Зэков сдавали в аренду

Лучшими мастеровыми в Иркутской губернии были заключенные

Труд заключенных использовали во все времена. Губернский город Иркутск в этом отношении не был исключением. Еще в 1885 году граф Игнатьев, назначенный на должность иркутского генерал-губернатора, первым делом отдал распоряжение начальству местной тюрьмы немедленно предоставить городу 100 арестантов для ремонта иркутских мостовых. Часть доходов от арестантских работ должна была пойти в пользу тюрьмы, другая часть — в казну.

Арестанты мостили улицы

Распоряжение нового генерал-губернатора имело далеко идущие последствия. Посетив Иркутский тюремный замок, граф Игнатьев признал его "грязным и переполненным, воздух невыносимым, вообще все в самом непривлекательном виде". Поэтому часть средств, которые предполагалось выручить от арестантских работ, высокий чиновник рекомендовал направить в первую очередь на благоустройство тюрьмы. А также признавалось "весьма полезным открытие мастерских при тюрьме", что тоже должно было способствовать увеличению средств тюремного замка.

Указания губернского начальства упали на благодатную почву. В конце XIX века в Иркутской тюрьме открылись столярная, кузнечная, переплетная, сапожная, швейная мастерские. Необходимое оборудование устанавливали прямо в камерах. В тюрьме работали как по заказам городского самоуправления, так и частных лиц. Сами арестанты за выполненную работу получали небольшое денежное вознаграждение.

"Тюремные коридоры переполнены рабочими и станками"

С большим энтузиазмом взялись за развитие собственного производства и в другой тюрьме Иркутской губернии — Александровском централе. С этой целью тюремная администрация даже пожертвовала сразу двумя этажами правого крыла здания тюрьмы, где разместился целый ряд мастерских. Однако все мастерские разместить в камерах не удалось, поэтому часть оборудования оставили прямо в коридорах. В камерах были сапожная, слесарная, кузнечная, портняжная, переплетная мастерские. В коридоре первого этажа оборудовали столярную мастерскую и сушильню древесных материалов, на втором этаже в коридоре установили 170 швейных машин.

В Александровском централе выполняли заказы интендантского ведомства на изготовление арестантского белья и обуви, надзирательского обмундирования для тюрем Иркутской губернии, Якутской области, партий ссыльнокаторжных на Амурской железной дороге. В 1911 году каторжная тюрьма получила большой заказ Управления Забайкальской железной дороги на пошив матрацев для вагонов. В том же году в тюремной столярной мастерской выполнили заказ Иркутского городского самоуправления на изготовление мебели для учебных заведений.

В эти же годы в централе опять возникла проблема расширения производственных площадей, о чем сообщалось в отчетах: "Все отделения мастерских, как камеры, так и коридоры, сильно переполнены рабочими и совершенно заставлены машинами, станками и материалами для работ и изделиями". Аналогичную проблему в первое десятилетие ХХ века испытывали и в Иркутской губернской тюрьме. За долгие годы пребывания в заточении многие арестанты достигали такого совершенства в ремеслах, что становились лучшими мастеровыми в городе. В тюрьму поступало все больше заказов на столярные, сапожные, пошивочные работы. А это требовало неизбежного расширения арестантских мастерских.

Из тюремного двора — в штольню

Помимо развития собственного производства тюремное начальство практиковало передачу заключенных внаем. Причем не только на фабрики и заводы, находившиеся в ведении казны, но и частным лицам на условиях подряда. В одном из отчетов тех лет указывалось, что "арестантов разных категорий из Александровского централа направляли: в Николаевский железоделательный завод, перешедший во владение потомственного почетного гражданина С.Мамонтова".

Однако чаще всего арестантов привлекали на строительство железных дорог и добычу угля. В 1909 году силами арестантов были начаты работы по возведению 2-й железнодорожной колеи на участке Иркутск — Белая. В том же году тюремное ведомство арендовало сроком на 10 лет Бархатовские копи с обязательством поставлять каменный уголь на Усольский солеваренный завод и Сибирскую железную дорогу. Спустя два года из арестантов была сформирована специальная бригада по строительству 2-й колеи Забайкальской железной дороги на Кругобайкальском участке.

На Бархатовские копи были направлены сразу 300 арестантов. В отчете тюремное начальство докладывало, что "бараки и другие помещения, занятые каторжными, окружены оградой из крепежного леса, поверх которой протянуто несколько рядов колючей проволоки, по углам для часовых устроены вышки, вход в штольни сделан прямо с этого тюремного двора, чем, при добросовестном надзоре, предупреждается всякая возможность побегов".

Надзорные меры принимались и на железнодорожных работах. Каторжные жили во временных бараках, рядом с которыми сооружались вышки для часовых. Рабочий день составлял 7 часов зимой и 14 часов летом. В ходе работ за арестантами наблюдали надзиратели. Особенный надзор осуществлялся на Кругобайкальской дороге, где "работы производились преимущественно на скальном грунте и самое свойство работ заключалось преимущественно во взрывании пород динамитом".

Казенные одежда и обувь арестантов, работавших вахтовым методом, не выдерживали никаких сроков носки. Новую одежду и обувь приобретали за счет заработанных арестантами денег. Часть суммы выплачивали самим заключенным. При всех арестантских бригадах были артельные лавки, где продавались "самые необходимые, дозволенные предметы": хлеб, сахар, колбаса, почтовые марки, бумага. Этими лавками пользовались не только арестанты, но и чины администрации и надзора.

Автомобиль для централа

Осенью 1910 года при Александровской центральной каторжной тюрьме было открыто особое отделение мастерских по изготовлению сувениров, представлявших собой "небольшие красивые шкатулки с рисунками, выполненными по дереву, художественные открытки, сделанные от руки, мелкие письменные принадлежности и приборы, шифоньерки, подставки". С целью реализации сувенирной продукции администрация тюрьмы в начале 1911 года заключила "особое условие с одним из магазинов, находящихся на главной улице города Иркутска, по продаже на комиссионных началах поделок арестантов".

Однако с расширением производства в централе столкнулись с проблемой доставки готовой продукции в торговые точки, располагавшиеся в Иркутске, а также непосредственно заказчикам изделий тюремных мастеровых. В отчетах начала ХХ века отмечалось, что при поступлении срочных заказов тюремный обоз уже не справлялся со своей задачей, и тогда приходилось нанимать частных извозчиков с достаточно высокой платой — от 18 до 25 копеек за пуд.

Неудобства, связанные с гужевой доставкой товаров, послужили основанием для возбуждения в 1912 году ходатайства о приобретении для тюрьмы автомобиля. Средства были изысканы, и вскоре изделия арестантов стали возить в Иркутск на грузовой машине.

  • Посетив Иркутский тюремный замок, граф Игнатьев признал его "грязным и переполненным, воздух невыносимым, вообще все в самом непривлекательном виде". Поэтому часть средств, которые предполагалось выручить от арестантских работ, высокий чиновник рекомендовал направить в первую очередь на благоустройство тюрьмы.
  • В конце XIX века в Иркутской тюрьме открылись столярная, кузнечная, переплетная, сапожная, швейная мастерские. Необходимое оборудование устанавливали прямо в камерах. В тюрьме работали как по заказам городского самоуправления, так и частных лиц. Сами арестанты за выполненную работу получали небольшое денежное вознаграждение.

Загрузка...