Гинеколог, стоматолог и ветеринар в одном лице

Действуя вопреки здравому смыслу, чиновники в России ликвидируют педиатрическую службу

Педиатры всей России пребывают в ожидании перемен. Если правительственные чиновники ликвидируют педиатрическую службу и заменят ее врачами общей практики, как обещали, Россия имеет все шансы вернуться во времена Чехова. Тогда один сельский "фершал" совмещал в одном лице гинеколога, инфекциониста, стоматолога, педиатра и ветеринара. Но сегодня вопрос стоит еще острее — педиатрическая служба до сих пор удерживала на предельно низком уровне такой жизненно важный показатель для нашей страны, как детскую смертность. По мнению врачей, если убрать всех педиатров, детская смертность в России будет такой же, как в Африке. Только рождаемость — в десятки раз ниже.

Ожидание приема врача составляет месяц

Не может терапевт знать всего того, что знает узкий специалист. Если лор-врач в силах отличить стоматит от тонзиллита, а детский гинеколог знает все особенности строения детских половых органов, то терапевт, будь он даже семи пядей во лбу, не может знать всех тонкостей строения детского организма. И взваливать на обычного терапевта обязанности детских врачей (детских лора, ортопеда, инфекциониста и т.д.) — это просто преступление! Хотя в Иркутске к внедрению врачей общей практики готовятся уже три года, даже кафедру в ГИДУВе (Государственный институт для усовершенствования врачей) открыли, практика показывает, что не все западные одежды впору русскому.

В поликлинике микрорайона Первомайского провели такой эксперимент — ввели практикующих семейных врачей. То есть попросту отправили к терапевту (обученному, как говорили, в ГИДУВе всем премудростям других специализаций) тех пациентов, которыми должны были бы заниматься узкие специалисты. И что же получили в результате? Время ожидания визита к терапевту в районной поликлинике составляет сегодня от 27 дней! Теперь жители этого района вынуждены ждать своей очереди месяц!

Как же реагируют на западный стиль иркутяне? Кто побогаче — идут в платные клиники, а кто победнее — покорно ждут и терпят свои болячки этот месяц. А что такое месяц для артрита? А для раковой опухоли?..

Выходит, врач общей практики уже не сможет обнаружить болезнь на ранней стадии (еще бы — при таком наплыве народа!). Не те сроки, чтобы еще и профилактикой заболеваемости заниматься. Да и сможет ли терапевт, пардон, врач общей практики (пусть даже и обученный на курсах в ГИДУВе), верно поставить диагноз за гинеколога или лора? Вряд ли. Остается одна надежда — на врачей скорой помощи. На них тоже, говорят, денег не хватает. Когда и скорую отменят — будем лечиться у знахарок.

Наша педиатрическая служба — сильнейшая в мире

В восьмидесятые годы Всемирная организация здравоохранения признала русскую педиатрическую службу сильнейшей в мире. И сегодня одной из передовых отраслей в педиатрии является неонатология — она занимается новорожденными. В дореволюционной России смертность детей самого раннего, младенческого возраста была очень велика. Но высокая рождаемость позволяла как-то мириться с отсутствием неонатологов. Сегодня смертность во много раз превышает рождаемость, поэтому каждый новорожденный на вес золота. Врачи-неонатологи выхаживают детей, родившихся с весом 600 граммов или с тяжелыми врожденными патологиями.

В Иркутской области ранняя детская смертность снизилась по сравнению с 1991 годом на 3,8%.

Говорит заведующая отделением неонатологии, проработавшая с детьми 30 лет, профессор кафедры детской хирургии Надежда Алексеевна Кантур:

— Нагрузка на врача-неонатолога сегодня — десять больных, а на врача-терапевта — двадцать. Если убрать педиатра, нагрузка на терапевта увеличится, хотя и половина ставок освободится. Но сможет ли врач качественно лечить такое количество больных? Получается, что человек, который работает семейным врачом, личной жизни не будет иметь никакой — постоянно будут звонки и выезды на вызовы. А когда человек будет жить, я не знаю.

Вот что нехотя признает госчиновник Виталий Омельяновский: "Завоеванием СССР была одна из сильнейших педиатрических служб. Резко ликвидировать ее было бы неправильным, возникнет большая армия людей, которые имеют практический опыт лечения детей, но не имеют клинической практики со взрослыми больными".

Итак, наша педиатрическая служба — действительно сильная, опытная, с развитой инфраструктурой. Даже при минимальном финансировании врачи-педиатры делают все возможное, чтобы не допустить детской смертности.

Чиновники от здравоохранения знают, что наряду с космонавтикой, ядерным боезапасом, наукой педиатрия составляет одну из основ нашего государства. Если подрубить еще один столп, государство рухнет. Все педиатры говорят о том, что с ликвидацией педиатрии в десятки раз возрастет детская смертность. Может быть, обойтись малой кровью — просто взять и отправить в отставку нынешний кабинет министров?

Эксперимент, который провалился

Прежде чем внедрять в России практику семейных врачей, или врачей общей практики, чиновники от здравоохранения решили провести эксперименты в двух областях: в Калужской и в Тверской. Ни по одному пункту проект себя не реализовал. Рождаемость не повысилась. (В январе этого года в Обнинске родились 63 младенца, а умерли 132 человека). Еще большее распространение в области получили социальные болезни: туберкулез, сифилис, ВИЧ-инфекция. В результате в прошлом году министр Кудрин личным указанием свернул проекты в Калужской и Тверской областях.

Это перегиб

Виталий Омельяновский, председатель секции по социальным вопросам охраны здоровья населения экспертного совета Комитета по социальной политике Совета Федерации:

— В западных странах педиатров нет. Есть только врачи общей практики. У нас о переходе к такой системе говорили еще лет пять назад. Но протест педиатров был настолько мощным, что эти реформы сдерживались до последнего времени. Сейчас наконец принято решение, которое ведет к упразднению педиатрической службы в России. Останутся только отдельные направления, которые будут заниматься патологиями у детей. А все остальное возьмут на себя терапевты. Педиатрическая служба экономически нецелесообразна. Функции педиатров и взрослых врачей похожие. Заболевания практически одни и те же, просто у детей есть некоторые особенности. Если врач их освоит, он сможет лечить и ребенка. А сейчас у нас есть, к примеру, уролог и детский уролог, инфекционист и детский инфекционист. Это перегиб.

Взрослые врачи боятся детей

Врач-ревматолог с шестнадцатилетним стажем Наталья Самбурова не очень хочет видеть в очереди в свой кабинет рядом с семидесятилетними старушками пяти-шестилетних малышей.

— Да вы что, смерти моей хотите? — возмутилась врач, — Даже по характеру терапевт и педиатр настолько различаются! Посидите, посмотрите, какие ко мне бабушки на прием приходят. Разве я после старушек могу к ребенку подойти? Представьте себе разницу между ребенком и взрослым. Дети ведь и говорят по-другому, не так, как старики. Если старый человек все симптомы тебе обстоятельно расскажет, то ребенок в принципе этого делать не умеет. Я даже выслушать ребенка, даже расспросить его не смогу. Я детские болезни не понимала, не понимаю и никогда понимать не буду — это специальные вещи. Взрослые врачи детей боятся.

Но может быть, это "взрослые" ревматологи детей боятся? А стоматологи готовы лечить и взрослых и детей? Вот что об этом думает врач-стоматолог с 17-летним стажем Ирина Рубцова:

— Когда к взрослому стоматологу приводят ребенка, он не знает, что с ним делать! У детей, например, часто встречаются заболевания слизистых, которыми взрослые не болеют. И потом, совершенно разные заболевания у ребенка трехлетнего и у пятнадцатилетнего, а уж если со взрослыми сравнивать, то зачастую — ничего общего. А если придет на прием к терапевту кто-то из льготников и нужно будет выписывать рецепты, то врач уже может в этот день никого не принимать — столько бумаг надо оформить на одного человека. А льготников тысячи, и они не один раз в месяц приходят.

"Я помню малышей в оленьих шкурах"

Детский хирург, профессор кафедры детской хирургии ИГМУ, заслуженный врач РФ Всеволод Андреевич Урусов стоял у истоков детской хирургии в Иркутской области. Его врачебный стаж — 51 год. Он еще помнит, как малышей, завернутых в оленьи шкуры, доставляли на санях в Иркутск из разных таежных уголков Иркутской области и самолетами переправляли на операции в Москву.

— Я пришел в детскую хирургию из взрослой хирургии, где занимался экстренными операциями. В Ивано-Матренинской тогда было небольшое детское отделение на сорок коек, где лежали с грыжами и аппендицитами. А когда у нас здесь появились свои специалисты и мы объявили, что принимаем детей, коек не хватало, больница была переполнена. Считаю, что решение Зурабова о ликвидации педиатрии — это опаснейшая ересь! Сегодня в хирургическом корпусе Ивано-Матренинской больницы находятся на лечении около двухсот детей. И о том, чтобы объединить их со взрослыми, детские хирурги не хотят даже слышать!..

Метки:
baikalpress_id:  27 705