Советчики из совета

В последнее время в стране регулярно проходят какие-то странные официальные мероприятия. Создается устойчивое впечатление, что общий фон планомерной дебилизации населения, наиболее отчетливо зашкаливающий на отечественном ТВ, рискует стать уже просто традиционной общероссийской заставкой. Приезжают, например, в Иркутск делегаты из Совета Европы, чего-то там заседают с губернатором, затем знакомятся с домоткаными общественными организациями, говорят, что "в этом городе все в кайф", и отбывают в одном им известном направлении. Все нормально. Только возникает вопрос — зачем? Зачем все это было? Кому это надо? С какой целью общались и за каким, так сказать, все эти местные репортажи?.. Мне скажут: "Чего привязался? Ну приехали, ну уехали. Байкал, может, захотели посмотреть, рыбы там поесть, водки выпить, мало ли чего". У нас всегда — именно "мало ли чего". Глупый официоз хронически заразен. Перекрывший все мыслимые пределы на федеральных каналах, он вполне закономерно перекинулся на каналы местные. И поскольку по телевизору мне сообщили только о том, что приехали-уехали, то я и спрашиваю — зачем приезжали? Поскольку от недостатка информации всегда разыгрывается воображение.

Учиться, учиться и учиться

Вообще-то во всех репортажах звучало, что парни из Совета Европы прибыли в Сибирь с целью выяснить, как тут у нас обстоят дела с демократией. Дескать, тот факт, что в центре эти самые дела оставляют желать лучшего, сомнений как бы не вызывает, так, может быть, здесь, на брегах красавицы Ангары, расцвела демократия пышным цветом или даже заколосилась тучным колосом. В отдельно взятом регионе. А ежели все это не так, то, стало быть, надо помочь кержакам и чалдонам выстроить гражданское общество. Там, глядишь, и Москва подтянется, устыдившись в патриархальности и ретроградстве.

  • Мутный термин "гражданское общество" вообще теперь в большой моде. Вот только если спросить ораторов, наиболее часто употребляющих это словосочетание, что оно, собственно говоря, означает, то, уверяю вас, практически все ораторы либо в недоумении умолкнут, искренне приняв вопрошающего за провокатора (или идиота), либо же замычат нечто совсем уже невнятное в стиле "все цивилизованные страны так живут".

Если же далее спросить оратора, отчего он считает Германию, скажем, более цивилизованной, нежели Иран, то задающего вопрос уже безнадежно припишут к пациентам дурдома. Такие вопросы задавать не принято. Принято считать, что гражданское общество — это есть хорошо. Почему хорошо-то? По определению. Кто определил? Гражданское общество и определило. Европа и Америка, или скорее наоборот — Америка и Европа. А те места, где гражданского общества нет, — это не то чтобы отстой и второй сорт, но, в общем, близко к этому. Смысл правильный.

В чем же смысл?

Смысл, судя по всему, в том, чтобы везде сделать так, как в Европе и Америке, то есть во всех
царствах-государствах, по всем долинам и по взгорьям устряпать "подлинное гражданское общество". Вот еще и подлинное. Это опять так по телевизору говорят. Стало быть, бывает еще и неподлинное. Тут, граждане, совсем голова трещать начинает: значит, есть места, где гражданское общество, есть, где негражданское общество, имеется еще вот неподлинное. Мы-то — это какое? Светит ли нам когда-нибудь подтянуться? Неужели все так и прозябать в дикости? Можно, конечно, взглянуть на проблему с иной стороны, которая большинству российских политиков покажется тупой и странной: а оно нам надо? Ну, конечно, надо, скажут политики, вы, батенька, странные вопросы задаете. Там и еды больше, в гражданском обществе, и компьютеры там лучше, машины мощнее и красивее, а про витрины и говорить не приходится. Все так, и хрен поспоришь, тем более что в споре на самом деле истина никогда не рождалась. Несмотря на то что нас всю жизнь пытались убедить в обратном. Поставим вопрос иначе: а нас туда пустят, в гражданское общество-то? Какая им выгода, счастливым членам этого общества, нас туда присовокуплять?

Здесь ведь совершенно простая математика: современное гражданское общество — это примерно 1 миллиард человек, все остальное — оно и есть остальное, что-то миллиардов около пяти. Благополучие общества гражданского напрямую зависит от неблагополучия общества всего остального, поскольку представители остального обрабатывают представителей гражданского. Вот и все.

  • Так с какого перепугу мы решили, что нас на веревке, против даже нашей воли потянут в счастливую стаю истинных граждан? Они, граждане, что там, сумасшедшие, что ли? Хотят заставить нас стать тоже гражданами, чтобы уменьшить тем самым процент лиц, на них практически бесплатно работающих? Странно это как-то. Нелогично. Если принять за аксиому, что Америка и Европа ратуют за то, чтобы "всем было хорошо", то одновременно они борются за ликвидацию своего привилегированного положения в современном мировом сообществе. Не складывается. Вот я и спрашиваю: зачем приезжали делегаты от Совета Европы в город Иркутск? Помогать строить гражданское общество? Они что, самоубийцы?

Неправительственные организации

Такие организации, говорят нам европейцы, есть непременное условие и прочный фундамент гражданского общества. Чем таких организаций больше, тем, дескать, общество более гражданское.

  • Принимая во внимание данную сентенцию, следует предположить, что самым гражданским на просторах СНГ было общество киргизское. Потому что там количество неправительственных организаций превышало все мыслимые и немыслимые размеры. Потом по какой-то неведомой причине, несмотря на разветвленную сеть этих организаций, граждане Киргизии стали друг друга немножечко резать и грабить продмаги вместе с универмагами. Видимо, в силу обострения чувства собственной гражданственности. Следует отметить, что практически все "неправительственные организации" там существовали на денежки, присылаемые из "гражданских обществ" Европы и Америки, поскольку за счет собственно киргизских средств в Киргизии не могут выжить даже чабанские овчарки.

Неслабо обстояли дела с "неправительственными организациям" также в Грузии и на Украине. Результат всем известен: из Грузии выставили наши военные базы, в то время как для грузинской армии закупается оружие на деньги, в бюджете страны никак не обозначенные. То, что это оружие будет использовано против осетин и абхазов, — для Совета Европы понятно. Можно смело говорить о том, что грузинское правительство тоже состоялось как неправительственная организация. Парадоксальный каламбурчик. Что касаемо Украины, то эта стремительно "европеизируемая" независимая республика дошла в своей независимости до критической степени безумия. Украв огромное количество российского газа, предназначенного, между всем прочим, на экспорт в европейское "гражданское общество", Украина поставила Россию в совершенно идиотское положение: единственным адекватным ответом на подобные дела может быть только принятие решения о поставках туда энергоносителей по мировым ценам. Что из этого следует? Только то, что вместо гражданского общества Украину ожидает хлеб по карточкам. И дополнительный паек от Совета Европы. Что, собственно говоря, Совету Европы и требовалось — превратить правительство Ющенко-Тимошенко в неправительственную организацию. Вот я и спрашиваю: зачем европейцам в Иркутске много этих самых организаций?

Советчики с проблемами

Разумеется, все, что я тут понаписал, не более чем игра воображения. На вольно избранную тему. Просто абсолютно бездумная эксплуатация современной новоязовской терминологии несколько раздражает. Удручает степень бездумности и бессмысленности использования электронных СМИ (ТВ имеется в виду) в качестве мощного манипулятора общественным сознанием. В самом деле, в результате просмотра сюжета о визите членов Совета Европы у публики должно было ведь сложиться какое-то мнение. Какое? Возможно, следующее: наконец-то нашим медвежьим уголком заинтересовались серьезные и цивилизованные страны. Аж сама Европа. Будут теперь помогать строить гражданское общество. То, что со второй половины прошлого века собственно Европа является главной тормозной колодкой в механизме развития современного общества, никого почему-то не смущает. Причем колодку эту давно и прочно заклинило. Рождаемость в Европе не превышает российские, например, показатели, рост ВВП (будь он неладен) тоже не вызывает оптимизма, внутри ЕС наблюдается сильнейший раздрай.

  • Вообще представляется, что Европа по отношению к нашей стране испытывает только одно чувство — желание успеть нами попользоваться, до той поры пока нас не начали по полной программе пользовать американцы. Или китайцы. Кто вперед, так сказать. Очевидно, что Сибирь, и Иркутская область в частности, должна входить в программу пользования — тут места много, а народу мало. Поэтому необходимо срочно приступать к строительству гражданского общества со всеми вытекающими последствиями.

Самым желательным последствием может стать введение внешнего управления, каковое с успехом начинает реализовываться в Грузии и на Украине. Будет ли от этого Европе реальная польза? Очень сомнительно. Но почему бы не попробовать?

Загрузка...