Нужен закон об убийствах на дороге

"Что толку говорить бесконечно об одном и том же? Ситуация не меняется! У меня весь травмпункт забит детьми и родителями, очереди по двадцать человек. Под колесами гибнет столько детей, сколько не гибнет наших солдат в Чечне. Почему же депутаты не примут закон, ужесточающий уголовное наказание за убитых и раненых на дорогах? Нет, ломают головы над тем, как дать подросткам водительские права в шестнадцать лет", — Василий Васильевич Мартинович, врач высшей категории, заведующий детским травмпунктом в Иркутске

Трудно стать нормальным после аварии

Этим летом депутаты Госдумы спорят над новыми послаблениями в правилах дорожного движения. Например, какую дозу алкоголя надо разрешить водителю и как вручить права шестнадцатилетним подросткам? А в это время на российских дорогах идет кровавая война.

Врачи-реаниматологи, пожалуй, единственные в городе люди, которые осознают всю опасность безответственных решений российских "думцев". В реанимацию
Ивано-Матренинской детской больницы попадают самые тяжелые случаи, когда уже почти не остается надежды на то, что ребенок выживет. И то, что многим детям удается спасти жизнь, — доказательство высокого профессионализма тех, кто здесь работает.

Врач-реаниматолог Александр Юрьевич Китаев:

— Техногенные катастрофы — самые тяжелые. Основная тяжесть увечий, которые дети получают в автокатастрофах, — это черепно-мозговые травмы. Ни одного случая я не помню, чтобы ребенок полностью исцелился от черепно-мозговой травмы. Всегда остается какая-то неполноценность. Многие остаются тяжелыми инвалидами, за которыми нужен постоянный уход, а у кого-то на всю жизнь остаются различные психические нарушения, фобии. Когда природа нас создавала, она не рассчитывала на то, что нас будет сбивать бампер машины.

Чужих детей не бывает

Черствый взгляд соседа на то, как ребенок перебегает дорогу перед машинами, недопустим. Вот он сегодня перебежал дорогу перед потоком машин, а завтра не успеет. Со стороны водителей должно быть особое отношение к детям. Они должны знать, что город — не для машин. Помнить о том, что есть дети. Ребенок — человек иррациональный, он живет эмоциями. Он рождается свободным, никаких правил он еще не знает. Захотелось ему побежать через дорогу — он побежал, захотелось залезть под машину и посмотреть, как и что там работает, — он залез. И наконец, депутаты, принимающие законы, по которым идет движение, должны ужесточить наказание за наезд на пешехода. Тем более на ребенка.

Иркутяне, приезжающие из-за границы, рассказывают, что стоит тебе остановиться у проезжей части, как тут же четыре ряда машин синхронно останавливаются. Даже если ты и не думал переходить дорогу. А уж если ребенок переходит дорогу — жмут на тормоза изо всех сил, чтобы, не дай Бог, не оказаться в опасной близости от маленького пешехода. И ведь это при всем при том, что машины у них — современные иномарки, которые не
так-то просто быстро остановить. Почему же у нас водители не обращают внимания на пешеходов и тем более на детей?

Стараниями депутатов

Сегодня приняты такие поправки к законам, что сбивать людей — это уже не тяжелое преступление. Если раньше за то, что водитель сбил пешехода и скрылся с места аварии, он получал дополнительный срок, то теперь это не считается отягчающей виной. Водитель, видите ли, был в состоянии шока. Вот и скрылся, оставив человека на проезжей части. Судить его по нашим российским законам не за что. Или другой момент. Раньше были предусмотрены наказания за нанесение телесных повреждений легкой, средней и сильной тяжести. Теперь ответственность водителя за телесные повреждения средней тяжести вообще отменили. Он не только срока не получит, даже условного, но и штрафа, по всей видимости, не заплатит. А увечья средней тяжести — это переломанные руки и ноги, ключица, кости челюсти. Депутаты считают, что, если вас так покалечили на дороге, ничего — мелочи жизни, до свадьбы заживет!

Для ребенка город — большая игровая площадка

Несколько дней назад в приемный покой
Ивано-Матренинской детской больницы привезли двенадцатилетнего мальчика. В реанимацию поднимать не стали, ребенок умер, пока его везли до больницы.

— Была авария на Кайской горе, столкнулись две машины, — рассказывает врач Александр Китаев. — Взрослые остались живы, ребенок от нанесенных травм скончался. У детей другая кинематика, даже если они едут на заднем сиденье, при лобовом столкновении перелетают вперед и даже выбивают переднее стекло. Именно дети погибают чаще даже при "несерьезных" авариях. Потому что у ребенка связочный аппарат слабый, кости не крепкие.

В реанимацию попадают не все дети, пострадавшие на дороге, а только те, которым нужна экстренная помощь, те, кто находится на грани между жизнью и смертью. За год в Ивано-Матренинскую привозят до 40 детей, сбитых на дорогах. И печально, что многие из них на всю жизнь остаются инвалидами, а 3—5 детей спасти не удается.

— Для ребенка город — большая игровая площадка, — говорит Александр Китаев. — Дети часто неожиданно выскакивают на дорогу из подъездов, резко меняют направление своего движения, когда автомобиль движется на опасном расстоянии, не замечают этой опасности. Именно дети переходят дорогу там, где нет зебры, перебегают на красный свет. Когда же мы поймем, что жизнь ребенка дороже стоимости самой крутой иномарки?

  • За последние полгода в Иркутске попали в автомобильные аварии восемьдесят восемь детей. Самым неблагополучным в этом отношении из года в год является Свердловский район, где за полгода попали в ДТП три десятка детей. На втором месте — Октябрьский район города, где был сбит двадцать один ребенок.

Лежачий полицейский — не выход из положения

Елена Витальевна Наумова, старший инспектор ДПС
пресс-службы ГИБДД города Иркутска:

— Машины сегодня в руках молодых людей, которые не боятся ни гололеда, ни других каких-то погодных осложнений. Да и сами машины изменились: в большинстве это иномарки, которые могут развивать бешеные скорости. В городе всего один подземный переход, несколько десятков светофоров и "лежачих полицейских". У нас лежит множество заявлений на установку "лежачих полицейских". Но это не панацея. На центральных улицах мы вообще их установить не можем, потому что машины будут притормаживать и создавать аварийные ситуации. Напротив четырнадцатой школы по просьбе администрации и родительского комитета сделали "лежачий полицейский". А по утрам наблюдаем, как родители водят своих детей совсем не по "лежачему полицейскому", а там, где есть дырка в заборе.

Метки:
baikalpress_id:  27 834
Загрузка...