Иркутянкам помешали устроить пикеты в Москве

В Москве сотрудники органов правопорядка отличаются особым цинизмом и наглостью

В прошлом месяце "Пятница" рассказывала о том, как три жительницы Иркутска — Антонина Малофеева, Любовь Боровова и Лилия Искиндерова, по их словам, пострадавшие от произвола правоохранительных органов и судов Иркутской области, — отправились в Москву с целью пикетировать Генпрокуратуру, МВД, Верховный суд, Государственную думу. Вскоре из столицы пришло тревожное сообщение о том, что иркутские пикетчицы задержаны и находятся на Петровке, 38. О том, как и почему это произошло, рассказывает недавно вернувшаяся в Иркутск Антонина Малофеева.

Первое задержание

— У нас был график пикетов, телеграмма, в которой мы известили мэра Москвы Лужкова, мегафон, — рассказывает Антонина Васильевна. — Каждый день был расписан по минутам. Но все эти планы оказались сорваны по вине московской милиции.

А началось все в первый же день. Женщины пришли к посольству Франции, чтобы передать материалы в Совет Европы о нарушении прав граждан в Иркутской области.

— К нам вышел представитель посольства и сказал, что им нужно проверить наши паспорта, — вспоминает Антонина. — Вдруг откуда-то возникли сотрудники милиции и стали выхватывать документы из наших рук. Все это происходило на глазах у сотрудников посольства, они снимали эту сцену на фотокамеры. Нам все-таки удалось передать паспорта французам. Они забрали документы и ушли. Пока мы их ждали, милиционеры вызвали подкрепление. Приехало много машин, и не только милицейских. Были также люди в штатском, наверное из ФСБ. Наконец к нам вышел французский атташе с паспортами и спросил милицейского начальника: "Что ваши власти теперь сделают с этими гражданками?" Тот ответил, мол, ничего.

Атташе ушел, а пикетчиц тут же взяли под белы руки и увезли в УВД на Якиманке. Там женщин продержали пять часов и отпустили. Но это было только начало.

И снова милиция

Назавтра иркутянки вышли пикетировать Высшую квалификационную коллегию судей, расположенную в районе Арбата. Буквально через 10 минут приехал наряд милиции. Милиционеры потребовали предъявить разрешение на пикет. Антонина показала заверенную телеграмму-уведомление и пояснила, что разрешение на пикет носит уведомительный характер — следовательно, пикет законный. Однако милиционеры заявили, что им приказано задержать женщин. "А права свои будете качать в Иркутске", — добавил старший.

Так иркутянки оказались в пропитанном запахом мочи "обезьяннике" Арбатского ОВД. Судя по тому, что рассказывает Антонина, нравы, царящие в милиции Москвы, немногим отличаются от того, что творится во всей России.

— Замначальника отделения пришел в ярость, когда увидел, что все их действия я снимаю на цифровую камеру и записываю на диктофон. В итоге пленку порвали, а кадры стерли.

После допроса женщин отвезли к мировому судье Владимиру Рогожину, тот, недолго думая, вынес постановление взять их под административный арест на несколько суток. Причем Антонине Малофеевой как самой грамотной в области российского законодательства и Конституции досталось больше всех — семь суток. Формулировка — несанкционированное пикетирование. Наказание пикетчицы отбывали в спецприемнике для административных задержанных на Петровке, 38. Отсидев положенные сроки, женщины написали апелляцию в Пресненский суд.

Незаконный арест

Самое смешное и одновременно самое страшное, что суд в результате признал постановления судьи Рогожкина об административном аресте незаконными и подлежащими отмене. Так за что, спрашивается, пострадали иркутянки? Возможно, что их арест был вызван общим ужесточением порядков в столице. Как известно, как раз в этот период в Москве шли митинги в защиту Ходорковского и национал-большевиков, арестованных за акцию в приемной администрации президента 14 декабря 2004 года. Некоторые участники этих митингов также были задержаны. Антонина Васильевна уверена, что все эти аресты — звенья одной цепи, направленной на подавление гражданских свобод.

— Ужасно, — говорит Антнина Малофеева, — что в Москве сотрудники органов правопорядка отличаются особым цинизмом и наглостью. Они нам неоднократно говорили: "Мы никакому закону не подчиняемся. Как разгоняли, так и будем разгонять. У нас милиция — закон!"

Загрузка...