Еврейский Бульдозер

Бульдозер — это давнее прозвище нынешнего премьер-министра Израиля Ариэля Шарона. Прозвище это настолько характеризует личность его носителя, что нет необходимости к какой-либо детализации. Для чего я вообще начал говорить об израильском премьере? Причина крайне проста. Именно его персона уже давно, а в последние дни особенно, находится в эпицентре современной международной политики. К истории вопроса мы еще вернемся, сейчас же необходимо сказать вот что: последние решения Шарона настолько странны и неадекватны, что грозят очень крупными изменениями в расстановке сил в этой самой политике. "Странность" и "неадекватность" — понятия очень скользкие и чрезвычайно субъективные. Для кого-то странно уже то, что Россия, к примеру, до сих пор существует.

О решении

Я полагаю, что те, кто вообще читает материалы, подобные этому, осведомлены о том, что Ариэль Шарон в одностороннем порядке решил вывести израильские войска из сектора Газа. То есть все говорят о ликвидации там еврейских поселений, но эти самые поселения там только потому и существовали до сих пор, что их охраняло количество солдат, сопоставимое с собственно жителями. Не стану углубляться в сложную палестино-израильскую географию, скажу только, что сектор Газа — действительно стратегический район. Присутствие здесь израильтян худо-бедно обеспечивало безопасность их государства, если вообще уместно говорить о безопасности по отношению к данному куску Земли.

Шарону 77 лет, и он участвовал во всех войнах, которые вел Израиль за все время своего существования, у премьера и сегодня вид скорее боевого генерала, нежели преуспевающего политика. Да, кстати, и на свой теперешний пост он пришел именно на волне огромного возмущения израильтян "бездействием" правительства по отношению к очередной террористической интифаде.

Он пришел в 2001 году и практически немедленно стал выводить из строя руководителей организации "Хамас": на взрывы в Израиле следовали точечные ракетные ответы по автомобилям. Точечные, но всегда точные. В течение неполного месяца были уничтожены шейхи Ясин и Рантиси. Потом Шарон стал строить разделительную стену, на иврите она называется "забор безопасности". Тем самым он пытался (и пытается до сих пор) отгородить свое государство от террористов. В общем, я что хочу сказать, Шарон — он из тех, кого в советские времена было принято называть ястребами, то бишь милитаристами и поджигателями. И вот этот самый поджигатель в одностороннем, повторяю, порядке, не выдвигая никаких условий, уводит свои войска с тех земель, которые он сам же и завоевывал. Большой, заметьте, кровью. И, я полагаю, он прекрасно знает, что из всего этого выйдет.

Вероятнее всего

Практически все специалисты по Ближнему Востоку, как отечественные, так и зарубежные, предполагают, что из этой затеи израильского премьера может произойти одно только следствие — глобальное усиление палестинского террора по отношению к еврейскому государству. Действительно, в 2000 году в Кемп-Дэвиде тогдашний премьер Израиля Эхуд Барак предложил живому еще Арафату уступки совершенно беспрецедентные. Это были и раздел Иерусалима, и вывод войск с 95% контролируемых евреями палестинских территорий, и та же самая ликвидация поселений, которой сегодня занимается Шарон. Ну и что? Арафат предложения не принял. Уже тогда было совершенно понятно, что ни Арафату, ни палестинцам вообще не нужны никакие мирные договоренности. Именно тогда началась "Интифада Аль-Акса" — небывалая по своим масштабам террористическая кампания против Израиля. Именно после этого судьба Барака как премьера была решена.

Так вот в 2000 году палестинцам лишь предложили вышеназванные мероприятия, сейчас их начали проводить. Что из того, что Арафата больше нет? Он в свою бытность контролировал хорошо если 10% разношерстного террора. Теперь палестинцы видят: все правильно, чем больше мы их лупасим, тем круче результаты, из Газы мы их уже выкурили, скоро наступят времена всех остальных территорий. По кадрам многочисленных репортажей из Газы очевидно, каким образом настроено большинство палестинцев: "террор и только террор приведет к уничтожению проклятого сионистского образования".

То есть прослеживается проверенная тенденция — террор начинает накатывать, когда ему уступают. Об этом неустанно талдычат американские политики всевозможных рангов, на этом, собственно говоря, выстроена вся современная политика Штатов, а после них — и всего цивилизованного мира.

Но вот какой интересный нюанс: за свой "забор", а особенно за системное уничтожение лидеров палестинского терроризма Ариэль Шарон поимел от США страшенное порицание, мол, что же вы это делаете, это же не в соответствии с международным правом. Югославию с Ираком бомбить — это, надо понимать, в соответствии...

Ну ладно, с американцами все понятно — они ради своей гегемонии хоть кого разбомбят. Но какова причина такой вот обструкции? Реакция Америки на "одностороннее размежевание" вообще какая-то невнятная, что-то туманное, вроде "а вот это попробуйте". Америка что, решила оставить на растерзание своего единственного реального союзника в "зоне конфликта", а также в зоне своих "жизненных интересов"? А Шарон смиренно согласился на то, что его главное в жизни дело, мощное еврейское государство, будет попросту уничтожено? Сложно все и непонятно. Хотя соображения имеются.

Другие последствия

Самое, пожалуй, негативное последствие вывода войск и поселений лежит не в плане тактических и географических уступок. Дело в том, что за время недолгого существования государства Израиль там сформировалась некая уникальная общность людей, объединенная ощущением повышенной внешней опасности.

Практически всегда народ Израиля был очень тесно сплочен, и трудно было даже представить себе, что его можно расколоть на два лагеря. Теперь существование этих лагерей совершенно очевидно. По одну сторону баррикад те, кто за "вывод", по другую — те, кто против. Налицо, как говорится, нарастание центробежных сил внутри государства.

Шарон впервые ввел в практику Израиля прямые насильственные действия по отношению к представителям своего, еврейского, народа — проходящие сейчас армейские операции по выселению людей из собственных домов со схватками, драками, поджогами автомобилей, сопротивлением властям. Все в лучших традициях именно палестино-еврейского противостояния. Премьер велел выезжать, ему ответили — не будем. Ладно, говорит, смотрите сами, не зря меня зовут Бульдозер.

Впрочем, что касается тактики, то здесь тоже все не так безоблачно. Палестинцы немедленно приступят к строительству морского порта и аэропорта в Газе. С помощью радостного арабского окружения, естественно. Это чревато тем, что оружие попрет в Газу полным ходом, причем оружие гораздо более внушительное, нежели то, чем пользуются террористы сегодня. Те самоделки, которыми до сих пор обстреливался Израиль, покажутся новогодними фонариками. И вообще, почему кто-то решил, что народ, который вот уже в нескольких поколениях занимался исключительно только тем, что воевал на уничтожение еврейского государства, вдруг прекратит это делать? После "одностороннего размежевания".

Что-то тут не то

Смотрите сами, не складывается никакого подобия даже элементарной логической цепочки, то есть она, конечно, складывается, но каким-то совершенно непотребным для государства Израиль образом. Как ни поверни, решение по размежеванию оборачивается для Шарона, а соответственно, и для его страны одними сплошными минусами и провалами. Так какого черта он это делает? Он воевал за это государство в 1948-м, 1953-м, 1967-м, это только то, что приходит на память. Он всю свою жизнь положил на создание и защиту этого государства. Он прекрасно понимает, к чему приведет осуществление его плана. Он со слезами на глазах отдает приказы на насильственное выселение собственных граждан. Может быть, он просто стал слишком стар и немощен? Да, он действительно стал слишком стар. Но не немощен.

И именно в силу своего преклонного возраста, всерьез опасаясь, что дело всей его жизни пропадет после его ухода, он и пошел на этот совершенно безумный шаг. Мне представляется, что Ариэль Шарон совершенно сознательно приносит часть своего народа в жертву исключительно для того, чтобы окончательно уже показать всему миру — договариваться о чем-либо с палестинцами невозможно. После того как волна небывалого террора накроет Израиль, он скажет — смотрите, я сделал все, что мог. И начнет утюжить Палестину в своем уже последнем и решительном бою. Сил у него еще хватит, и плевать ему будет на все "международное сообщество". А американцы деньгами помогут. Мне кажется, что это именно они все настолько тонко и рассчитали, мы-то, мол, никакие не агрессоры, но вы же видите, какой террор...

Ничьей стороны в этом кошмарном конфликте я, разумеется, не принимаю. Надеюсь, когда-нибудь
все-таки разберутся. Тут все дело в целях и средствах. Так до сих пор никто и не понял, что и чего оправдывает.

Метки:
baikalpress_id:  27 836
Загрузка...