О причинах сверхсмертности в Иркутской области

С 1995 года население Сибири стало уменьшаться

Непродуманные реформы уменьшают население России. Так считает Ярослав Лещенко, зав. лабораторией системных исследований общественного здоровья НИИ медицины труда и экологии человека СО РАМН. Опираясь на выводы демографов, исследования социологов и на статистические данные, ангарский ученый доказал — мы просто умираем, когда реформы выбивают нас из жизненной колеи.

В горбачевское время всем хотелось пожить

Оказывается, что самая высокая продолжительность жизни и самая низкая смертность в России были зафиксированы в 1987 году.

— Это был самый пик горбачевской перестройки, — напоминает Ярослав Александрович. — Вы помните, наверное, с каким энтузиазмом народ встретил перестройку. Всем казалось, что вот-вот мы заживем как в сказке.

Социологи отметили тогда небывалый взлет кривой продолжительности жизни. Даже у мужчин, которые, как известно, во всем мире живут меньше, чем женщины, она достигла отметки 63,3 года. Для россиян это был своеобразный рекорд. Почему-то в разгар перестройки всем хотелось пожить подольше. Может быть, чтобы увидеть своими глазами райскую жизнь, которою должны были принести кардинальные перемены?

Демографический кризис 90-х годов

Но вскоре всеобщую эйфорию сменило всеобщее разочарование. Предприятия стали закрываться. О безработице, которой раньше пугали детей в школах, рассказывая о жизни за границей, теперь "дорогие россияне" узнали на собственной шкуре.

— У людей возникли стрессы, страшные эмоциональные перегрузки, — рассказывает ученый. — Самыми худшими годами стали 1993—1994. На этот период пришлась так называемая демографическая яма.

Именно в начале 90-х годов смертность в России впервые превысила рождаемость и началась убыль населения. В Иркутской области, где по сравнению с остальной Россией традиционно была стабильно высокая рождаемость, теперь семимильными шагами стала расти смертность. Причем она стала расти в несколько раз быстрее, чем в целом по стране.

Как ни обещал президент Ельцин лечь на рельсы, если народу не станет лучше, ситуация в стране не улучшилась. Наоборот, "на рельсы" пришлось лечь тем мужчинам, которые не вынесли драконовских "реформ".

У мужчин слабое сердце

— Продолжительность жизни мужчин в 1993—1994 годах приблизилась к уровню послевоенных 50-х и составила 54,1 года, — говорит Ярослав Александрович. — Если сравнить этот показатель с данными, например, за 1959 год или за 1970-й, мы увидим, что средняя продолжительность жизни сильной половины России тогда достигала 61,4 года. Тоже, конечно, мало, но для нас это считалось достижением. А самой высокой продолжительность жизни у мужчин оказалась в 1987 году — 63,3 года. Сейчас средняя продолжительность жизни мужчин не превышает шестидесяти лет. Основными причинами смертности мужского населения в Иркутской области в 2004 году стали болезни системы кровообращения (46,6% всех смертей), несчастные случаи, травмы и отравления (21,2%), новообразования (11,5%), болезни органов дыхания.

— Мужской организм менее гибкий, — продолжает Ярослав Александрович. — Мужчины на фактор стресса зачастую реагируют мгновенной смертью. Есть даже такой термин — синдром внезапной смерти.

Оказывается, женский организм более приспособлен к жизни в стрессовых ситуациях. Женщины тоже умирают от инсультов и инфарктов, но это случается у них в возрасте 70—80 лет, когда смерть уже не считается преждевременной.

— Главный феномен сегодняшней действительности, — подытожил Ярослав Александрович, — это преждевременная смерть мужчин трудоспособного возраста.

Дефолт унес тысячи жизней

Недавно спикер Совета Федерации Сергей Миронов заметил: "При слове "реформа" старшее поколение непроизвольно хватается за карман". Действительно, с началом гайдаровских реформ люди потеряли все личные сбережения. А всеобщая "ваучеризация" лишила народ и основной многомиллионной государственной собственности. Например, богатства недр: нефть, газ, лес, золото, уголь, алмазы и прочее — стали вдруг частной собственностью. Дефолт 1998 года окончательно подорвал веру народа в родное государство и... желание жить дальше.

— После 1996—1997 годов, когда, казалось бы, ситуация в стране стабилизировалась, дефолт прозвучал громом среди ясного неба, — говорит Ярослав Александрович. — На графике видно, как население четко отреагировало новым подъемом смертности, который перекрыл даже отметку трагического 1994-го. И сегодня этот уровень продолжает, к сожалению, расти.

Сохранить и улучшить, а не ликвидировать

Что же предлагает Ярослав Лещенко? Он считает, что курс на реформы, принятый нашим правительством, необходимо изменить. Потому что самыми главными показателями успешности и верности избранной политики во всем мире являются уровни рождаемости, продолжительности жизни и смертности населения. У нас эти показатели не говорят, они кричат о том, что курс на реформы выбран неверный. Мы просто вымираем от таких реформ!

Кроме того, надо признать, что наука, здравоохранение и образование требуют государственного финансирования. И сегодня правительству необходимо думать о том, как заработать деньги на эти отрасли, а не о том, как эти отрасли прикончить.

Еще в начальный период реформ обращал на себя внимание чрезвычайно деструктивный характер их воздействия на экономику страны. Валовой внутренний продукт (ВВП) России сократился в 1993 году, по сравнению с 1989 годом, не менее чем на 40%. Если в 1990-м СССР делил с Германией 3—4-е места по объему ВВП, то после распада СССР и двух лет разрушительных гайдаровских реформ Россия оказалась на грани перехода во вторую десятку стран, а по уровню ВВП на душу населения опустилась ниже всех индустриально развитых капиталистических стран, на уровень Алжира и Бразилии. В дальнейшем это снижение продолжилось. Сейчас по показателю ВВП на душу населения Россия отстает от США в пять раз, от Японии — в 4 раза, от Германии — в 3,5 раза.

  • За 9 лет либеральных реформ (с 1992 по 2000 год) Россия потеряла в объемах производства около 67%, а жизненный уровень населения сократился в 3,5 раза. Снижение объемов строительства, выпуска сельскохозяйственной и промышленной продукции, пассажирских и грузовых перевозок, оказания услуг населению (кроме похоронных) за период с 1991 по 2002 год оценивается в 2,6 триллиона долларов. Сокращено более 14,5 миллиона рабочих мест.
  • За 75 лет (1926—2000) численность жителей Сибири увеличилась в 2,24 раза. Население Сибири постоянно прирастало вплоть до 1995 г. При этом увеличение численности населения за период с 1926 по 1995 год в целом по России составило 1,6 раза. Начиная с 1995 г. количество жителей на территории Сибири стало заметно сокращаться, численность умерших стала превышать численность родившихся.
  • На 1 января 2001 года в Сибири проживало 2734,7 тыс. человек. Численность населения Сибири сократится к 2010—2015 годам на 416 тысяч человек, если не произойдет кардинальных перемен.

Реформы бьют по нервам

Оказывается, население в Иркутской области (как и в целом по стране) больше всего страдает от болезней органов дыхания и нервной системы.

Надо заметить, что травмы и отравления (например, суррогатной водкой) — это в большинстве своем удел мужского населения. Женщины в этом отношении менее уязвимы, потому что от природы более осторожны. Отчасти еще и потому, что слабый пол привык искать утешение от жизненных бед и социальных катаклизмов не в рюмке и не в случайной драке, а в работе и детях.

Социальные болезни

Ученые отмечают, что первые места в Иркутской области традиционно держат так называемые социальные болезни. Одной из таких болезней является туберкулез, который по праву считают болезнью нищеты и трущоб. Туберкулез возникает тогда, когда люди не могут правильно питаться, когда у них нет условий для жизни, когда они работают в непроветриваемых подвальных помещениях, когда, наконец, просто нет денег, чтобы съездить в отпуск к морю.

— Туберкулез, болезни, передаваемые половым путем, и некоторые другие традиционно относятся к социальной патологии, — рассказывает Ярослав Александрович. — Эти заболевания самым тесным образом связаны с факторами социального неблагополучия. Впрочем, противотуберкулезная служба, одна из немногих, имеет льготы по налогообложению и хорошую финансовую поддержку от государства. Тем не менее ситуация с туберкулезом в Иркутской области оставляет желать лучшего.

Как победить туберкулез?

Известно, что на территории нашей области расположено множество исправительных учреждений. А содержание людей в тюрьмах не выдерживает никакой критики. По мнению медиков, именно они являются рассадниками туберкулеза. Большая скученность, плохое питание и антисанитария не позволяют справиться с этой болезнью. Здоровые люди, попадая в тюрьму, заражаются, а освобождаясь из мест не столь отдаленных, заражают других.

— Пенитенциарная система поддерживает постоянный уровень инфицированности, — утверждает ученый. — Большую опасность представляют так называемые бациллярные формы туберкулеза. Это лекарственно устойчивые формы палочки Коха, которые не поддаются почти никаким антибиотикам.

Эти бациллярные формы появились из-за того, что широкое распространение получили лекарственные средства, а любые микроорганизмы обладают очень высокой степенью приспособляемости. Американцы в свое время, вложив огромные средства, смогли справиться с бациллярными формами туберкулеза.

— У нас говорят, что денег на здравоохранение не хватает, в то время как за годы реформ больше пятисот миллиардов долларов было вывезено за рубеж, — говорит Ярослав Александрович. — В той же Америке на 100 тысяч населения туберкулезом больны 9, а у нас — 143 человека.

  • Большую опасность представляют так называемые бациллярные формы туберкулеза. Это лекарственно устойчивые формы палочки Коха, которые не поддаются почти никаким антибиотикам.

Метки:
baikalpress_id:  27 697
Загрузка...