Радио развлекает, радио поучает

На радио раз хоть в жизни звонил каждый. А если не звонил, то еще позвонит. Радиостанция — универсальный способ для передачи приветов, сообщений, для получения информации, удовольствия в виде общения с ведущими и в виде музыки. Всегда ходили слухи, что на радио существует строгая цензура, что к эфиру допускают не всякого. Что ведущие купаются в цветах и поклонницах (или поклонниках). Что реклама — единственный способ пропитания для радиостанций. И что ни одной серьезной радиостанции не осталось, а журналистов на них уже не держат, а лишь одних рекламных агентов и диджеев. Мы решили заглянуть на радиокухню, и для эксперимента выбрали единственное иркутское радио, сохранившее и серьезный журналистский, и развлекательный подход. Это самое старое радио Иркутска — Инта-радио.

Недавно Инта-радио переехало в новую студию. До 2003 года здесь было все как у всех — крутили музыку, часами болтали в эфире со слушателями, устраивали конкурсы. Но в 2003-м структура станции изменилась радикально: из эфира убрали диджеев, а вместо развлекательных конкурсов появились радиопрограммы. На станцию пришла журналистика.

Безумный водитель и журналистика

— Журналистов у нас немного, — признается Алексей Никитин, редактор информационного отдела, — но только после переезда сюда они смогли работать по-настоящему. Наши новости выходят шесть-семь раз в день. Это значит, что каждый раз их нужно подбирать, надиктовывать и посылать на передатчик. Так вот, раньше наш водитель сходил с ума из-за того, что мы работали далеко от передающей станции. Шесть раз в день водитель хватал записи программ, записанных на болванки, и летел туда, опаздывая, нарушая правила движения. Нам приходилось записывать отобранное за пару часов до эфира. Сейчас это можно делать за пятнадцать минут. А водитель может вместо пустых поездок свозить журналистов на пресс-конференции.

Давным-давно студия организовывалась как коммерческая станция. Она зарабатывала деньги, привлекала слушателей, в основном молодежь, и это неплохо получалось, потому что они были первыми в своем роде. После 2000 года у станции возникли проблемы, но она снова была запущена в 2003 году с новым штатом. Сменился даже учредитель. С тех пор из старого коллектива никого не осталось. А само радио стало позиционироваться как общественное. Это единственное пока радио, где стали производить программы серьезной направленности, так же как на ИГТРК, например.

— И если сейчас включить ваш канал, то услышишь новости и какие-нибудь занудные радиопьесы?

— Нет! Новости само собой, от мировых и федеральных до региональных и желтых. Но в паузах мы гоняем музыку, самую разнообразную. Мы не можем конкурировать с FM-станциями, потому что средние волны не так популярны, как короткие. Но зато на FM в Иркутске нет станций, у которых есть полностью свое вещание и аналитические программы.

Откуда на радио цензура

Главного "болтателя" в студийный микрофон на Inta зовут Юрий Вычужанов. В новой студии, отделанной и заработавшей всего неделю назад, он проводит иногда по пятнадцать часов в сутки — ведь здесь больше нет системы сменяющих друг друга диджеев.

— Быть ведущим — это что-то, — говорит Юра, — в моей практике есть над чем поплакать, есть над чем посмеяться. Хватает крайностей. Люди попадаются самые разные. У нас есть часовая передача, где можно передавать приветы, поздравления и прочее. Кстати, поздравления можно даже бесплатно записать самому, если вы приедете к нам на студию. Ваш голос пойдет в эфир. Больше никто так не делает. Так вот, в течение какого-то времени мне звонили работники одной иркутской клиники, один за другим, и обменивались приветами. Их это настолько увлекло, что они занимали треть эфирного времени. Просили прощения у близких, говорили, что больше так не будут. Некоторые звонили каждое утро и передавали приветствия с добрым утром своим знакомым или любимым. Эти люди мешали дозвониться другим. В конце концов я стал узнавать их по голосам, принялся записывать и старался свернуть беседы с такими слушателями. Иначе эфир превращается в своеобразный чат. Так что цензура и в самом деле существует, это не слухи.

С цензурой на радио борются методом предварительного растолковывания. До выхода в эфир звонившего расспрашивают о том, что он хочет сказать и предупреждают о том, чего говорить не надо. Если он не согласен, то ведущий просто нажимает кнопку. Однако через пару звонков может попасться тот самый, "выключенный", и высказать все, что он о ведущем думает. Однажды, во время одной из радиоигрушек, ведущие приняли звонок, а там тишина. Положили трубку — снова звонок, снова тишина.

— Связь пошаливает, — говорит один ведущий другому.

В это время в эфире раздается:

— Е...ть, я не понял, что за радио-то подосланное?!

Все это ушло в эфир. На следующий день появилась директива от начальства отсеивать звонки и в эфир ничего сразу не выпускать.

Ведущим дарят цветы и занимают деньги

— Быть ведущим приятно, — признается Юра, — нетщеславные люди в эту профессию не приходят. Появляются и поклонницы, и поклонники даже. Несколько раз дарили цветы, на день рождения приносили тортики. Даже давали взаймы деньги и просили не возвращать. И еще хорошо, что не узнают на улице, по голосу ведущего узнать невозможно. Также приятно, что наша аудитория — это люди старше двадцати лет. На развлекательные станции звонят подростки и зеленая молодежь, произносят еле связные фразы. С ними неинтересно общаться. А благодаря тому, что у Инта-радио серьезная направленность, удается пообщаться с взрослыми людьми, у которых сформировано мнение, есть немалый жизненный опыт.

Загрузка...