Школа для маленьких разбойниц и убийц

В учреждении недобор воспитанниц

В поселке Тельма, Усольского района, находится спецучреждение для маленьких воровок, разбойниц, убийц. Все они попали в спецшколу по решению суда. Для девочек здесь созданы такие условия, которым позавидовали бы многие интернаты и детские дома. Отбывая наказание, они в один голос утверждают, что на криминальную тропу больше не ступят. Только изменятся ли взгляды девочек на жизнь в таких тепличных условиях, пока неизвестно.

Школе три года

Появилась спецшкола для девочек совсем недавно, в 2002 году. Выбирали место для создания этого учреждения тщательно и остановились на Тельме: место живописное, чистое, вдали от городских соблазнов — то, что нужно для спецконтингента. Тем более нашлось подходящее здание — бывшая начальная школа.

Таких заведений в России всего два — в городе Чехове (Московская область) и в Тельме. К слову, спецшкол для мальчиков тоже две — в Санкт-Петербурге и в Иркутске ("Пятница" рассказывала о ней в мае 2005 года).

Спецшкола похожа на детский сад

Тельминская спецшкола обнесена забором. За ажурными решетками фасадной части ограждения стоит двухэтажное каменное здание, выкрашенное в нежно-зеленый цвет. С улицы видны красивые занавески на окнах, на подоконниках цветы.

Как говорят здесь, забор оберегает не окружающих от девчонок, а наоборот, их от влияния улицы. Если не читать таблички, то можно подумать, что это детский сад, потому что такого уюта не бывает даже в городских школах.

В здании пахнет свежим ремонтом — все чисто, свежо и уютно. На первом этаже располагаются столовая и учебные кабинеты, где дети занимаются, но сейчас каникулы — и классы пусты.

Второй этаж — спальни, комната отдыха, библиотека, кабинет психолога, медпункт, изолятор (для заболевших детей).

Кругом ковровые покрытия, новая мебель, современная видео- и бытовая техника. Даже компьютеры есть.

Во дворе швейная мастерская, спортзал. Есть огород, теплицы. На игровой площадке бассейн, качели, летние душевые.

Первые воспитанницы

Первые преступницы в школу поступили 30 января 2002 года. Это были 8 девочек, совершивших тяжкие преступления.

Николай Ирхин, директор учебно-воспитательного учреждения для детей и подростков с девиантным поведением областной специальной общеобразовательной школы, рассказывает, что по-настоящему тяжело было работать именно с ними.

— Они не слушались, огрызались, отказывались работать, спать на простынях. И тогда чувствовалось, что они настоящие преступницы, — одна из них убила мальчика из нормальной семьи, — вспоминает Николай Ирхин (тогда директором школы была его жена, он помогал ей, по собственному желанию. — Прим. авт.).
— Сейчас эти девочки уже отбыли наказание и выпущены. Всего за три года работы школа выпустила 18 воспитанниц.

Теперь юные преступницы гораздо легче адаптируются к новым для себя условиям — остальные девчонки помогают.

"Я боюсь возвращаться к старым друзьям"

Мы приехали в школу, когда там наступил тихий час. Девочки улеглись в кровати. Видно было, что каждая из них молча размышляла о чем-то своем, спали немногие.

Для них оборудовано несколько отдельных спален на 4—5 человек. В каждой комнате есть комод, шифоньер, стол. Дверей в комнатах нет, вместо них — арочные проемы. Служба режима всегда должна видеть, чем занимаются воспитанницы в комнатах.

— Привет, — здороваюсь, проходя в одну из комнат.

— Здравствуйте, — поворачиваются спецшкольницы.

Завязываю разговор:

— Как вам тут живется? Хочется за забор?

— Живем мы хорошо, и уходить отсюда совсем не хочется, — наперебой отвечают девочки.

— Здесь никаких проблем мы не знаем, тут уютно, нас одевают, вкусно кормят. А там сразу появятся проблемы. Родители пьют, а значит, надо самим думать, что есть и как выжить.

— У меня уже через три дня срок заканчивается, а я хочу здесь остаться, потому что здесь очень хорошо, мне здесь все нравится, — делится одна из девчонок.

17-летняя Таня рассказывает, что попала сюда за воровство — с друзьями грабили квартиры. Суд назначил ей три года нахождения в спецшколе, освобождается Таня в декабре.

— Я связалась с такой компанией, ну и пошло-поехало. Я даже привыкла воровать. Мы залазили в квартиры и выносили все ценное — золото, бытовую технику. Все это продавали.

— А деньги на что шли?

— На разное... Ну, выпивали, вещи покупали.

— Чем заниматься планируешь?

— Не знаю. Если б было можно, я бы здесь осталась, хотя бы до конца учебного года, а потом к бабушке в Хомутово. А то родители у меня пьют, туда не хочется. Тем более там старые друзья, я боюсь к ним возвращаться.

"Я выдергой замок на даче сломала и залезла..."

— Я за воровство здесь. На даче выдергой замок сломала и залезла с 8-летним братиком, — рассказывает свою историю 12-летняя Олеся из Бурдугуза, — сладостей набрали, а потом дяденька-охранник нас поймал...

Олеся получила три года. Прошла только неделя, как ее привезли в Тельму. Девочка еще скучает по родным, но понимает, что здесь жить гораздо лучше, чем дома, с пьющими родителями.

Одеваются от-кутюр

Одежду воспитанницам Тельминской спецшколы шьют на заказ на усольской фабрике, в основном это школьная форма. Другую одежду покупают на рынках, кое-что девчонки шьют себе сами — кроить и шить их учат профессиональные портнихи.

На обувь, верхнюю одежду, белье деньги выделяют регулярно. Девочкам покупают все, вплоть до прокладок.

— А раньше мы им одежду шили в "Капризе" (очень известное в Усолье ателье), — улыбается Николай Иванович.

Финансируют школу хорошо. Каждую девочку кормят на 84 рубля в день. Скоро эта цифра увеличится до 100 рублей. Для сравнения — в некоторых детских садах детей кормят на 24 рубля, а то и меньше.

Все денежные пособия, которые положены сиротам, детям, чьи родители лишены родительских прав, скапливаются на сберкнижке. В среднем за время пребывания в спецшколе у девочек накапливается по 30 тысяч рублей.

Нехватка спецконтингента

Тельминская школа рассчитана на 50 человек, но постоянно там находится не более 25 девочек. Неужели в нашем регионе так мало преступниц, не достигших возраста уголовной ответственности?

Николай Иванович объясняет это по-другому:

— Наверное, к девочкам относятся лояльнее. Жалеют их, наказание более мягкое дают, чем мальчикам.

  • В школе в настоящее время находятся девочки от 11 до 19 лет. Суд может назначить им срок пребывания в спецшколе от года до трех лет, в зависимости от тяжести содеянного.

— В годы, когда было решено создать спецшколу, видимо, был подъем преступности среди детей из неблагополучных семей, а теперь, наоборот, у нас недокомплект, — рассказывает Николай Ирхин.

Сейчас во все суды области, комиссии по делам несовершеннолетних спецшкола разослала информацию о себе. Возможно, некоторые просто не знают, что в области появилось то место, куда можно определить малолетних преступниц.

— Назвать нашу школу "наказательной" нельзя, это скорее воспитательное заведение, — поясняет директор.

Еще слишком мало времени прошло с тех пор, как в школе появились первые выпускницы, но сотрудники учреждения надеются, что никто из них больше не попадет под суд.

  • По словам Николая Ивановича, за судьбой девочек следят в течение двух лет после выпуска — кто где живет, где учится, кем работает.
  • Девиантное поведение — это поведение с отклонениями от установленных обществом норм.
  • Иногда девочки ездят со своими концертами на выступления, в том числе в кадетский корпус. Познакомившись с мальчиками, они начинают переписываться, но после 2—3 писем влюбленность проходит.

Девочкам пишут родственники, родители (часто нетрезвые) иногда приезжают их навещать, присылают посылки.

Деревенские часто подбрасывают девчонкам котят и щенков. Раньше живность разрешали оставить, но после случая заболевания лишаем общение с животными запретили.

Воспитанниц нередко возят в кино, театр, водят в походы, разрешают посещать церковь (с руководителями).

Метки:
Загрузка...