Кто живет в 3-м поселке?

Все воровство шло от "третьинских"

Принято считать, что в поселке живут цыгане, люмпены и прочие деклассированные элементы. Такое мнение сложилось еще в застойные годы. Например, Валерий, житель соседнего с поселком Академгородка уверяет, что в поселке селились пришлые люди с тюремным прошлым.

— У нас работала в институте вахтершей очень колоритная женщина из 3-го поселка. Она материлась четырехэтажным матом, и все ухватки у нее были как у матерой уголовницы. Оказалось, что она действительно до этого сидела в тюрьме. Потом, выйдя на свободу, устроилась бетонщицей на ГЭС.

В моем классе учились ребята из 3-го, так как в поселке своей школы не было. Если у кого-то пропадали деньги или вещи, все знали, что это дело рук "третьинских". Помню, были драки с ними. В общем, уже тогда было ясно, что тюрьма по ним плачет.

Впрочем, старожилы поселка категорически возражают. По их словам, никаких уголовников в поселке не было.

— Я с 1953 года на ГЭС работал, — рассказывает Михаил Филиппович Кобзев, ветеран войны и труда, — демобилизовался после армии. Пришел на стройку, устроился шофером. Женился, написал заявление на выдачу участка. Тогда даже ссуду беспроцентную давали на строительство — 900 рублей, по тем временам огромные деньги. За два года построил дом на 4 сотках. В нем и живу по сей день. И все мои соседи тоже работали на ГЭС. Нормальные, приличные люди. Мы жили очень дружно, ходили друг к другу в гости. Все было хорошо до тех пор, пока не появились наркотики.

В поселке живут не только люмпены

Однако сейчас в 3-м поселке живут не только цыгане и строители ГЭС. В последнее время дома здесь начали приобретать участки мигранты из стран ближнего зарубежья, в основном из Закавказья. На месте деревянных избушек они возводят основательные дома из кирпича. Старожилы поселка к ним претензий не имеют. Наоборот, говорят, что приезжие кавказцы люди принципиальные и там, где они покупают участки, торговля наркотиками прекращается, цыгане уходят.

Но самое удивительное, что, несмотря на криминальный статус 3-го поселка, здесь покупают дома и русские. Причем не какие-нибудь выпивохи, а вполне благополучные и зажиточные граждане. Например, преподаватель музыки Елена Воробьева. Три года назад она купила дом в поселке и нисколько об этом не жалеет, говорит, что душа рвалась к земле. Городские, переезжая в поселок, обустраиваются по-своему. У Елены Александровны красивый забор из алюминиевого профиля. Домофон. Отличная баня. Аккуратные кусты смородины. Все это контрастирует с ветхими соседними усадьбами.

— В Лисихе у нас была двухкомнатная квартира, — рассказывает Елена. — Тесновато для нашей семьи. А здесь у каждого своя комната. Огород. Утром встаешь, лес, птицы поют. Замечательно... Мне здесь нравится.

Действительно, чуть выше поселка начинается лес. Места очень красивые. Отличный вариант для тех, кто мечтает о собственном доме, но не может позволить себе купить его в коттеджном поселке. Кстати, стоимость дома в 3-м поселке 600—700 тысяч рублей. Столько же стоит однокомнатная квартира в хрущевке. Все это замечательно, если бы не дурная слава поселка как рассадника наркомании. Но Елена уверяет, что ее дети все понимают.

— Они видят наркоманов, как те колются у колонок, тут же умирают... Им на всю жизнь пример: как не надо жить.

Люди без адреса

Впрочем, несчастных горемык, выброшенных на обочину жизни, в поселке тоже хватает. Главным образом это люди, пострадавшие из-за черных риелторов. Например, Наталья Шунькова живет в лачуге без адреса. Вернее, не живет, а прозябает. Несколько лет назад, пока она находилась в больнице, дочь продала квартиру и уехала в неизвестном направлении. Так у женщины не стало ни квартиры, ни прописки. Ужаснее всего, что Наталья инвалид и может передвигаться только в коляске. По судам она ходить не может, чтобы признать сделку недействительной. Живет на подаяние добрых людей.

Загрузка...