"Артек" — лагерь для детей новых русских?

Некогда всесоюзному пионерскому лагерю "Артек" в этом году исполнилось 80 лет. В то время, когда я училась в школе, попасть в "Артек" мечтал каждый ребенок. Но попадали единицы. И когда о ком-то говорили "Он был в "Артеке", на него смотрели так, словно этот ребенок побывал в космосе. Тогда на каждую иркутскую школу выделялось по одной путевке в год. Как выяснилось, сейчас, чтобы попасть туда, ваш ребенок не обязательно должен быть отличником. Были бы деньги. Впрочем, связи и положение родителей могли помочь выбить путевку в лучший пионерский лагерь страны и в советские годы. Об этом мы узнали из рассказа одного из бывших иркутских артековцев.

День рождения "Артека" мы отмечаем в Иркутске

Виталий Барышников, председатель Комитета по молодежной политике Иркутской области. Побывал в "Артеке" в 1989 году:

— Мне тогда было пятнадцать лет. Я попал в июньскую смену, когда праздновался День рождения "Артека". Было очень много ярких мероприятий. Мы танцевали на большом артековском празднике. И еще ставили спектакль по стихам Роберта Рождественского о пяти Героях Советского Союза, о молодых парнях, погибших в Афганистане. Все пятеро подорвали себя гранатами в бою. Это был потрясающий спектакль, девчонки все плакали. Мы показали его для всей дружины.

Это была классная школа подготовки школьных лидеров. Мы до сих пор все переписываемся. У меня в Иркутске есть артековский друг — Женя Семенов. В этом году 16 июня мы с ним отметили день рождения "Артека". Посидели, вспомнили, как шестнадцать лет назад мы были в "Артеке". Артековская дружба живет с тобой всю жизнь. Для меня это был замечательный отдых, который подарил мне друзей со всего Союза. Мне недавно пришло письмо от армянина Сашки Алояна из Тбилиси. Пишет, что его дом разрушен войной. Образования он не получил, пришлось много работать. Пишет, что мечтает уехать либо в Россию, либо в Израиль, где учится младший брат. Вообще, для нас, артековцев, распад Союза был настоящей трагедией.

В "Артек" я попала по блату

Иркутянка Евгения Василенко попала в Артек десятилетним ребенком в 1978 году:

— Путевку в "Артек" на 31 день мне достали родители по великому блату: никакой отличницей, спортсменкой и пионерской активисткой я не была. И поездка в "Артек" стала для меня если не личной трагедией, то каким-то шоком. Каждое лето мы с семьей ходили по Байкалу на своей яхте. И тут радостные родители мне сообщают: "Яхта отменяется, ты едешь в "Артек"!" В ответ на мои отчаянные вопли, что ни в какой "Артек" я не поеду, я хочу на Байкал на яхте, они делали каменные лица и обвиняли меня в неблагодарности.

Я поехала с заведомо плохим настроением. Я не любила шортики, линейки и дисциплину. Каждое утро мы вставали очень рано, бежали на зарядку, потом строем шли в столовую. Никаких корзин с персиками нам не вручали. Фрукты в столовке распределялись очень дозированно: по горсточке черешен, по одному яблоку или груше. В море нас тоже заводили строем, разрешали купаться только 20 минут. И тогда я представляла себе, как мои родственники сейчас отдыхают на Байкале, на свободе, делают что хотят... А я тут, среди чужих людей.

Я сидела в шортиках и в белой рубашке на камне у Черного моря и рыдала. Я писала домой письма на тему "Мама, забери меня отсюда, мне здесь так плохо!" Ежедневно мне приходили письма от папы с мамой, от друзей и знакомых. К концу сезона у меня их скопилась целая сумка. Точно такая же сумка моих "рыдательных" писем из Артека скопилась дома, я храню ее до сих пор.

Особенно поразила меня вся эта организационная показуха. 70-е годы были временем махрового застоя. Чувствовалось, что пионерская и комсомольская темы исчерпали себя, никакого движения, никакого развития не было. И это ощущалось во всем. Каждый день нас собирали на УПА — учебу пионерского актива. Там пионервожатые с усталыми лицами зачитывали нам какие-то агитки. Потом мы записывали и заучивали наизусть песни типа "За детство счастливое наше спасибо, родная страна!" Единственное, что я оценила по прошествии времени, — это общение с детьми из разных уголков Советского Союза. Только повзрослев, я поняла, что каждая дружина в "Артеке" была маленькой моделью Советского Союза. Я очень хорошо помню, какими смешными были грузинские дети: все как на подбор толстые и очень добрые. Хотя всем была положена единая форма, девочки-грузинки не снимали золотых украшений, такие были маленькие пионерки — все в золоте. Прибалты (даже дети!) были очень надменными. Дагестанцы были все маленькие, черненькие и очень дикие — они сбивались в одну ватагу и ни с кем не общались. Помню милых, беззлобных, каких-то очень человечных белорусов. Но самое главное, что я вынесла из этой поездки, — как хорошо дома!

Путевки все-таки дают

Оказалось, что путевка в хороший лагерь как форма поощрения достойных детей у нас все-таки еще существует. Только лагеря эти находятся на территории России. Один — бывший всесоюзный пионерский лагерь "Океан" на Дальнем Востоке, а другой — "Орленок", тоже бывший всесоюзный и пионерский.—врез

Путевки в эти лагеря бесплатные, дорога на самолете в один конец — тоже. И только обратную дорогу надо оплачивать родителям. В этом году путевками в "Океан" были награждены 230 детей из Иркутской области, а путевками в "Орленок" — 120 отличников и спортсменов.

— Мы ведь не всех награждаем путевками, — сказали мне в областном Комитете по делам молодежи, — а только особо отличившихся. Например, отметили школьников, создавших лучший в Иркутской области интернет-сайт, победителей конкурса КВН, лучших в учебе и в спорте. У нас 37 муниципальных образований, и каждое из них выдвигает своих кандидатов, а мы уже потом смотрим, кто достоин, кто — нет.

В Комитете по делам молодежи города Иркутска нам пожаловались, что детей, объединенных в творческие коллективы, в общественные и спортивные объединения, в городе много, а путевок выделяется до обидного мало.

— Вот, посмотрите сами, в "Океан" на смену "Океанский олимп" нам дали всего четыре путевки (трое мальчиков и одна девочка), а на смену "Шоу-мастер" — всего две путевки (мальчик и девочка), — сетует Надежда Логвиненко, замначальника городского отдела по молодежной политике. — Ведь у нас 37 муниципальных образований, и ни в одном нет столько молодежи, сколько в Иркутске. На город с населением 540 тысяч человек могли бы давать хотя бы по 10 путевок в месяц? Как вы считаете? Когда смотришь разнарядки, которые прислал лагерь "Океан" с требованиями к детям, вообще не остается надежды на то, что твой ребенок хотя бы раз в жизни туда попадет.

Например, на "Океанский олимп" приглашаются строго одна девушка и один юноша, занимающиеся легкой атлетикой, и двое юношей, имеющие разряд по самбо. Требования к участникам: не старше 1989 года рождения, квалификация не ниже 3-го спортивного разряда. По самбо — не ниже 1-го спортивного разряда, не старше 1989 года, в шести весовых категориях: 48, 51, 55, 59, 63, 68 кг. В одной весовой категории не более одного участника. В общем, учтено все: пол, возраст, вес, разряд и вид спорта. А путевок всего 4 на весь город. А в октябре в тот же "Океан" приглашаются театральные коллективы. Театр моды "Иркутяночка" приглашен в полном составе, все 20 человек. А на остальные театральные коллективы — всего 8 путевок. Где уж тут попасть простому отличнику или хорошисту.

  • Справка "Пятницы"

Лагерь "Артек" был основан в 1925 году в Крыму на берегу Черного моря, близ курортного городка Гурзуфа. "Артек" строил весь СССР. Все республики СССР ежегодно выделяли немалые деньги на поддержание "Артека" в наилучшем состоянии. Ежегодно во времена СССР здесь отдыхало около 27 тысяч детей.


Метки:
baikalpress_id:  27 752