Шесть вопросов о главной стройке Иркутска

Как минимум половина населения Иркутска ждет, когда наконец-то достроят новый Ангарский мост. Для города это и решение транспортной проблемы, и новый импульс к городскому развитию. После строительства моста наш город станет более мобильным. Наверняка поменяется городской центр: более престижными станут Академгородок и район бульвара Постышева, которые окажутся ближе всего к новой транспортной развязке. Появятся новые дороги и маршруты. Возле моста со временем образуется новая инфраструктура. Это сооружение касается жизни каждого иркутянина и наверняка изменит его жизнь в лучшую сторону. Еженедельник "Пятница" нашел ответы на самые часто задаваемые вопросы про новый мост.

1. Как долго все это длится?

Новый мост через Ангару строится шестой год, на сегодняшний день уже выполнено 79% работ. В самом начале иркутский суперпроект был оценен в шесть миллиардов рублей — это было 1 июля 1999 года. Всего за шесть лет было израсходовано больше трех миллиардов рублей.

2. Сколько нужно денег?

— Чтобы завершить строительство моста, необходимо еще 1,8 миллиарда рублей, включая средства нынешнего года, — говорит Сергей Козынкин, главный инженер ОГУ "Дирекция по строительству мостового перехода через реку Ангару в Иркутске". Также для строительства подходов к мосту нужен почти миллиард.

3. Кто кому сколько должен?

Шесть лет назад был распланирован календарный план строительства моста. По нему в 2004 году строители должны были получить 1036 миллионов рублей, — половину из федерального и половину из областного бюджетов. Однако даже с областным финансированием случился такой казус: мостостроители в прошлом году сделали работы на 465 миллионов рублей, но получили от областного бюджета лишь 325. Федеральных денег как не было, так и нет. Получилось, что заказчик — Дирекция по строительству моста — залез в долги, чтобы ускорить работу, и остался должен своим подрядчикам 160 миллионов, которые пришлось уплатить из тощего лимита областного финансирования на 2005 год — всего 400 миллионов рублей.

4. Сколько уже сделано?

Мостостроители измеряют выполненную работу в кубометрах. Чтобы выкрутиться из ситуации, заказчику удалось снизить стоимость куба на 25%, что позволило только в 2004 году сэкономить на строительстве 237 миллионов рублей. В прошлом году было выполнено 11 300 кубометров бетонной кладки. Бетон — главный строительный материал для моста. Чтобы он был устойчивым, бетон нужно сжать — для этого используется высокопрочная арматура, которая натягивает мост как струну. Ангара зимой не замерзает, и вода мешает строителям круглый год. Потому одно из главных действующих лиц сегодня на этом строительстве — речной флот.

5. Что делалось на этой неделе?

— В настоящее время полным ходом идет сооружение буровых свай-столбов на последней русловой опоре N 11, — говорит главный инженер Сергей Козынкин. — Всего у моста 32 опоры, 7 из них находятся в самой реке, они и называются русловыми. Также можно предположить, что летние работы по верховому направлению моста позволят уже в сентябре выполнить замыкание первого пролета между опорами N 8 и N 9 длиной 105 метров.

6. Как скоро построят мост и сколько денег для этого еще нужно?

Финансирование за счет федерального бюджета прекратилось и теперь ведется лишь из средств бюджета Иркутской области. Чтобы открыть мост в 2008 году, губернатор предложил премьер-министру следующую схему совместного финансирования. В 2005 году — 200 миллионов рублей от центра и 400 миллионов от области. Следующие два года предлагается также на паритетной основе выплачивать по 700 миллионов и от Москвы, и от Иркутской области. И в 2008 году — с каждого по 600 миллионов рублей. Наводить мосты в наше время дорого. Но еще дороже — приостанавливать важнейшее для Иркутска строительство, когда осталось лишь 20% работы.

В теле будущего моста

Корреспондент еженедельника "Пятница" отправился на суперстройку, чтобы увидеть все своими глазами. На первый взгляд, новый мост через Ангару выше старого, но не такой длинный, как плотина. Сейчас одна из главных проблем для простых строителей — изнурительная жара, на большой высоте моста она чувствуется особенно сильно.

— Вчера работали до трех часов ночи, — рассказывают мостостроители. — Сегодня встали в шесть, чтобы успеть до жары сделать как можно больше. Хочется искупаться, да и река кругом — бери и прыгай. А нет времени. Мы также и не рыбачили здесь ни разу.

На головах у строителей каски, повезло тем, у кого они белого цвета: не так жарко. Без касок нельзя, кругом масса опасностей — и река, и высота, и большие грузы перевозятся на кранах. Говорят, что строители придумали себе забаву: садятся в люльку, куда цепляются грузы, и катаются на кране над рекой. Но это, может быть, было раньше: сейчас стройка идет, говоря советским языком, ударными темпами.

Мы спускаемся в тело моста: большое полое пространство, где будут размещены различные коммуникации. Здесь прохладно и чисто. В какой-то момент понимаешь, что ты буквально висишь между водой и небом.

— Думаю, хороший мост получится, — говорит мастер Андрей Виноградов. — Наша бригада приехала из Новосибирска. Красивый у вас город, только погода какая-то странная.

Жизнь на мосту течет, как и на любой стройке: со своими перекурами, чаем и разговорами. Вот один из мастеров отчитывает подчиненного: "Думай, что говоришь — "нет"! На мосту не может быть такого слова!" Там рабочие присели в теньке передохнуть, здесь договариваются о том, чтобы часть работ сделать с помощью катера. Возле самой воды на одной из опор — траурные плиты двум погибшим на стройке рабочим.

— Технике безопасности нужно всегда следовать неукоснительно, — говорит Игорь Вертинский, заместитель директора по строительству мостового перехода через Ангару. — Мост любит точность. Мы и выверяем его по сантиметру.

Внутри моста поражаешься сложности его конструкции. На первый взгляд кажется, что может быть проще: соединить два берега, а на самом деле безопасность и долговечность нового моста зависят от каждой детали. И от каждого рубля.

Метки:
baikalpress_id:  3 517