Стеклопакеты вместо наличников

В Иркутске начинается судебный процесс по поводу незаконной реконструкции старинного здания

В прошлом номере нашего еженедельника мы рассказали о том, как сложно жить в старинных домах Иркутска, которые считаются историческими памятниками. Такие здания разваливаются буквально на глазах, но, чтобы сделать даже самый простой ремонт, нужно получить многочисленные согласования.

Дом возле церкви

Иркутяне уже давно не умиляются резным наличникам старых развалин в центре города. Туристы фотографируют их с радостью, обитатели самих домов уверяют, что жить в них нельзя.

На этой неделе тема иркутских памятников неожиданно получила новый поворот. Рядом с Крестовоздвиженской церковью был продан жилой дом, расположенный по адресу: Тимирязева, 2. Это одно из самых многолюдных и любимых иркутянами мест. Рядом с домом проходят многочисленные маршруты транспорта, здесь часто гуляют и жители города, и его гости.

Дому около ста лет. К сожалению, его история неизвестна: обычный иркутский дом, где всегда жили люди. Но архитектура этого здания ярко представляла столь ценимый староиркутский стиль. Такие здания находятся на учете Центра сохранения
историко-культурного наследия Иркутской области. Это значит, что любые изменения во внешнем или внутреннем строении дома должны быть многократно согласованы с ЦСН. Новые хозяева здания решили просто не обращать внимания на давно существующий порядок, а наоборот — быстро отремонтировать здание и прилегающую к нему территорию. Это им почти удалось: новый вид дома не имеет никакого отношения к иркутской старине. Обычный вид обычного офисного здания.

Бесконечная процедура согласований

На следующей неделе ЦСН подает в суд на новых владельцев дома: они начали перестройку дома, не получив необходимых разрешений.

— Владельцы домов-памятников должны пройти достаточно серьезную проверку, — говорит Ирина Горбунова,
пресс-секретарь Центра сохранения историко-культурного наследия Иркутской области. — В данном случае мы поразились наглости и беспринципности новых хозяев. Этот дом находится в самом центре Иркутска и относится к заповедной зоне города, где расположены самые ценные дома. Этот же дом просто заколотили сандингом! Наличники с уникальной резьбой оторвали, вместо них поставили стеклопакеты. Разве так можно?

Случай, произошедший на улице Тимирязева, для Иркутска беспрецедентный. Похожая история — на улице Грязнова был снесен памятник, но после подключения ЦСН сделавших это принудили выплатить миллионный штраф.

Как отремонтировать памятник?

В первую очередь, сотрудники ЦСН должны были изучить проектную документацию этого здания. Потом — обследовать его фундамент: долго ли простоит, не развалится ли от землетрясения. Бревна, из которых этот дом построен, также должны быть обследованы. Говоря проще, каждый элемент этого строения (стропила, крыша и т.д.) перед реконструкцией обязательно должны изучить специалисты. После этого собирается
научно-методический совет, в который входят историки, архитекторы, искусствоведы, специалисты из различных отраслей — но не сотрудники ЦСН. Этот совет должен выдать заключение, из которого следует, что можно перестраивать, что нельзя, а что менять и вовсе запрещено.

Конечно, хозяевам пришлось бы потратиться. Да и саму перестройку они начали бы совсем не скоро — мало того, им пришлось бы обращаться не к своим строителям, а лишь к тем, кто обладает лицензией на реставрационные работы. В Иркутске таких компаний 15. И только после того, как собран целый пакет документов и пройдены все проверки, утверждается график реставрационных работ.

"Я купил дом, я и хозяин"

Мы обратились к новым хозяевам усадьбы, расположенной по адресу: Тимирязева, дом 2. Дом занимает большую площадь: в нем несколько гаражей, два этажа. Внутри двора — старенькая теплица, сарай, небольшой огород. Четко ощущается контраст между тем, что было раньше — обычным иркутским домом, в котором давно не делали ремонт, и новой жизнью — евроремонтом, пластиковыми окнами, модной крышей.

Теперь дом записан на Серуш Суреновну Вартанян, но сама она почти не бывает на месте стройки. Строительство ведут ее родственники и соотечественники. На просьбу прокомментировать возникшую ситуацию человек, который представился как хозяин дома, отреагировал очень агрессивно.

— Пусть они идут все на х... со своим судом, — кричал хозяин. — Это мой дом, я его купил и буду здесь делать то, что захочу. Никому ничего объяснять я не буду. Я владелец этой собственности, и никто мне не имеет права не то что указывать, но и задавать вопросы. Никакого суда я не боюсь. Мне все равно, что они там предъявляют.

— Скажите, а вы знали, что покупаете в Иркутске исторический памятник, в который без соответствующих согласований и гвоздя нельзя забить?

— Мне до этого нет никакого дела. Я купил этот дом и хочу, чтобы он выглядел так, как мне нужно.

— Что вы планируете здесь открывать?

— Я буду здесь жить сам!

  • Нужно потратить уйму времени, чтобы получить согласования на реконструкцию старинного здания. В то же время из-за бесконечной волокиты многие владельцы "памятников" не в силах сделать даже элементарный ремонт. ЦСН уверен, что выиграет суд, и тогда хозяину придется "отдирать евроматериалы" и возвращать покосившиеся наличники на прежнее место.

Метки:
Загрузка...