Общество анонимных трудоголиков

Идеальный представитель среднего класса — профессионал-трудоголик. А вот психологи болезненную тягу к работе считают пагубной привычкой

Мода на трудоголизм появилась в России не так давно. Но, как у нас заведено, делается это от души, на полную катушку. Русские активно "горят на работе" — ночуют в офисах, родных узнают только по голосу в телефонной трубке, детей видят лишь на фото, жен развлекают исключительно разговорами про бизнес-планы, успешно приводя тем самым супружество к полному краху. Однако даже на пепелище личной жизни новые русские трудоголики не рвут на себе волосы, проводя остаток дней в изучении творчества группы "Крематорий". Наши стахановцы убеждены: сегодня не личное главное, а сводки рабочего дня! Поэтому активно вытесняют из своей жизни все, что мешает работе: любовные переживания, музыку, друзей, кино, книги, любимую рыбалку, поиск смысла жизни...

Только близкие жалуются

И что интересно — сами таким положением дел они мало взволнованы. Все больше их близкие жалуются. Именно близких интересует: "А это лечится?"

— Мой муж — законченный трудоголик, — говорит моя подруга. — Понять не могу, что с ним случилось. Раньше мы много времени проводили вместе, а сейчас... Если я и заикнусь о совместном отдыхе — муж только глаза вытаращит: "Ты что, я же работаю! Хочешь — езжай без меня". Дочка его практически не видит.

Я его даже ужином не кормлю — он в офисе питается. Так, встретимся иногда в постели: "Привет!" — "Привет!", и все дела. Я его и стыжу, и скандалы закатываю — все мимо. Он считает, что раз зарабатывает деньги, значит, все должны его оставить в покое.

Трудоголик = алкоголик?

Оказывается, еще в 1971 году американский ученый Уайн Оутс подметил нечто общее между алкоголизмом и болезненным трудолюбием, введя в научный оборот вышеуказанный термин. Медики Германии активно продолжили исследование Оутса и доказали сходство между двумя зависимостями, сравнивая их важнейшие этапы.

Судите сами: на начальной стадии алкоголик (трудоголик) все чаще занят мыслями о водке (работе), хотя внешне остается вполне нормальным. Болезнь пока сидит внутри. Развлечения, хобби, семейные отношения постепенно теряют для него смысл. В критической фазе такой человек становится агрессивным, особенно если кто-либо делает ему замечание по поводу чрезмерного злоупотребления водкой (работой). Есть и хроническая фаза, когда каждый новый день абсолютно похож на другой. А конечная фаза такого разрушительного, деструктивного поведения неизбежно приводит к физическому и душевному слому.

Группа риска

Трудоголизм не поражает какую-то определенную категорию людей. Им могут страдать мужчины и женщины, молодые менеджеры и почтенные пенсионеры, руководители предприятий и свободные художники, рабочие, служащие и даже домохозяйки. Единственное, что объединяет всех трудоголиков, — это неспособность наслаждаться жизнью. Такие люди не только теряют желание исследовать мир, но и со страхом относятся к своему свободному времени. Даже в условиях психосоматических клиник они предпочитают с утра до вечера ходить на различные лечебные процедуры, лишь бы ни на минутку не оказаться "без дела".

Любой настоящий трудоголик живет по принципу "работаю сколько могу". Хотя, казалось бы, самой эффективной является формула "работаю сколько надо для дела". Но логика — это не для такого человека. Ему важен сам трудовой процесс, а никак не результат. Поэтому иметь такого работника — сомнительное удовольствие. Ведь это отнюдь не гипертрудолюбивый сотрудник, как считают некоторые руководители, а личность с определенными психологическими проблемами. По сути, трудоголик, как и горький пьяница, всего лишь человек, который нашел свой способ отключиться от реальности.

Отстаньте, я занят!

Многие психологи считают, что одна из самых распространенных причин "трудомании" — неустроенность в личной жизни. Гражданину не хочется возвращаться домой — вот он и сидит от зари до зари на работе.

Вот еще одно мое интервью. Молодая успешная журналистка, ценный сотрудник, почти все время в командировках. "Дома я находиться вообще не могу, — говорит она. — Родители со мной не считаются, вечно учат, как мне жить, что носить, с кем встречаться. Что бы я ни сделала — все не так, понимания в доме нет, мои переживания, мысли, идеи никому не интересны... Так что после работы у меня возникает единственный вопрос: куда податься? Дома я получу лишь очередную порцию нотаций. Замужние подруги на меня смотрят как на несчастную, стремятся пожалеть. Человеком я себя чувствую только на работе. Больше нет вариантов..."

А сколько моих знакомых мужчин произносят те же слова!

И торчат в офисах круглые сутки, лишь бы не находиться дома. Жены, понятное дело, негодуют. Но, предлагая мужьям "отвлечься от работы", мои милые приятельницы порой даже не задумываются, на что именно предлагают отвлечься. Очень часто трудоголиков ждут дома тотальный контроль и сплошные указания, как и что делать. Удовольствие на любителя. И в этом случае я очень понимаю их мужей — куда как приятнее заняться работой! В итоге получается замкнутый круг: он работает, она злится.

И чем больше она злится, тем больше ему хочется работать.

Лечить будем?

Психолог Анна Розина: "Лечить трудоголиков, бегущих от семейных неурядиц, надо не таблетками, не кодированием и принудительным отдыхом, а повышением уважения к ним в семье, устранением давления и командного тона.

Неженатые же бегут от собственной неприкаянности и выбирают работу вместо пустой квартиры и одинокого ужина.

Но есть и другие причины трудоголизма. С головой погружаются в работу люди, которые не совсем уютно чувствуют себя в социальной среде, не умеют или не могут адекватно общаться с окружающими. Если такой человек найдет место, где он будет чувствовать себя комфортно, то оно станет для него центром мироздания. И неважно, в чем будут заключаться его обязанности — в охране склада или написании компьютерной программы. Эта проблема, конечно, решается с помощью психолога или психотерапевта.

Помощь нужна и другой группе — людям, чей трудовой подвиг становится своеобразным способом медленного самоубийства. Психологи называют данное поведение суицидально обусловленным. Оно проявляется тогда, когда человек не видит выхода из своих проблем, а наложить на себя руки не хочет. В этом случае он начинает себя вести так, чтобы покончить с собой естественным путем: то и дело неоправданно рискует, лихачит на дороге, занимается экстремальными видами спорта, медленно и упорно спивается... И постоянные перегрузки на работе — тоже всего лишь один из способов "поскорее со всем этим покончить".

Так что причин ухода людей в работу много. Но чаще всего в основе лежит... стыд. У кого-то за то, что не добился успеха. Кого-то жена застыдила упреками. Другому стыдно за одиночество.

Может показаться, что трудоголизм — наиболее безопасная из зависимостей: он-де повышает самооценку, позволяет человеку чувствовать себя незаурядной личностью. Но, с другой стороны, подобный образ жизни ведет к сильному перенапряжению, нарабатывается синдром хронической усталости, ведущий, в свою очередь, к серьезным заболеваниям.

Вы спросите: а чем отличается трудоголик от человека, который действительно любит работать? Последний умеет переключаться и любит что-то еще в жизни. Трудоголик же, как наркоман, постоянно ищет только свой "шприц", а если его не находит, начинает метаться, становится агрессивным. И еще: он не способен наслаждаться результатами своего труда. Это, пожалуй, и есть его главное отличие.

Кто сколько работает

По данным Бюро статистики труда, в 2002 году продолжительность рабочего времени среднестатистического американца составила 1801 час в год — на 5,5 недели больше, чем в 1976 году.

Для сравнения: продолжительность трудового года среднестатистического француза — 1545 часов, немца — 1444 часа, голландца — 1342 часа, таковы данные Всемирной организации труда.

Кстати

При работе более 60 часов в неделю (и как следствие, хроническом недосыпании) возможность получить инфаркт увеличивается в два раза. Таковы данные исследований японских врачей, опубликованные на страницах журнала "Медицина профессиональных и региональных болезней". Японские специалисты обследовали более тысячи человек, перенесших инфаркт. Согласно их выводам, сердечный приступ — это профессиональное заболевание трудоголиков.

Метки:
baikalpress_id:  3 207