Страсти по стволовым клеткам

Стволовые клетки давно спасают иркутян, будучи яблоком раздора

То, что стволовые клетки являются основой строения организма любого существа на земле, доказано и общеизвестно. Если попытки докопаться до механизма их действия окажутся удачными, они спасут нас от старости — как преждевременной, так и в принципе. В Иркутске около десяти лет идут работы по выявлению механизма действия этого уникального клеточного строительного материала. Ведет эти работы лаборатория реконструктивно-восстановительной хирургии под руководством заместителя директора по науке Института хирургии профессора Алексей Руновича. До сих пор ученые собирали на свои головы немало благодарностей. На те же головы досталось и немалое количество шишек. Вопрос использования стволовых клеток спорный, и спорить есть о чем.

Они работают. Но как?

— Сегодня предполагается два способа действия этих клеток, — рассказывает Алексей Рунович. — Первое предположение заключается в том, что стволовые клетки после введения в поврежденный или зараженный опухолью орган меняют свою структуру, превращаясь в клетки этого органа. Другое предположение состоит в том, что в них есть какие-то молекулы или комплекс молекул, стимулирующих регенеративные функции поврежденных клеток и заставляющих их самих себя восстанавливать. Так или иначе, нам предстоит выяснить. Пока что мы лишь делаем инъекции стволовых клеток и видим либо положительный результат, либо просто нулевой. Чаще первый. Слава Богу, что нет отрицательного, да и не может быть. Так вот, если мы докопаемся до этого секрета, узнаем, какие молекулы стимулируют регенерацию или же как они превращаются в клетки больного органа, нам можно будет ставить памятник при жизни. А проблема старости и тяжелых заболеваний будет решена раз и навсегда.

Пациенты — за

Есть опять же два способа лечения с помощью стволовых клеток. В Москве используют очень дорогой способ: пересаживают костный мозг. Или вводят стимуляторы выработки стволовых клеток. Такой 6-дневный курс стоит около 100 тысяч рублей. Для обыкновенного человека это дорого. В Иркутске используют внутривенные инъекции самих клеток. Клетки сами находят поврежденные ткани и регенерируют их. Или, опять же, заставляют их самих себя регенерировать. Несколько десятков пациентов обязаны лаборатории своими жизнями.

— Несколько лет назад эти люди валились с ног от своих болезней, — говорит Алексей Анатольевич. — У одного ишемическая болезнь сердца, у другого рак предстательной железы. Пациенту с хроническим панкреатитом делали операцию и сказали: надеяться не на что. А когда еще и раковую опухоль обнаружили, то ему оставалось только лечь и ждать смерти. Некоторым и в самом деле оставалось жить полгода. Поэтому они согласились на клеточную терапию не раздумывая. И вот сейчас приходят ко мне, мы общаемся. Выглядят отлично. Один хотел лишь дочку вырастить, а теперь уже внучки дождался.

— Не побоюсь признаться, что сам делаю себе инъекции стволовых клеток. Хочу пожить подольше и закончить работу, — смеется профессор.

Моралисты — против

Почему есть те, кто против использования стволовых клеток? Во-первых, потому что клиники на основе использования клеточной терапии — это источник нешуточных доходов. В Госдуме даже уже обсуждали запрет на использование эмбрионов в медицинских целях. Почему эмбрионов? Потому что именно из них дешевле всего получить стволовые клетки. Именно в тканях неродившегося ребенка их больше всего, и они в этот период самые что ни на есть активные, самые мощные.

— У нас есть договоры с иркутскими клиниками, где делают аборты, — пояснил профессор, — там используется технология сохранения извлеченных эмбрионов без риска внести инфекцию. Механизм доставки и извлечения стволовых клеток тоже отработан. Проблема не в этом. А в том, что политики не устают напоминать, что по закону ребенок еще в утробе матери становится субъектом права и нуждается в охране. Есть опасность развить на этом криминальный бизнес. Иркутская церковь не раз ссылалась на то, что мы идем против природы и против Бога, что нельзя за счет убитого ребенка спасти жизнь другого человека. Как будто не знают, что эмбрионы после аборта выбрасывают на помойку. Кроме того, идут даже разговоры о том, что спрос на стволовые клетки может породить склонение беременных женщин к аборту. Нас уже обвиняли в том, что мы, возможно, уговариваем женщин сделать аборт, чтобы получить материал. Однако поверьте, его достаточно и так — у нас слишком много абортов.

Врачи считают, что жалеть и любить надо реального человека, а не эмбрион. Алексей Рунович не раз повторял, что если бы пятимесячных детей умели выхаживать — другое дело. А ведь всем известно, что у нас и 6—7-месячных с трудом спасают.

Похоже, что у стволовых клеток большое будущее. Ведь люди любят жить. За последние полгода в Иркутске появлялось несколько материалов о работе иркутских ученых. С тех пор изменилось только одно: моралисты свои позиции сдают, а дело движется. Остался вопрос, опередят ли иркутские ученые своих коллег из Екатеринбурга, Новосибирска, Санкт-Петербурга и Москвы.

Преступники не клетки. Преступники — люди

В Москве сегодня стоимость трансплантации клеток уже сейчас доходит до десяти тысяч долларов за курс. Косметологические клиники уже были пойманы на том, что использовали некую субстанцию, очень далекую от содержания стволовых клеток. Получается, что одни обещают вернуть старикам молодость, другие называют их мошенниками, а третьи вообще хотят присвоить право на такие операции. И идут с этим, между прочим, в Госдуму, чтобы лоббировать там свои интересы.

Вопрос использования стволовых клеток не состоит в технических проблемах или недостатке интеллекта ученых. Не состоит он и в правовой базе. Это вопрос этики. Всегда найдется врач, греющий на медицине руки и погубивший чью-то жизнь. А сделает он это за счет чужого эмбриона или за счет официальной операции по удалению аппендицита — абсолютно неважно.

  • За десять лет иркутские ученые провели около 500 операций с применением стволовых клеток. Положительный эффект был получен при лечении атеросклероза, врожденных заболеваний вроде болезни Дауна (дети становятся более активными, лучше развиваются, дольше живут), при лечении заболеваний печени.

Что такое стволовые клетки?

Стволовая клетка — это незрелая клетка, способная к самообновлению и развитию в специализированные клетки организма. Наибольший запас этих клеток содержится в костном мозге. Самый качественный запас, не обладающий иммунитетом и не вызывающий отторжения при пересадке, находится в эмбрионах человека. Стволовые клетки способны многократно усилить регенеративные способности поврежденных человеческих органов и тканей.

Что лечат с помощью стволовых клеток?

В Иркутске стволовые клетки вводят посредством инъекции в пораженные органы. Для косметических целей клетки у нас еще не используют, ученые стараются пока что достичь главной цели — узнать, как они работают. Сегодня несколько десятков пациентов лаборатории реконструктивной хирургии избавились от ишемической болезни сердца, рака предстательной железы, атеросклероза. Можно спасти пациентов, получивших тяжелые ожоги, заставив регенерировать кожу. Спасать выпавшие волосы и наращивать сломанные ногти у нас сейчас не будут.

Сколько клетки стоят в Иркутске?

Пока нисколько. Пациенты и так платят за исследования своей психикой, с готовностью соглашаясь на риск экспериментов ради хотя бы шанса поправить здоровье.

Метки:
baikalpress_id:  3 502