставил дуло в окно и выстрелил еще раз вверх. Они много раз повторяли, что перережут весь наш род, что просто так нас не оставят. Один, с которым загуляла жена Павла, сказал: "Ты запомни, меня зовут Женя. И если не я, то мои вас всех перережут, как ягнят".

В это время Наташа собрала детей и огородами побежала из дома, Алексей чуть позже догнал их.

— Дети в плавочках, босиком, ночью бежали со мной по огородам... Как это отразится на их психике?

Сломанные ноги

Пока все это происходило в зимовье, младший брат Иван бросился за помощью к другу. Пока тот одевался, Иван побежал к месту действия.

Таджики встретили его на небольшом болоте между домами и начали жестоко избивать.

— Если бы не друг Ивана, то он, наверное, умер бы. Мы ведь не знали, что он пострадал, и не стали бы его искать...

Друг принес Ивана на руках в дом. Оттуда его забрала скорая помощь, которая приехала очень быстро после вызова.

Таджики сейчас на свободе

Милиция прибыла по вызову в Урик примерно в три часа ночи. Топор и металлические трубы были изъяты. В ту ночь таджиков в поселке не нашли.

Однако, как сказала Наталья, была найдена брошенная на улице машина с двумя канистрами бензина, которая похожа на ту, что принадлежит таджикам. Госномер автомобиля Наталья не знает, но все остальное очень похоже на их транспортное средство.

— Мы всю ночь звонили участковому, но так его и не нашли. Милиция его тоже не нашла.

Каждую ночь пострадавшие боятся засыпать — а вдруг подожгут? Таджиков видели в деревне — один с палкой, другой с трубой. Наверное, они тоже ждут расправы.

Администрация молчит, участковый заболел

Чтобы узнать, на каких правах живут в Урике таджики, мы отправились в администрацию поселка.

В здании среди рабочего дня находились только две женщины — в отделе по налоговым сборам.

— Глава Урика сейчас в отпуске, за нее заместитель — Казюка Валентина Александровна, но она пошла домой.

Эти же женщина совершенно уверенно заявила, что таджики живут в Урике без регистрации.

Не успели мы подъехать к дому Валентины Казюки, как из калитки вышел мужчина. Диалог с ним мне кажется очень любопытным.

— Здравствуйте, позовите, пожалуйста, Валентину Александровну.

— Ее нет, она на работе.

— Но там сказали, что она пошла домой.

— Нет, — явно недоброжелательным тоном говорил мужчина. — Может, ордер на обыск предъявите?

— Какой ордер? Мы журналисты из Иркутска, нам нужен комментарий заместителя главы администрации.

— Давайте я вам прокомментирую.

— А вы занимаете в Урике какой-то пост?

— Я сосед. И вот что я вам скажу. Не надо эту конфликтную ситуацию рекламировать во всеуслышание. Чем меньше об этом говорят, тем меньше таких происшествий. Вы же пример даете.

— То есть пусть все так и остается?

— Пускай прокуратура разберется с этим. Есть паспортный стол, есть паспортно-визовая служба, есть участковые, вот пусть они и разбираются.

— Конечно, разве мы против?

— А причем здесь замглавы администрации? Есть глава администрации, вот к ней и езжайте, пусть она комментирует.

Удивительно еще и то, что, когда мы попытались найти участкового, капитана милиции Сергея Леонова, оказалось, что он заболел.

Из отдела по налоговым сборам позвонили ему домой, на звонок ответила его жена. Она сообщила, что Сергея Михайловича час назад увезли на скорой в больницу, у него заболела спина.

— Участкового не найти, таджики ходят с угрозами по деревне, как у себя дома... Вот когда кого-нибудь убьют, тогда они зашевелятся. Будет им вторая Московщина*, — говорит Наталья.

Скоро Кривинцовы уедут в Иркутск, где они живут весь год — муж работает, старший сын ходит в школу. В деревню они возвращаются только на лето, но ведь в Урике остаются еще родственники...

  • Московщина находится недалеко от Урика. Уже почти полгода деревня живет в страхе. Начиная с весны здесь находят повешенными местных парней — всех в одинаковых позах, с обувными шнурками на шее. Официальная версия — самоубийство, однако местные жители придерживаются другого мнения. Многие из них уверены: парней убивают гастарбайтеры из Средней Азии, строившие на окраине Московщины мебельный цех.

Китайцы против русских

Описанный случай межнационального конфликта не единственный за последнее время. В мае нынешнего года произошла крупная драка китайских строителей жилого комплекса Zeon с местными сотрудниками милиции.

Тогда в конфликте участвовало около 180 гастарбайтеров. Серьезное происшествие заставило приехать консула КНР из Хабаровска в Иркутск для разрешения конфликта.

Были возбуждены уголовные дела по статьям УК РФ "Сопротивление сотрудникам милиции" и о превышении сотрудниками милиции должностных полномочий.

Милиция нападавших не нашла

Евгения Бронникова, старший лейтенант милиции, дознаватель Иркутского РОВД:

— Пока не ясно, будет ли возбуждено уголовное дело по факту случившегося в Урике. Возможно, будет принято решение об отказе, или действия будут квалифицированы по статье "Хулиганство".

Что касается переломов ног Ивана — скорее всего, уголовное дело будет возбуждено. Обычно переломы попадают под статью "Причинение вреда здоровью средней тяжести", но, пока нет заключения судебно-медицинской экспертизы, об этом говорить рано. Сегодня я поеду к нему на опрос. Известно, что он прооперирован.

Евгения Бронникова рассказала, что на допрос привозили одного из таджиков, который называет себя Ромой (1981 г.р.). Дознаватель пояснила, что паспорта он при себе не имел. Рома не является гражданином России, регистрации и прописки не имеет.

Евгения не исключает, что таджики могут скрыться, и найти их будет почти невозможно, но и права задержать их милиция сейчас не имеет.

Это обыкновенное хулиганство

Прокомментировать произошедшее в Урике мы попросили Сергея Марфицина, начальника отдела информации и общественных связей ГУВД Иркутской области:

— По предварительным данным, инцидент, произошедший в поселке Урике, не является межнациональным конфликтом. Это обыкновенное хулиганство. По данному случаю идет проверка сотрудниками Иркутского РОВД, в ходе которой будут выяснены все подробности случившегося и дана правовая оценка действиям обеих сторон. Если окажется, что был нарушен закон, то будет принято соответствующее решение.

Метки:
baikalpress_id:  27 868