"Третий табор"

Часто в народе 3-й поселок называют "третий табор". Действительно, в поселке живет очень много цыган. Конечно, это придает району своеобразный колорит. Правда, во время наших прогулок по поселку мы не встретили ни одного представителя кочевого народа мужского пола. Наверное, они просто так не ходят, а ездят на роскошных автомобилях. Ни для кого не секрет, что именно цыгане в подавляющем большинстве и занимаются наркобизнесом.

Ходят легенды о великолепии баронских замков, в которых якобы каждый сантиметр стен и пола покрыт дорогими коврами, а все дверные ручки — из чистого золота. Но посмотреть на все это варварское великолепие по понятным причинам нам не удалось, а снаружи эти особняки выглядят помпезно и безвкусно. Скорее это даже не дома, а неприступные крепости, обнесенные колючей проволокой.

Баронов мы не увидели. Зато встретили немало ярко одетых цыганок. Вели они себя очень уверенно, можно даже сказать, с чувством собственного превосходства над остальными жителями. И еще важное наблюдение: они никого не боялись, более того, чувствовали себя здесь полновластными хозяйками.

Две золотозубые "ромалки" лет 40, стоявшие на улице Дружбы, увидев у нас фотокамеру, привязались с расспросами: чего надо? Затем начали громко кричать, бурно жестикулировать и даже угрожать, мол, камнями закидаем. И закидали бы, если бы их не спугнули местные мужики.

Как же так получилось, что 3-й поселок стал районом компактного проживания цыган? По словам Василия Алексеевича, местного старожила, цыганское владычество в поселке сложилось исторически.

— Я здесь родился и прожил больше полвека. И, сколько себя помню, цыгане здесь жили всегда. Практически мы вместе с ними выросли, вместе играли, ходили в школу. Помню, что раньше цыганские семьи жили очень бедно, мы их подкармливали.

Жители соседнего Академгородка рассказывают, что в 70-х годах цыгане, жившие в 3-м поселке, держали лошадей. И каждое утро под окнами обитателей городка раздавался топот копыт. Но к середине 80-х годов лошадей не стало. Зато появился другой, более прибыльный, бизнес — катанка. Как раз начались трудности с водкой. Талоны: пол-литра в месяц на брата. Как хочешь, так и гуляй. Предприимчивые цыгане не упустили выгоды. Они доставали сомнительного происхождения и качества спирт, разводили его и продавали страждущим гражданам.

— А после пошла наркота, — продолжает Василий. — Бывшие когда-то нищими цыганские дети стали процветающими наркобаронами. Я с ними не общаюсь.

Еще один старожил поселка, Владимир, уверяет, что цыгане появились здесь только в 60-х годах. По его словам, в то время руководители города пытались приучить цыган к оседлости. Предоставили им бараки, в которых раньше жили строители ГЭС, устраивали на работу, в частности в троллейбусное депо. Но ничего хорошего из этой затеи, как теперь уже стало понятно, не вышло.

Жители поселка уверены, что все зло от цыган. В выражениях они не стесняются. Ненависть — это слишком мягко сказано. Мы не раз слышали, что цыган надо выжигать каленым железом. И выжигают.

В прошлом году обитателям поселка надоело взирать на цыганский беспредел и бездействие милиции. Начались поджоги цыганских вотчин. Есть уверенность, что это дело рук местных жителей. Однако благородство, воспетое в старинных балладах о народных мстителях, здесь ни при чем. Мотив у поджигателей один — вынудить цыган убраться из поселка.

Загрузка...