Как женщины Ирети объявили бойкот бутлегерам и пьяницам

Женщина — это великая сила. Стоит ей взять власть в свои руки, как начинают решаться самые неразрешимые проблемы. В этом корреспондент "Пятницы" смог убедиться, побывав в деревне Нижняя Иреть, Черемховского района, где местные активистки объявили беспощадную войну бутлегерам и пьяницам.

Кто, кроме нас?

От людей ничего не скроешь

Женский бунт возглавляет Татьяна Владимировна Винокурова, глава местной администрации. Высокая, статная, энергичная женщина, одетая и причесанная
по-городскому.

— Началось это давно, — рассказывает Татьяна Винокурова. — Многие уже без этого спирта жить не могут. Конечно, что им не пить — 15 рублей пол-литра. В результате семьи разрушаются. Дети из семей алкоголиков 1 сентября даже в школу не могут пойти. Одеть нечего. Сегодня пришла девочка 14 лет, мать лежит в тяжелом состоянии, возможно, не выживет. Четверо детей. Папаша пьет. Просит помочь ей, чтобы она сама получала детское пособие, а то отец пропьет.

Как выяснилось, бутлегерством здесь в основном промышляют пенсионеры, нашедшие в спиртоторговле неплохую прибавку к пенсии.

— Процветают они на чужом горе. А тут еще зависть включается. Одна торгует — деньги появились, второй завидно — тоже начинает торговать. На селе от людей ничего не скроешь.

Откуда в деревню поступает спирт, ни для кого не секрет. Тулун рядом, на всех хватит.

— Этот спирт — отрава настоящая, — продолжает Татьяна Винокурова, — вот люди и помирают рано. Болеют. Одна совсем допилась, встать даже не может.

Раскаиваются, а потом снова за старое берутся

Проблема спиртоторговли, по словам главы администрации, поднималась на всех сходах. И именно женщины выступили основной движущей силой. Они договорились с местным участковым Виктором Пушкаренко проводить регулярные рейды и заседания административной комиссии. В нее вошли директор школы, врач, председатель женсовета, председатель совета ветеранов и, разумеется, глава администрации. Провинившихся раз в месяц приглашают на ковер, составляются протоколы.

— Человека нужно убеждать, чтобы он не торговал этим спиртом, — считает Татьяна Винокурова, — вызывать почаще, прорабатывать, стыдить, к совести взывать. Раз вызвал, другой, все равно бояться будут.

И действительно, торговля понемногу затихла. Сейчас, по словам Винокуровой, торгуют катанкой в основном те, кто уже привык. Но, чтобы, как раньше, открыто выйти и бутылку передать, такого в Ирети уже нет. Бояться, значит.

Однако беда в том, что раскаиваются они в содеянном недолго...

— Сколько протоколов мы составляли по торговле спиртом, — возмущается Татьяна Владимировна, — а они штраф заплатят — и сразу берутся за старое.

В результате на последнем сходе активисты борьбы с зеленым змием приняли очередное эпохальное решение бороться всем миром, всем селом.

— Постановили объявить бойкот спиртовикам, — поясняет глава администрации, — прекратить брать у них спирт. А если никто брать не будет, то и пить не будут.

Бойкот бойкотом, но женщины Ирети пошли еще дальше. На сходе они предложили организовать собственную народную дружину, чтобы заниматься профилактической работой с неблагополучными семьями, которые не работают, детей не хотят растить.

Водка сгубила

Татьяна Владимировна пригласила нас посетить одну такую семью. Глава ее — Александр, 45 лет, отец троих детей. Жена умерла, но работать в поте лица ему не хочется. Зачем работать, когда государство платит пенсию? Три на детей и одну на него.

Хозяина мы застали за распитием двухлитровой бутылки пива. При появлении главы администрации он сразу сжался и опустил глаза.

Мы огляделись по сторонам. Помещение давно нуждается в ремонте. Давно не беленные стены, грязный пол.

— Это у них летняя кухня, — прокомментировала Татьяна Шестакова, — дома не лучше этого. А ведь был дельный мужик, руки у него хорошие, да водка сгубила.

На печке жарились котлеты. За столом, облепленным мухами и уставленным рюмками и пустыми стаканами, сидела потерявшая человеческий облик престарелая гражданка с всклокоченными волосами. Как выяснилось, это мать Александра. Видимо, бабушка уже хорошо приняла на грудь и теперь боялась, что мы начнем претендовать на ее обед, поэтому поспешно ухватила котлетку и с ожесточением принялась пережевывать ее беззубым ртом. Время от времени на кухню заходили дочери. Но хозяин почему-то не предложил им котлетки. Тем временем Татьяна Владимировна приступила к профилактической беседе.

— Сколько раз в год мы к тебе приходим с рейдом? В октябре приходили. Накануне Нового года приходили, в марте и перед 1 сентября — снова приходили. Было такое, что мы тебя и прав родительских лишали. Все было?

— Было, — стыдливо подтвердил хозяин.

— И все равно продолжаешь пить, — резюмировала Татьяна Владимировна. — Только получил пенсию и сразу пива купил. Наверное, уже и спиртом затарился?

— Нет, — испуганно вздрогнул нерадивый родитель, — в школу буду детей собирать...

— Честно скажи, — продолжала наступление глава администрации, — у кого берешь?

— У кого? — замялся хозяин. — Сами несут.

— Не пей, не пропивай пенсию, — продолжала наставлять Татьяна Шестакова, — скоро первое сентября. Приведи в порядок дом, поправь забор. Займись делом.

Если кто и спасет народ, то это женщины

— Вообще-то наша деревня небезнадежная, — сказала Татьяна Владимировна уже на обратной дороге, — кто хочет работать, те работают и живут хорошо. Дома все есть. У некоторых даже телефоны мобильные. Дети пристроены. Но почему люди сами себя в могилу загоняют?

Как раз в этот момент к нам на велосипеде подъехала красивая молодая женщина.

— Это наш ветврач Наталья Николаевна Селивестрова. Кстати, тоже наша активистка. У нее своих детей четверо, так она еще и одного приемного взяла на воспитание, не испугалась. Одни своих детей поднимать не хотят, другие не только своих воспитывают, но и чужих стремятся обогреть. На таких вся Россия держится.

— Ну, какая я героиня, — засмеялась Наталья Николаевна, — не смущайте меня. Старшему моему сыну 16 лет, а младший — совсем маленький, ему только четыре. И так получилось, что девочка четырех лет из Черемхово осталась без родителей. Отказная. Почему не взять? Муж у меня хороший, добрый. Дети были за. Вот и все. Вырастим.

Прощаясь с женщинами Ирети, мы не сомневались, что с таким серьезным отношением к жизни и заботой о будущем своих детей они просто обязаны победить.

Метки:
baikalpress_id:  26 057