Отрубим руки одноруким бандитам

В прошлую пятницу более сотни столичных депутатов-единороссов вышли к Дому правительства с лозунгами: "Отрубим руки одноруким бандитам", "Игорный бизнес — под контроль региональных властей!". Мэр Иркутска Владимир Якубовский также предложил создать рабочую группу по проблемам игорного бизнеса.

Игромания так же опасна, как наркомания и алкоголизм

Страсть к игре — одна из самых пагубных страстей человечества. Единственный, кому везет всегда, — это хозяин игорного заведения. Но люди все равно играют, просаживая последние деньги. Почему? Об особенностях игровой зависимости мы решили поговорить с Олегом Рыбалко, врачом-психотерапевтом Иркутского психоневрологического диспансера.

По словам Олега Владимировича, в ряде стран мира такого разделения: алкогольная зависимость, наркотическая или игровая — нет. Там считается, что это болезнь одного круга, одного уровня.

— В этом есть резон, — поясняет Олег Рыбалко. — Психическая зависимость у игроманов выражена так же мощно, как при алкоголизме и наркомании. Физическая зависимость, выражающаяся в расстройстве сна, нарушении самочувствия, выражена меньше, но тоже проявляется. И лечится игровая зависимость очень сложно. Самая большая проблема, что человек не понимает, что его болезнь — это результат его поведения.

А кто в первую очередь становится жертвой этой зависимости?

— Начнем с того, что не всякий подсядет, — говорит психотерапевт, — чаще всего жертвами игромании на автоматах становятся коммерсанты и администраторы низшего и среднего уровня. Возраст от 20 до 50 лет. Пенсионеров среди них я не встречал. Как правило, у них очень низкий уровень интеллекта и низкий спектр развлечений. У психологов существует такой термин: "оральная личность" (от слова "рот"). Она изначально настроена только на потребление. Такой человек не получает удовольствия от работы, от учебы. Только от потребления. Такие группы и образуют самую трудноизлечимую категорию алкоголиков, наркоманов и игровых личностей. Плюс к этому замкнутость на деньгах. Люди, зацикленные на игре, очень часто корыстолюбивы. Им нравится получать деньги, а как — безразлично. В результате игры даже лучше. Усилий нужно меньше прилагать. Как врач я могу к ним испытывать сочувствие только до определенной степени.

Олег Рыбалко отмечает, что особенно опасны эти автоматы для детей и подростков.

— Они калечат психику и формируют игровую личность. Дети вырастают с убеждением, что любая удача, любое везение есть результат только везения. Не надо учиться, не надо прилагать усилий. Кому повезло, тот на коне. Раз — и в дамки. В результате он начинает играть в своей повседневной жизни. И к жизни относиться как к игре. Кстати, большая часть преступлений, связанных с малым материальным выигрышем и большой жестокостью (например, когда человека убивают из-за 25 рублей), совершаются как раз такими игровыми личностями.

Олег Рыбалко убежден, что все павильоны должны быть вынесены за пределы городской черты. Во-первых, из-за проблемы маний, во-вторых, это очень криминальная сфера. Соответственно она собирает вокруг себя немало криминала. Это проблема, поэтому это должно быть подальше от людей.

— Естественно, то, что эти автоматы стоят повсюду и на них может играть любой, кто хочет, — это безобразие. Владельцы этих заведений должны держать у себя в штате человека, который бы не пускал тех, кому играть нельзя. Иначе мы действительно дождемся, что и пиво с водкой в автоматах начнут продавать.

Раньше мы играли с государством, теперь с автоматами

Сегодня мы спросили у иркутян: "А вы играете на автоматах?"

Алена:

— Нет, я никогда не играю на автоматах, потому что понимаю, что выиграть у них невозможно. А вообще я была на тренинге психологическом, и там один товарищ признался, что постоянно играет и его это веселит. Автоматы привлекают слабых людей и развивают в них игроманию.

Дмитрий:

— Нет, меня они не манят и никак не касаются. Близкие мои тоже как-то здраво к ним относятся и деньги попусту не спускают.

Сергей:

— Я никогда не играл на этих автоматах, и мои дети этим не увлекаются, они у меня спортсмены. А своей яркой раскраской и звоном монет автоматы заманивают лишь тех, у кого нет никакого увлечения, и это мешает им жить.

Юрий:

— Меня они не волнуют. Ни дети, ни внуки таким азартом не страдают. Все эти автоматы нужно вывезти куда-нибудь в места отдыха, чтоб они не смущали горожан на остановках и не съедали их деньги, чтоб ребятишки не тратили свои пятирублевые монетки на эту грязь. В Питере, к примеру, эта мания уже прошла.

Марина Михайловна:

— Нет, лохотрон меня никогда не привлекал. И дети мои понимают, что все это обман. Но у меня есть знакомые, которые тысячами проигрывают деньги в погоне за легким заработком. Есть люди зависимые и подверженные этому пагубному влиянию, которые не могут вовремя остановиться, уверенные, что следующий ход точно принесет деньги.

Тамара Алексеевна:

— Сама я никогда не играла. А других они точно привлекают. Есть люди, которые пробуют выиграть, но часто просто жалеют о проигранных деньгах. Раньше мы играли с государством и то не выигрывали, а теперь и подавно незачем ждать удачи.

Антон:

— Сам я не играю и считаю, что никому эти автоматы не мешают. У кого есть голова, тот знает, что все эти игрушки означают азарт и обман. У меня полно знакомых, которые хоть раз, но пять рублей проигрывали.

Евгений:

— Я не играю. Думаю, что все эти автоматы пагубно влияют на молодое поколение — они тупеют, проводя все свое свободное время возле автоматов и спуская там все свои деньги. Пенсионеры, знаю, тоже часто соблазняются. Всем ведь известно: чтобы выиграть небольшие деньги, нужно много проиграть. У меня есть друзья, которые проигрывали крупные суммы, после этого многие остановились. А кто по мелочи проиграл, продолжают играть.

Метки:
baikalpress_id:  3 292