Ожившие куклы

Кто из нас в детстве не играл в куклы? А вот у Марии Тихоновой это детское увлечение переросло в дело всей жизни. Теперь Мария — научный сотрудник музея "Тальцы", а ее куклы — музейные экспонаты.

Сериал на столе

Первых кукол, по признанию самой Марии, она сделала, еще учась в пятом классе. Тогда по телевизору шел сериал "Просто Мария", и девочке очень хотелось вылепить любимых героев. Она слепила их из пластилина. Даже носов у них не было — два глаза и рот точкой. Зато их можно было наряжать в лоскутки и бумагу, ведь для нее они были совсем как настоящие. Соседские девочки приходили к Маше каждый вечер поиграть в "Просто Марию".

— Прекрасный замок для своих кукол я строила на своем столе из дедушкиных камней и вазочек из яшмы, — вспоминает Мария.

Дедушка, Семен Ефимович Нефедьев, школьный учитель географии и организатор школьного краеведческого музея, поначалу ругал Машу за то, что она берет его камни (знакомый геолог из города подарил), а потом пригляделся и понял, что для внучки это не просто игра, а настоящее увлечение.

Очень скоро все родные и даже соседи начали дарить ей лоскутки и бусинки, старые брошки и кусочки кожи. Когда вместо пластилина появилась специальная твердеющая на воздухе масса, приобрели и ее.

Маша выросла, вышла замуж, родила дочку, окончила два института, а увлечение куклами осталось. Раскладывая на полу ворох разноцветных лоскутков и кусочков кожи, она вечерами мастерила кукол, так похожих на людей:

— Через пять лет о тебе узнают все, — незадолго до смерти сказал дедушка. Он оказался провидцем.

Куклы с репродукций

— Когда я решила делать кукол по репродукциям с картин, передо мной встала задача разгадать замысел художника. Ведь изображение — не объемное. А как узнать, что там, за рамками картины? — рассказывает Маша.

Например, одна из последних ее работ — "Нищая" с картины Ильи Репина. Курточку для репинской героини Маша сшила из дедушкиной телогрейки, постирала ее, сделала в ней дырочки, как на картине. Ног у девочки на картине не видно — они за рамкой. Маша предположила, что нищая девочка стояла перед русским художником босая. И слепила ей ноги, глядя на свои.

Любимая кукла шестилетней Тани, дочки художницы, — это Степан Разин. "Он красивый, и сабля у него бриллиантовая", — шепчет Таня.

А атаман с картины Репина думает невеселую думу. Смотришь на суровое лицо донского атамана и веришь в то, что такой вполне мог княжну за борт бросить.

— Всю картину передать сложно, — делится своими секретами Маша. — Как сделать море, например? Или дорогие бухарские ковры, которыми был выстелен баркас атамана? А вот характер одного героя передать можно.

Рядом с мятежным атаманом на столе расположились Мина Моисеев с одноименной картины, две девочки с картины Маковского "Дети, убегающие от грозы" и веселая крестьянская девочка Варька с тряпичной куклой.

А всего Мария Тихонова вылепила около тридцати кукол по сюжетам, взятым из картин. Маша и не скрывает, что черпает вдохновение из картин русских передвижников. Особенно ей удаются характерные персонажи.

Кораллы для зажиточных буряток

Маша — по профессии этнограф, работает в музее "Тальцы". Поэтому многие ее куклы представляют коренные народы России. Рядом с русскими крестьянами и сибирскими казаками —целая коллекция кукол-бурят. Маша может часами рассказывать, чем прибайкальские буряты отличаются от забайкальских. И по костюму, и по религии, и по типу лица. Она тщательно подбирает кусочки тканей на бурятские халаты, ищет мех на шапки.

— В костюме богатых буряток очень много красных кораллов, — показывает свои работы Маша. — Каждая бурятка считала необходимым хотя бы один коралл на ниточку подвесить. А богатая и серьги из кораллов носила, и несколько ниток бус.

Конечно, на куклах вместо кораллов — красный бисер, но красоту и достоинство бурятского костюма художница передала очень верно.

Самое сложное — руки

По словам мастера, самое сложное — вылепить лицо, ни на кого не похожее, руки и ноги. С натурой туговато. Как сложно, например, слепить руки! Особенно у стариков — натруженные, жилистые, на них каждая венка, каждая косточка должна быть вылеплена.

Всех старушек она лепит со своей бабушки Иды, которая еще и прядет, и носки вяжет для Машиных кукол. А волосы Маша делает куклам из козьей шерсти. Для того чтобы сделать нужный оттенок, она красит шерсть краской для волос. И удивительно — у всех кукол волосы выглядят совсем как живые.

Маша работает с любыми материалами. Обувь сибирскую — чирки, ичиги, сапоги — шьет из кожи. Шапки меховые тоже. Даже прялки, мялки и другую старинную деревянную хозяйскую утварь из дерева мастерит. Костюмы русские шьет в натуральную величину. Как будто и впрямь жила когда-то в девятнадцатом веке.

Уникальность дара самобытной художницы из Хомутово в том, что во всей России не найдешь аналогов тому, что она делает. Воссоздавать картины русских художников девятнадцатого века еще никому не удавалось. Ее куклы — настоящий эксклюзив. Маша мечтает найти покупателя для своих работ. А пока небольшая зарплата музейного работника уходит на книги о куклах, на материалы для лепки. И самая большая награда для Маши по-прежнему неподдельное восхищение всех, кто видит ее работы.

  • Стиль художников, создающих свои куклы только в одном, авторском, экземпляре, называется one-of-kind. И стоят такие куклы от 5000 долларов.
  • Куклы Марии Тихоновой иркутяне смогут увидеть на выставке в музее "Тальцы", которая откроется 2 июля.

Метки:
baikalpress_id:  3 242