Странные совпадения

В силу какого-то генетически заложенного в сознание уважения к людям мужественных профессий мне не хотелось обращаться к теме, которой будет посвящена данная статья. Просто события последнего времени накладываются одно на другое и заставляют думать. Почему происходит то, что действительно происходит? Можно по-разному относиться к Москве и москвичам, особенно находясь на расстоянии пяти часовых поясов, однако понятно, что каскадное отключение электроэнергии в мегаполисе — штука не то чтобы просто неприятная. Это крайне опасная штука. Понятно, что мегаполис стопроцентно завязан на электричестве и что забавы с его перебоями есть вещь недопустимая. Тут нечего долго объяснять — все само собой разумеется, да и речь, собственно, не об этом. Все наверняка согласятся с тем, что подобный случай — это та самая чрезвычайная ситуация. У нас имеется МЧС (за 14 лет существования эта аббревиатура настолько примелькалась, что кажется, будто МЧС было всегда). Так вот за время ликвидации последствий ЧС совершенно ничего не было слышно об МЧС. Чем они, вообще говоря, занимаются?

Краткая историческая справка

Говоря попросту, в начале 90-х годов прошлого века вся организационная часть страны РФ пришла в полнейший упадок. У отправляющих в те времена властные функции персон не было надежды... Да, собственно, ни на кого тогда не было надежды. Поэтому и денег никому не платили. То есть нельзя сказать, что их сегодня платят в сколько-нибудь достаточном количестве, но все-таки что-то капает. Тогда не платили вообще ничего, причем годами. В том числе не выдавали денег и в армии, отчего она, армия то есть, пришла в совершеннейший упадок и стала "какой-то не такой". Непредсказуемой, что ли? В общем, теперь стало уже совершенно ясно, что на такую армию надеяться никак невозможно. Нельзя на нее стало надеяться и в случае возникновения необходимости оказания помощи населению, попавшему в некую чрезвычайную ситуацию. Вот тогда и появилось МЧС, и сразу во главе со своим непотопляемым руководителем. Парни в цветных робах с горделивыми надписями стали постоянно мелькать на ТВ, да и как им не мелькать, ежели до сих пор жизнь в России можно смело приравнивать к ежедневной чрезвычайной ситуации. Дело, однако, не в этом, тем более что к парням никаких претензий не существует по определению. Они парни нормальные и делают то, что приказывают. Проблема, как мне представляется, лежит в несколько иной плоскости.

На кой нашей небогатой, прямо скажем, стране громадная военизированная организация числом в 400 000 человек и что она реально делает для недопущения этих самых ЧС? И еще вопрос: для какой такой необходимости была ликвидирована Государственная противопожарная служба, точнее говоря, зачем 300 000 пожарных были влиты в МЧС, численность которого составляла до той поры всего 20 000. Да ясно для какой — командование армией именно таких размеров позволяет иметь звание генерала армии. Это может показаться смешным, но, ей-богу, никаких других серьезных поводов для подобного странного сочленения не наблюдается. Бред какой-то.

Действия в условиях экологической катастрофы

На Октябрьской железной дороге произошла крупная авария. Цистерны с мазутом опрокинулись в пойму реки Вазузы (теперь имя этой реки знают во всем мире). Вопрос о том, почему там один рельс оказался на 12 сантиметров ниже другого, — этот вопрос не к МЧС. К МЧС существуют другие вопросы. К примеру, почему бравые репортажи от лица министерства с места аварии категорически не соответствуют аналогичным репортажам, источником которых являются местные власти?

Значит, МЧС говорит, что в район катастрофы доставлено необходимое оборудование, в несколько рядов установлены боновые заграждения, таким образом, весь вытекший мазут собран и в Волгу ничего не попало. А местные сообщают нам, что около 70% Вазузы загрязнено, что нефтяные пятна обнаружены в Волге и на подходе к Кимскому водозабору...

Самое интересное, что сведения местных властей в итоге полностью подтвердились. А еще интереснее то, что у МЧС вообще нет боновых заграждений. Они в действительности имеются только у нефтяников. Но поскольку министр Шойгу пока не измудрился включить нефтяников в состав МЧС, то и бонам там взяться неоткуда. Пока МЧС рапортует о тушении пожаров, хотя тушат их на самом деле именно пожарные. Правда, влитые в МЧС, ну, вы помните.

Сытый голодного не разумеет

Действительно, события недавнего прошлого наводят на совершенно конкретные размышления. Московские (или какие другие энергетики, их там не разберешь) после глобального своего провала в столице нашей Родины выродили какую-то бредятину типа того, что "оборудование изношено". Трансформатор, дескать, был старый, вот и пошло, и пошло... От подобной наивности просто плакать хочется. Чистыми детскими слезами. Ну ладно, старый был трансформатор, изнасилованный еще в советские времена. Представителями тоталитарного режима. Чего же вы, либералы и демократы, новый-то не купили и не поставили? Денег, говорят, не хватило. 100 тысяч рублей под рукой не оказалось? Досадно. А чего ваши чиновники катаются на казенных машинах ценою в 100 тысяч (долларов, естественно)? Ну, ясно чего. Приятность кожаного сиденья, ласково облегающего чиновную задницу, неизмеримо дороже какого-то неведомого трансформатора. И слово-то какое дурацкое
— трансформатор. Сами сравните: BMW и "трансформатор". BMW лучше, красивее и изящнее.

Что касается МЧС, то затраты на его содержание обходятся нам с вами в 6 миллионов долларов в год. Сумма, конечное дело, не так чтобы уж очень великая. На регулярное спасание всего и вся, очевидно, не хватит. Зато с лихвой хватает на возведение зданий и сооружений вспомогательного, так сказать, характера. Поезжайте в Листвянку и посмотрите. Там, в селе Никола, есть такая база МЧС. Или центр. Или как там это у них называется. Европа. Все по последнему слову. Золотой одинокий зуб в челюсти убогого калеки.

Ну, правильно. Чтобы нас всех квалифицированно спасать, надо иметь материальную базу. Сауны, там, бассейны. В общем, в реале весь этот центр выглядит как дача на Байкале для руководства министерства. И вот оттуда должен вылетать Бэтмен или выскакивать Чип с Дейлом. И всех нас, опять же, спасать. Если, конечно, деньги на бензин останутся после строительства-то.

В связи с этим делом неизбежно вспоминается Пенсионный фонд России. У нас это уже традиция. Чем более благородное дело призвана осуществлять организация, тем больше она, мягко выражаясь, чудит с отпущенными на благородное дело государственными средствами. Я хорошо помню, как в самые мрачные времена, в конце девяностых, когда зарплаты вообще никому не выдавали и когда молодые и здоровые мужики вынуждены были кормиться на скудные пенсии отцов и матерей (пенсии все-таки иногда выдавали), в городе Чите на глазах у изумленных жителей ударными темпами возводился дворец Пенсионного фонда. Если не ошибаюсь, в то время в городе больше вообще ничего не строилось. Как выяснилось впоследствии, подобные замки из самых дорогущих материалов и по самым вычурным и безвкусным проектам вырастали практически во всех российских городах. И вырастать продолжают. В отличие от зарплат и пенсий. Нельзя же, в самом деле, считать реальным рост пенсий: да ладно, это вы и без меня знаете.

Что должно измениться

Для того чтобы весьма и весьма скудный бюджет страны начал работать на собственно народонаселение этой страны, а не на малое количество личностей, рулящих средствами этого бюджета, личностей, возглавляющих министерства и комитеты, фонды и прочие агентства, имя которым миллион? У Сергея Кара-Мурзы, философа, экономиста и большого умницы, есть гипотеза о причинах развала СССР. Так вот, одной из важных причин он считает тот факт, что "советское начальство" не могло себе позволить в открытую наслаждаться всеми благами начальственного своего положения.

Ну действительно, что такое квартира чуть получше, нежели у простого работяги, да убогая машина "Волга" вместо традиционных "Жигулей" и "Москвичей"? Что, в самом деле, может означать зарплата в 400 рублей по сравнению с обычными тогда 150? Какая радость от умело принятых на лапу денег за нужные начальственные распоряжения, если потратить с шиком и приятностью их нигде решительно невозможно?

Вся степень современного чиновничьего безумия, очевидно, оттуда — из несостоявшихся амбиций советских времен. Однова живем, а поскольку сегодня вам никакой не тоталитаризм, а самая что ни на есть демократия, то мы и покажем всему изумленному человечеству who is who, то есть кто есть в России действительно самый значительный класс. Большой чиновник всегда был человек хитрый и всегда знал, как порадеть за самого себя, только теперь он, вообще не стесняясь, делает так, что огромная доля государственных средств запускается на кабинеты, автомобили, дикие какие-то офисы.

Наверное, просто с начала изменения политической системы в стране прошло слишком мало времени. Чиновничество элементарно мыслит прежними категориями в совершенно новых условиях. Это несоответствие и создает питательную среду для процессов, которые принято теперь называть оранжевыми революциями. Их, революции, просто очень легко делать в условиях, когда социальная справедливость напрочь отсутствует там, где она должна быть по определению. В Пенсионном фонде, скажем. Или когда министерство спасателей занято в основном тем, что без устали пиарит самое себя по телевизору. И строит центры, или базы, или как там это у них называется.

Метки:
baikalpress_id:  3 290