В Америке убита сирота из Иркутска

В начале июля от побоев Пегги Хилт, приемной матери из Америки, скончалась 2-летняя Виктория Баженова, сирота из Иркутска. Пегги призналась, что девочка вывела ее из себя и она избила ребенка. Вернее забила до смерти. Это уже не первый случай гибели российских усыновленных детей за границей. По официальной информации, с 1996 года американские усыновители убили 12 сирот из России. И уже обещаны меры, которые, по сути, призваны сделать усыновление российских детей иностранцами вообще невозможным.

Матерей-кукушек надо стерилизовать

По мнению правозащитников, усыновленные дети погибают из-за того, что попадают в руки не внушающих доверие родителей. Но в истории с Пегги Хилт как раз все было наоборот. Сотрудники международного агентства по усыновлению и детского дома, в котором содержалась Вика Баженова, говорят, что Хилт произвела на них благоприятное впечатление. Кроме того, она присылала жизнерадостные отчеты о жизни Вики и фотографии, на которых девочка выглядела счастливой. Ничто не предвещало беды. Что же такое могло произойти, чтобы женщина, взявшая на себя ответственность за здоровье и благополучие ребенка, в одночасье забила его до смерти? Возникает вопрос: стоит ли доверять усыновителям вообще? Может ли приемная мать полюбить приемного ребенка, как своего собственного?

За ответом мы обратились к Екатерине Прохницкой, психологу-консультанту по вопросам психологического и репродуктивного здоровья семьи. Она по долгу службы много работает с детьми-сиротами и с детьми, которые сталкиваются с насилием в семье.

— Вопрос о материнской любви, — говорит Екатерина, — сложный вопрос. Любовь не берется ниоткуда. Способность любить ребенка, не только приемного, но и родного, зависит от многих факторов. Например, от того, как складывались взаимоотношения матери со своими родителями, любили ли они ее...

По словам психолога, материнские чувства рождаются (или не рождаются) с самого момента зачатия. Это длительный процесс, на который влияет психологическое благополучие будущей матери, ее отношение к беременности, то, как проходили роды, было ли кесарево сечение, сколько времени прошло, прежде чем новорожденного приложили к груди, и т.д. Из всего этого и складывается комплекс чувств, именуемых материнской любовью. Женщине, не прошедшей эти заложенные в природе человека этапы, очень сложно испытывать материнский инстинкт.

— Я не верю, — говорит Екатерина Прохницкая, — что можно так просто решить для себя: возьму ребенка, провозглашу себя матерью и буду его любить. Есть множество примеров, когда даже родные матери не любят своих детей. Да, заботятся о них, кормят, одевают, но при этом не испытывают ярких чувств. Они могут не бить их, но если с ним что-то случится, то и не пожалеют. Случаев жестокого обращения с родными детьми тоже немало. Кстати, по данным организации "Право матери", каждый год в России от рук биологических родителей гибнет примерно две тысячи детей.

По словам психолога, говорить, что приемная мать в принципе не сможет полюбить ребенка, разумеется, нельзя. Но любовь — это эмоциональная привязанность, складывающаяся не сразу и не вдруг, поэтому в ситуациях с усыновлением нельзя сбрасывать со счетов природу. У приемных родителей слишком мало времени, чтобы зажечь в себе материнский инстинкт. Инстинкт, который даже в моменты острого гнева и ярости подскажет черту, за которую переступить нельзя.

— Конечно, — говорит Екатерина Прохницкая, — то, что случилось с Викторией Баженовой, — это дикость, но, когда речь идет о сиротах, такая вероятность всегда есть. Эти дети и так уже брошены, и их дальнейшая жизнь в любом случае — возьмут их на воспитание в американскую семью или в русскую, либо они останутся в детских домах — зависит от того, как распорядится судьба. К сожалению.

Тем не менее психолог считает, что запрещать отдавать наших детей заграничным усыновителям — это не выход. Наверное, действительно надо более тщательно проверять усыновителей. Но по мнению Екатерины, более целесообразно проводить профилактику отказов от детей в родильных домах, надо работать с неблагополучными семьями. Вплоть до стерилизации.

Надо лучше проверять родителей

Мы спросили иркутян: "Нужно ли запрещать усыновление российских сирот иностранцами?

Елена Борисовна:

— Не надо наших детей на эту муку отдавать. Ведь это наша кровь. А эта убийца — не мама. В тюрьму ее пожизненно! Поэтому отдавать им детей ни в коем случае нельзя. Как бы ни было тяжело, пускай здесь живут.

Александр:

— Я к этому отношусь неоднозначно. Конечно, то, что случилось с девочкой, — это ужасно. Но зачем же всех американцев обвинять? Есть ведь среди них и хорошие люди. Думаю, что если при усыновлении все законы соблюдены и приемные родители внушают доверие, то незачем запрещать. Если они могут обеспечить сироте счастливое детство, то зачем ему страдать в приюте. Ведь все детдомовцы мечтают о доме, о семье. Об интересах детей надо думать в первую очередь.

Мария:

— Конечно, желательно оставлять сирот у нас, в России. Но с другой стороны, с каждым годом сирот становится все больше и больше. Не знаю, что делать... Если бы у нас больше желающих было их усыновлять, это было бы замечательно.

Антонина Васильевна:

— Пусть лучше они будут в детских домах, в приютах, но живые, чем там их будут убивать.

Борис:

— Конечно, давно надо запретить. Я недавно приехал из Америки и сам знаю, что там их ничего хорошего не ждет. Запрещать категорически!

Евгений:

— Согласен, целиком и полностью. Это наши дети, русские. А за границу уедут, кто проверит, что там с ними делают.

Груздев Сергей:

— Я за запрет. Почему? Да потому что эти американцы издеваются над детьми. Надо лучше русским семьям помогать, чтобы брали сирот. Пускай даже своих двое детей. Где двое, там и третьему место найдется. А государство должно помогать таким семьям, приветствовать. И дети добрее вырастут.

Константин:

— Думаю, что не надо запрещать. Проверять приемных родителей лучше надо. Если это нормальная семья, то почему бы и не разрешить? Почему дети должны здесь в детских домах жить, если там у них может все по-другому сложиться?

Метки:
baikalpress_id:  3 413