Запад соединяется с Востоком в Шелехове

В гостях у корейско-немецкой семьи

Запад соединяется с Востоком вовсе не на Урале. Древние культуры и совершенно разные расы — восточная и европейская — в любви и согласии живут под одной крышей в типовой шелеховской пятиэтажке. Запад и Восток легко соединились в семье чистокровного корейца Сергея Тяна и его жены, чистокровной немки Валентины. Двое их детей — Вероника и Геннадий — считают, что их мама и папа идеально подходят друг другу. И никакой проблемы в отношениях Восток — Запад в этой семье не существует.

Как немка вышла замуж за корейца

Как получилось, что немка вышла за корейца? Почему не подыскала себе мужа с голубыми глазами и светлой кожей? И почему кореец женился на немке? Ведь для корейцев жена-немка, наверное, экзотика. Оказалось, что Сергей Тян и Валя Дейнис родились и выросли в Чимкентской области в городке для ссыльнопоселенцев Джетысае, в Средней Азии. Когда началась Великая Отечественная, НКВД срочно стала "зачищать" границы от обрусевших иностранцев. Дабы они не переметнулись на сторону противника и не стали бы "пятой колонной" в разгар военных действий.

Так немцы с Украины и из Азербайджана были депортированы в степи Казахстана. А корейцев сослал туда еще в Первую мировую войну с Дальнего Востока генерал Кобелев.

— Мой прадед, когда ему было 25 лет, батрачил у помещика на севере Кореи, — рассказывает Сергей Тян. — Когда пришло время рассчитываться, помещик ничего ему не заплатил. Мой прадед отомстил нечестному работодателю: выкрал его 15-летнюю дочь и, завернув ее в одеяло, через сопки ушел в Россию. От этой пары и ведет свою историю род Тянов.

"В нашем городе была комендатура"

Ссыльных русских "иностранцев" перевезли на голое место — в степи Казахстана. Сразу же решили вопрос с жильем: каждая семья стала строить для себя дом. Пока строили каменные дома, помогая друг другу по-соседски, обнаружили, что в их городке собрался весь интернационал. Рядом с немцами Дейнисами стали строиться корейцы, а через дорогу — греки и иранцы.

В Джетысае все были равны: одинаково бесправны и одинаково бедны. Никто не выделялся, никто ничем не кичился: ни деньгами, ни принадлежностью к знатному роду, ни своим положением. Поэтому все ссыльные быстро перезнакомились и стали друзьями. И, когда у соседей родились дети, все они пошли в одну школу.

— Мой сосед за партой был греком, а моя лучшая подруга, она жила в соседнем доме, кореянка, — рассказывает Валентина Дейнис, перебирая школьные фотографии. — Когда в школе устраивались вечера и чаепития, тетя Нина, мама моей подруги, быстро готовила сладости и разные салаты из корейской кухни. Готовить надо было на всех, и она звала нас: "Ну-ка, девчонки, помогайте мне скорее!" Так я научилась готовить корейские национальные блюда. Мне это было очень интересно.

В городе была комендатура, куда ссыльнопоселенцы ходили отмечаться. В новом райцентре, возникшем на пустом месте, не было ни церкви, ни мечети, ни пагоды. Разговоры (даже у себя дома!) на родном языке были запрещены. Но люди чудом сохранили свою культуру, тайком отмечали религиозные праздники в своих семьях, рассказывая детям о Боге.

У Бога одни уши

— Мой папа говорил: "У Бога дверь с одной ручкой, и эта ручка — со стороны Бога. Никто не знает, кому он откроет". А еще добавлял: "У Бога только одни уши, не надо беспокоить его по мелочам. Проси только тогда, когда просьба идет от самого сердца!" — вспоминает Валентина Дейнис. — Мама и папа были лютеранами, и, хотя не могли посещать кирху, строго соблюдали все христианские обычаи. Например, перед Рождеством Христовым, в Сочельник, мы готовили двенадцать блюд — по числу волхвов, которые пришли поклониться младенцу Христу. А главным блюдом на столе была рыба, чаще всего карп. Первые буквы имени Иисус Христос по-гречески складываются в слово "рыба", и символом Бога долгие века оставалась именно она.

Валентина великолепно готовит штрудели — немецкое блюдо из тушеной свинины, картошки, квашеной капусты и рулетиков из теста. Если вы хотите отведать острых корейских салатов, таких как морковча, например, или немецких штруделей и фаршированного карпа, приходите на Рождество к Тянам.

— Я всю жизнь считала себя лютеранкой, так же как и мои родители, — признается Валентина. — И мне кажется, что Бог меня слышит. Я — счастливая.

Когда мы шли по улице, люди на нас оглядывались

Сергей Тян жил в корейской семье, где непререкаемым авторитетом пользовался отец. И его мама всегда старалась вести себя так, чтобы подчеркнуть, что в доме главный — мужчина. "Не дай Бог Сергею в гостях сказать: "Ну, хватит уже, пошли домой!" — утверждает Валя. — Он нарочно еще будет сидеть, чтобы показать, что в семье последнее слово — за ним".

— Мы стали дружить еще в школе, а потом расстались на шесть лет, — рассказывает Валентина. — Сергей писал мне письма, иногда два-три письма в неделю приходило.

Он решил стать военным и учился в Хмельницком, на Украине. А Валентина поступила в Николаевский кораблестроительный институт, в котором двумя курсами старше учился Валерий Меладзе ("Он уже и тогда пел", — вспоминает Валентина). И влюблялись в Валентину многие: не заметить стройную, высокую, голубоглазую блондинку (натуральную, кстати) было просто невозможно. И Валентина дружила со многими парнями, благо в кораблестроительном было из кого выбрать!.. А Сергей оставался верен ей одной. На вахте почти каждое утро все пять лет Валю Дейнис ждал тоненький конвертик — письмо от курсанта Сергея Тяна. И он победил!

— Когда я приехала к нему в Хмельницкий и мы пошли гулять по улице, люди на нас оглядывались. Он был высокий, темнокожий, черноволосый, и рядом я — светлая, голубоглазая, с длинными волосами. Сергей был в форме курсанта, в фуражке, это ему шло. Все думали, что он иностранец, — смеется Валентина.

Если они ссорились, Сергей мигом бежал покупать цветы — Валины любимые большие ромашки. На Украине цветы продавались на каждом углу, поэтому ссоры гасли мгновенно, так же, как и начинались. Но Сергей, и это действительно достойно удивления, пронес привычку дарить ей цветы через всю жизнь. Когда они с Валей поженились, он доставал цветы и в Сибири.

Утро фотомодели

Всю жизнь семья артиллерийского офицера Сергея Тяна моталась по военным городкам страны. Кем только Валя не работала — и завучем в школе-интернате, и завскладом, и даже... Дедом Морозом! У них с Сергеем родилось двое детей. Вероника и Геннадий — настоящие корейцы с европейским сознанием и с чисто русским менталитетом.

Геннадий был лучшим учеником в гимназии, а сейчас отлично учится на физмате в ИГУ. Вероника — фотомодель, закончила Академию красоты. В прошлом году ездила по приглашению в Китай, где два месяца вместе с другими иркутскими красавицами работала фотомоделью, рекламировала одежду. А еще Вероника учится в двух вузах одновременно — учит языки в ИГЛУ и заочно в академии туризма.

— Я хочу открыть свою турфирму, мечтаю объездить весь мир! Я уже была в Европе, во Франции, в Польше, видела город-курорт Далянь в Китае. В мире так много красоты! — говорит Вероника.

Чтобы успевать учиться в двух институтах, нужно вставать рано. Ведь семья Тян живет в Шелехове. Раньше всех встает мама, Валентина. Готовит на скорую руку завтрак и будит свое семейство.

— Иногда я встаю впритык, занятия в ИГЛУ начинаются в восемь, выбегаю из дома, завязав волосы в хвост и на ходу глотнув кофе. Так начинается мой день, — говорит Вероника. — А заканчиваются мои занятия в академии туризма в восемь тридцать вечера. Приезжаю домой поздно, а назавтра — все сначала. Такой плотный график не дает расслабляться — много есть и валяться в постели. На недавнем конкурсе "Мисс Иркутск" Вероника стала обладательницей звания "Мисс Виртуальный Иркутск", за нее в Интернете проголосовало самое большое количество человек!

Сегодня мало кто из иркутян знает, что на месте памятника Ленину, в самом центре Иркутска, когда-то стояла лютеранская кирха, выстроенная в великолепном готическом стиле. Если бы ее не сломали, она бы и сегодня украшала наш город. Строили кирху жившие в Иркутске богатые немцы-лютеране на свои деньги. Но после войны кирху разобрали, и, чтобы покрестить своих детей, Валентине пришлось вызвать священника аж из Германии. И ее дети стали первыми крещеными лютеранами в Иркутске после 70-летнего перерыва. Вероника и Геннадий, обладающие чисто восточными чертами лица, теперь лютеране.

— Мы христиане, — говорит Валентина. — Молитвы "Отче наш" и "Верую", да и Библия для всех одна. Что нам делить? Мы живем в России и чтим ее обычаи, празднуем все праздники. Пасху даже два раза. Сначала по-немецки, а потом и по-русски.

Метки:
baikalpress_id:  27 751